Черный вторник — 17 августа

Глазьев Сергей ЮрьевичСергей Глазьев

Этот день запомнился миллионам россиян. 17 августа 1998 г. рухнул финансовый рынок страны – правительство официально объявило технический дефолт по основным видам государственных долговых обязательств. «Черный вторник» коснулся практически каждого жителя независимо от того, как далеко он отстоял от экономических проблем. Причинам и последствиям кризиса за это время посвящено множество исследований и статей. Есть пункты, по которым экономисты неизменно сходятся, по многим вопросам расхождения кардинальны. Так что же это такой за «черный» день был в истории страны? Что его вызвало? Каковы были последствия? И главное, можно ли было этот кризис предотвратить? Через 17 лет свое видение событий 17 августа дает известный российский экономист, советник президента России, академик РАН Сергей Юрьевич Глазьев. Статья написана специально для журнала «Живая история».

И ГРЯНУЛ ГРОМ

Вообще-то этого можно и нужно было ожидать. Просто именно 17 августа правительство набралось мужества признать свою финансовую несостоятельность. Вся макроэкономическая политика, проводившаяся в предшествующее пятилетие: выстраивание пирамиды государственных краткосрочных обязательств, замораживание валютных операций капитального характера, девальвация рубля вела к одному — финансовому банкротству государства. Удивительно другое – это упорство, с каким руководители правительства и Центрального банка, ответственные за обслуживание госдолга, отрицали не только угрозу краха пирамиды ГКО-ОФЗ (Государственные краткосрочные обязательства — Облигации федерального займа), но и отказывались признать пагубный «пирамидальный» принцип наращивания и обслуживания госдолга, когда долговые обязательства погашаются за счет новых займов.

Пример. На 1 июля 1998 г. объем внутреннего госдолга по облигационным краткосрочным займам составил 436 млрд. руб. Чистая выручка государственного бюджета от размещения этих облигаций (доходы от размещения минус расходы на выплату процентов и погашение долга) не превысила 30 млрд. руб. Оставшиеся более чем 400 млрд. руб. ушли на выплаты по обязательствам и погашение ранее эмитированных ГКО!

Необходимо было срочно реструктуризировать финансовую пирамиду ГКО, что своевременно и предлагал сделать автор. Принятие законопроекта «О чрезвычайных фискальных, институциональных и законодательных мерах по преодолению бюджетного кризиса», продвижение которого на второе чтение было заблокировано категорическими возражениями правительства и Центрального банка, позволило бы избежать банкротства государства, остановив разрастание пирамиды долговых обязательств.

За год до банкротства государства в августе 1998 г. еще имелась возможность избежать долгового кризиса при соответствующем изменении макроэкономической политики, за полгода до него — с минимальными потерями, за два месяца — ограничиться «мягкой» системой антикризисных мер. Но «легкие» деньги привлекали и власть, и олигархию: маховик сверхприбыльных спекуляций по наращиванию госдолга все раскручивался, ведя к разорению государства.

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ КРАТКОСРОЧНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА

Государственные именные краткосрочные бескупонные облигации РФ. Выпуск ГКО был начат в соответствии с постановлением правительства РФ от 8 февраля 1993 г. «О выпуске краткосрочных бескупонных облигаций». Эмитировались Министерством финансов. ГКО приобретались банками-дилерами, которые извлекли прибыль за счет разницы от перепродажи облигаций до наступления срока погашения. Выпускались ГКО с 3-месячным, 6-месячным и 12-месячным сроком. По мере снижения инфляции государство проводило политику постепенного снижения доходности ГКО. 17 августа 1998 г. правительство РФ объявило о приостановлении торгов на рынке ГКО-ОФЗ.

Фаминский И. П. Внешнеэкономический

толковый словарь. М.: «Инфра-М»,

«Термика», 2001.

ОБЛИГАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАЙМА

Облигации, которые выпускаются в бездокументарной форме. Эмитент –

Министерство финансов РФ. Облигации выпущены номинальной стоимостью 1 млн руб. Первый выпуск имеет срок обращения, равный 378 дням. Параметры отдельного выпуска облигаций определяет эмитент в глобальном сертификате и объявляет их за семь дней до начала размещения. Облигации федерального займа – процентная ценная бумага, то есть владелец облигации имеет право на получение суммы основного долга (номинальной стоимости), выплачиваемой при погашении выпуска, и на доход в виде процента (купонного дохода), начисляемого к номинальной стоимости облигации.

Азрилиян А. Н. Большой экономический

словарь. М.: Институт новой экономики,

1997.

ПУСТЫЕ ХЛОПОТЫ

Отказ от дальнейшего обслуживания пирамиды ГКО-ОФЗ 17 августа 1998 года явно запоздал. Более того, он сделал, по сути, бессмысленными два секвестра бюджета в 1997-1998 гг. А они вели к тяжелым потерям в социальной сфере, наносили ущерб национальной безопасности. И все ради перекачки денег на оплату процентов спекулянтам в целях поддержания этой пирамиды. Также нецелесообразно были потрачены миллиарды долларов валютного резерва страны, включая последний 4,8-миллиардный заем МВФ. Таким образом, власти ценой колоссальных потерь бюджета и инвестиций, роста внешних займов на месяц продлили видимость стабилизации. Похоже, этого времени, хватило для выхода придворных финансовых спекулянтов из пирамиды ГКО до ее краха. А бремя обесценившихся ГКО легло на плечи Сбербанка, который традиционно расплачивается за эксперименты денежных властей сбережениями населения.

Эта политика саморазорения страны оправдывалась заботой о кредитной репутации страны. В момент дефолта денежные власти о ней забыли, бросившись спасать «олигархов». Центральный банк принял решения о девальвации рубля и прекращении на 90 дней операций российских коммерческих банков по возврату обесценившихся кредитов за рубеж, нарушив тем самым свои клятвенные официальные обещания. Мораторий на возврат кредитов не решил проблему оттока капитала, который легко находил другие пути. Не был спасен и платежный баланс, дефицит которого лишь увеличился вследствие потери доверия к российской банковской системе. Напротив, решение о моратории спровоцировало резкий рост требований иностранных банков по возврату выданных ими кредитов своим российским партнерам или существенному увеличению их залогового обеспечения, что разорило многие вполне платежеспособные банки, не думавшие отказываться от выполнения своих обязательств.

Кредитный рейтинг России и каждого из российских банков был обрушен надолго.

РАССЛЕДОВАНИЕ БЕЗ СУДА

Созданная решением Совета Федерации специальная комиссия по расследованию причин, обстоятельств и последствий принятия решений правительством Российской Федерации и Центральным банком Российской Федерации от 17 августа 1998 года констатировала «следующие последствия решений от 17 августа. (Аналитический вестник Информационно-аналитического управления Совета Федерации, №10 (98), май 1999 г.)

1. Утрачено доверие инвесторов к платежеспособности и конкурентоспособности экономической системы России.

2. Произошли серьезные нарушения в работе банковской системы, осуществлении платежно-расчетных отношений.

Прямые потери коммерческих банков вследствие отказа Правительства Российской Федерации от обслуживания своих долговых обязательств оцениваются в сумме 45 млрд. рублей.

3. Сократился объем ВВП и инвестиций. По сравнению с ожидавшимися итогами года, по состоянию на 1 августа 1998 года, согласно официальным прогнозам:

объем ВВП снизился на 50-77 млрд. рублей в ценах на 1 января 1998 г. (или 85 — 130 млрд. рублей в ценах на 1 декабря 1998 года);

объем инвестиций сократился соответственно на

22,9, млрд. рублей или 38,9 млрд. рублей.

4. Существенно сократились доходы федерального и региональных бюджетов. Для бюджетной системы страны последствия решений от 17 августа связаны со спадом производства и ростом неплатежей, утратой части налоговых поступлений в обанкротившихся банках, сокращением доходов от таможенных платежей вследствие сокращения импорта.

5. Нанесен ущерб субъектам Российской Федерации, развитию федеративных отношений. Среди этих последствий следует выделить:

резкое углубление долгового кризиса региональных бюджетов, возникновение состояния неплатежеспособности многих субъектов Российской Федерации, утрату возможностей новых субфедеральных займов и обслуживания ранее произведенных заимствований;

разрушение единого экономического пространства страны вследствие сегментации денежных систем и товарооборота в условиях паралича единой системы расчетов

усиление дифференциации регионов по уровню реальных доходов населения, предприятий и бюджетов.

6. Усложнилась возможность решения проблемы государственного долга Российской Федерации.

7. Произошла глубокая дестабилизация состояния российской экономики, резко повысились темпы инфляции. Вследствие решений от 17 августа произошла неуправляемая трехкратная девальвация рубля. Из-за искусственной привязки рубля к доллару и ориентации на динамику обменного курса рубля произошел взрывной рост цен. За четыре месяца (ноябрь к июлю 1998 года) по продовольственным товарам цены повысились на 63 процента, по непродовольственным товарам – на 85 процентов. Неуправляемая девальвация рубля повлекла за собой резкое сжатие денежной массы в реальном выражении, обострение кризиса ликвидности и рост неплатежей. Возникла угроза раскручивания инфляционной спирали. Необходимое ужесточение денежной политики, чтобы не допустить неуправляемой инфляции (30 процентов в течение 1999 года) может обострить платежный кризис, привести к сокращению производства и инвестиций.

8. Сократились реальные доходы и сбережения широких слоев населения России и увеличилась численность населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума, возросла безработица.

9. Произошли разрушение инфраструктуры и декапитализация рынка ценных бумаг, обострилась угроза его перехода под контроль зарубежных структур.

Временной комиссией был сделан вывод о том, что решения ЦБ и правительства от 17 августа повлекли за собой катастрофические последствия для экономики и финансовой системы России, обесценение доходов и сбережений миллионов людей, нарушения их гражданских прав. В соответствии же с обстоятельствами подготовки и принятия этих решений они должны были бы рассматриваться как тягчайшие преступления против общества и государства.

ИСТОРИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Казалось бы, после коллапса финансовой системы 17 августа 1998 г. давно назревшие меры по изменению денежно-кредитной политики, по наращиванию инвестиционной активности, по финансовому оздоровлению производственной сферы будут немедленно осуществлены. Но нет, Центробанк опять-таки направил денежную эмиссию на спасение олигархических банков. Так он тут же предложил гарантировать вклады населения, фактически переписав их на Сбербанк. Впрочем, такие подарки привилегированным банкам за счет бюджета не меняли ситуацию по существу. Указанные «олигархами» структуры спасались за счет остальных. Еще один шаг — требование ЦБ по залоговому обеспечению кредитов на рефинансирование крупных коммерческих банков – теперь им предлагалось передавать в залог контрольные пакеты своих акций.

Ситуация повторялась и в сфере валютного регулирования. В кризис необходимо принимать адекватные решения, способные исправить ряд серьезных диспропорций экономики, обеспечить стабилизацию на новом уровне цен, создать стимулы для оживления производства. Например, провести централизацию валютных резервов, одновременно осуществив дедолларизацию банковской системы и увеличив денежное предложение в рублях.

Вместо вышеперечисленного Центральный банк немножко девальвировал рубль и немножко заморозил платежи за рубеж. Это спровоцировало резкое усиление давления на рубль и мощную волну вывоза капитала. Так было уничтожено с трудом завоеванное доверие иностранных инвесторов, и были сделаны уверенные шаги в сторону дальнейшей девальвации рубля, усиления инфляции и углубления кризиса.

ПРИЧИННО-СЛЕДСТВЕННЫЕ СВЯЗИ

Анализ причин банкротства государства в августе 1998 года полностью опровергает оправдание строителей финансовой пирамиды ГКО — необходимость эмиссии для финансирования избыточных государственных расходов. Изначальные причины бюджетного кризиса — резкое ухудшение финансового положения предприятий производственной сферы (доля убыточных предприятий в отраслях производственной сферы в 1997 г. достигла 60,4% против 30% в 1995 г.) и сокращение налогооблагаемой базы в результате резкого сжатия массы прибыли. Эти явления стали прямым следствием проводившейся правительством макроэкономической политики. Другая важная причина — присвоение правящей олигархией важнейших источников рентных доходов, которые по праву и по сути должны были находиться в собственности государства: от экспорта природного газа, сырой нефти и других природных ресурсов, от импорта и оборота алкоголя, от денежной эмиссии и т.д.. Немаловажное значение имело и прямое казнокрадство в форме налоговых льгот, предоставлявшихся руководителями правительства «своим» коммерческим структурам: по данным НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре, потери доходов бюджета в 1996-1997 гг. из-за предоставления налоговых преференций (льгот), по разным оценкам, составляли от 100 до 180 млрд. деноминированных рублей в год, что превышало размер бюджетного дефицита.

Следующим фактором углубления бюджетного кризиса стал быстрый рост расходов на обслуживание государственного долга. И хотя Центральный банк мог легко реструктурировать значительную часть государственных обязательств, правительство предпочитало выплачивать ему сверхприбыли.

К сожалению, борьба с бюджетным кризисом не затрагивала его основных причин и сводилась к перераспределению государственных ассигнований от социальных и инвестиционных расходов к поддержанию источников сверхдоходов правящей олигархии. Преумножение сверхприбылей различных кланов, контролировавших значительную часть банков и сырьевых монополий за счет спекуляций государственными обязательствами, представлялось для правительства делом крайне важным. Более важным, чем обеспечение минимальных социальных гарантий, спасение от голода и деградации детей, защита здоровья населения и образование молодежи. Проводившаяся в 1993-1998 гг. бюджетная и макроэкономическая политика, принесшая правящей олигархии огромные прибыли, обернулась для большинства населения резким сокращением текущих доходов и обесценением сбережений, а для производственных предприятий — свертыванием производства, кризисом платежей и огромными убытками.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Глазьев

Глазьев Сергей Юрьевич (р. 1961) – ведущий отечественный экономист, политический и государственный деятель, академик РАН. Советник Президента РФ по вопросам евразийской интеграции. Один из инициаторов, постоянный член Изборского клуба. Подробнее…