Интервью

Карен Шахназаров: Нынешняя публика хочет видеть на экране саму себя

Её раздражает, если актриса слишком талантлива, чересчур красива. Им такие не нужны. Если большая актриса хочет успеха, она вынуждена приноравливаться к этому уровню.

Александр Проханов: Назарбаев восстал из гроба, в который он никогда и не ложился

Он вышел к моменту, когда вся чехарда, грязная работа по распределению ролей была завершена. Он вышел для того, чтобы подтвердить совершившееся, обеспечить своим близким существование в политической системе Казахстана.

Владимир Бортко: Европа помнит Александра I, а мы забыли

Сегодня мало кто помнит, что до Первой мировой войны вход наших войск в Париж отмечался так же масштабно, как ныне взятие Берлина в мае 1945-го.

Юрий Поляков: В духовной сфере царит дурное перепроизводство

Лучше сходить на один хороший спектакль, чем на десять дурацких, послушать одного певца с настоящим голосом, чем десяток разодетых в пух и прах разевателей ртов.

Александр Проханов: Войска ОДКБ уйдут из Казахстана так же быстро, как пришли

Но я убежден, что, уходя оттуда, мы не оставим всю эту ситуацию в руках такого еще зыбкого, некрепкого, шатающегося режима Токаева.

Михаил Делягин: Украинские АЭС надо срочно взять под внешнее управление

Мы, конечно, можем обеспечить этот контроль в любую минуту силами соответствующих подразделений, но это, как говорит наше руководство, будет нарушением международного права.

Шамиль Султанов: В России отсутствует ответственная государственная элита

Элиты как таковой нет — есть правящие элитные группы, которые сосредоточены вокруг ВПК, спецслужб, «либерального правительственного блока» и т. п.

Александр Дугин: Происходящее в Казахстане — цена за отдаление от Москвы

Кто игнорирует Россию как главного, самого принципиального хранителя территориальной целостности страны, тот за это платит.

Александр Проханов: Быть государствообразующим народом — дорогое удовольствие

Русский народ весь XX век вкалывал за великую советскую цивилизацию, а потом все его труды достались Абрамовичам и прочим олигархам. Он оказался в состоянии абсолютно обобранном.

Владимир Бортко: Это была моя любимая страна

Хотя жить в СССР было довольно неудобно, его существование стало вершиной российской государственности.

НОВОЕ НА САЙТЕ