Интервью

Максим Шевченко: Дмитрий Муратов заслужил Нобелевскую премию

Я могу не соглашаться с какими-то тезисами «Новой газеты», но её журналисты всегда появлялись там, где было страдание, было горе людей, была война, и люди нуждались в тёплом слове, в том, чтобы их описали не с политической позиции, а с человеческой.

Александр Проханов: Ксения Собчак — одна из точек тьмы, которая накачивает страну развратом

Пользуясь покровительство президента, являясь дочерью главного либерала, она умудрилась стать мощнейшей точкой тьмы, от которой в общество идёт эта темень, этот мрак, этот смрад.

Александр Проханов: Русского ответа на «Великое обнуление» нет

Мир входит в новый период. Чем он может обернуться для России?

Александр Проханов: Мечта Кадырова — чтобы чеченский народ стал самым просвещённым и счастливым

Я слежу за тем, как преображает он Чечню, какой он мудрый, сильный, резкий, крепкий и благородный правитель, и всячески желаю ему благоденствия.

Владимир Овчинский: Мигранты стали одной из главных проблем после распада СССР

У нас такое количество нелегальных мигрантов на территории России, что никто не знает их реального числа.

Карен Шахназаров: Стараюсь уступать молодым

Молодым уступать значительно сложнее, поэтому старшие должны находить компромиссы, не доводя ситуацию до той грани, когда обратного пути нет.

Михаил Делягин: Если «Единая Россия» будет копировать КПСС, то повторит её судьбу

Между ними есть большая разница. КПСС была партией власти, которой принадлежала власть. А «Единая Россия» — это партия власти, которая сама этой власти принадлежит.

Александр Проханов: В Изборском клубе творятся смыслы

Это группа патриотических интеллектуалов, которая поставила себе целью сложить идеологию нового Государства Российского. Этот процесс складывается непросто, иногда мучительно. Но он идет.

Юрий Поляков: Только искусственный интеллект не грустит об утраченном времени

Поговорите с простым пожилым грузином, армянином, литовцем о советских временах — и вы услышите такую ностальгическую тоску о временах «египетского плена», что плакать захочется.

Леонид Ивашов: Калининград постепенно уходит из России

Появление в Мекленбурге карты Германии с Калининградской областью — фиксация ползучей экспансии немцев.

НОВОЕ НА САЙТЕ