Приватизацию сделали религией

Минэкономразвития и Росимущество разработали концепцию и программу по управлению госимуществом до 2018 года: разгосударствление может снизить количество АО с госучастием с 2322 до 200, а федеральных государственных унитарных предприятий не станет (сейчас их около 2000). Комментирует политолог, главный редактор журнала «Однако» Михаил ЛЕОНТЬЕВ.

– То, что вышло из-под пера работающих в названных правительственных учреждениях, не имеет никакого отношения к вопросу управления государственным имуществом. Господа перепутали управление с собственностью. Приватизацию некоторые сделали своего рода религией и в намерены везде давать ей широкую дорогу. Похоже, именно такого подхода придерживаются «реформаторы» из правительства, для которых приватизация заменила все цели, задачи, проблемы и ценности общественного развития. Хотя существует и другая группа ортодоксов: эти, наоборот, считают, что государству должно принадлежать всё; только оно-де способно руководить экономикой, развивать её, добиваясь достижения правильных целей.

На мой взгляд, то и другое является полной нелепицей. Спор о том, какую экономическую политику проводить, приватизации или национализации, абсурден сам по себе. Выбор хозяйственного инструментария зависит от экономической ситуации. Программы восстановления экономики, повышения производительности труда и т. д. могут включать в себя различные элементы. Но когда ставка делается только на приватизацию – восстановление промышленности связывается исключительно с ней, в умы соотечественников вдалбливают мысль о заведомо регрессивном характере «деприватизации», пекутся, как пироги, новые программы приватизации, – то пришла пора расставить точки над «i».

Если государство дееспособно, оно в состоянии ставить перед собой дальние, стратегические цели, не связанные с текущим коммерческим интересом, брать на себя большие риски, чего не может позволить себе рынок. Ни один предприниматель, стремящийся исключительно к наживе, то есть максимизации прибыли (и даже уверенный в достижении своей цели) так рисковать не станет. Государство незаменимо в целеполагании (определении и установке целей), но практичная деятельность, направленная на умножение дохода, соответствует по природе своей бизнесу; он здесь лучше справляется с ролью хозяйствующего субъекта.

Да и не в виде собственности дело, в конце концов! Собственник в большинстве случаев не хозяйствует, это делает за него менеджер. Именно от умения, сноровки, мастерства, навыков последнего зависит успешная деятельность хозяйствующего субъекта – АО, среди акций которого могут быть и государственные, и корпоративные, и принадлежащие миноритарным акционерам. На Западе ещё в середине прошлого века протрубили о «революции менеджеров», – наше же правительство, видимо, живёт архетипами сознания времён раннего капитализма.

Вышеупомянутую программу рассмотрит спустя несколько дней правительство. Но можно полагать, что её основы приняты, поскольку концепцию по управлению госимуществом утвердит без всякого обсуждения премьер.

На мой взгляд, ни к чему хорошему такая практика ухода от публичной дискуссии не принесёт. Мы ещё хорошо помним 1990-е годы, когда списанные с западных тетрадок реформы «продавливались» в указном порядке. И убедились, что подобная система управления с неизбежностью порождает криминальные и субкриминальные мотивы в процессе приватизации.

Файл-РФ, 5.02.2013

Михаил Леонтьев
Леонтьев Михаил Владимирович (р. 1958) – русский журналист, публицист, создатель медийных проектов, ведущий политико-экономический обозреватель Первого канала. Руководитель телепрограммы «Однако» и одноименного общественно-политического журнала. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments