ЕСТЬ НАДЕЖДА ПРОРВАТЬСЯ В НОВЫЙ УКЛАД БЕЗ НОВОЙ ВОЙНЫ

Глазьев Сергей ЮрьевичСергей Глазьев

По словам экономиста, Pax Americana (мир по-американски) не оставляет России шансов вырваться в экономические лидеры. Запад ежегодно высасывает из страны $50 — 70 миллиардов. За счет неэквивалентного обмена РФ потеряла за последние 20 лет $2 трлн. и миллионы людей, которые эмигрировали в страны ядра системы.

Однако сейчас, по мнению Глазьева, мы переживаем закат «имперского» хозяйственного уклада. Американская экономическая система перенапряжена огромным финансовым долгом. Барак Обама обещал сократить госдолг, но во время его президентства он увеличился вдвое. «И они ничего не могут с этим сделать — для того, чтобы воспроизводить свою гегемонию в мире, США приходится печатать все больше и больше денег, которые пока еще мир устраивают. Но Китай уже отказался от наращивания валютных резервов в долларах, скоро и другие страны начнут отказываться от долларов. Сегодня американская экономическая машина работает с очень низким КПД и распадается под грузом колоссальных противоречий, связанных с финансовыми пирамидами», — обнадежил Глазьев.

По его словам, на смену Pax Americana приходит новый мирохозяйственный порядок, который совпал с переходом на новый, шестой уклад экономики: на смену компьютерной революции, которая началась в 1970 году и уже исчерпала потенциал роста, приходят новые локомотивы развития — нано- и биоинженерные, а также медицинские технологии, связанные с продлением жизни и ее качества. «Переход на новый уклад — это всегда сложный и болезненный процесс, который сопровождался мировыми войнами. Но сейчас самой большой отраслью становится здравоохранение. В этой сфере гонка вооружений не может обеспечивать необходимый рост объемов рынка. Поэтому есть надежда прорваться в новый уклад без милитаризации и новой войны», — считает экономист.

Большую часть своего выступления Глазьев посвятил объяснению неизбежности падения Pax Americana. «Многими забытая сегодня марксистская теория исторического материализма продолжает жить. Правда, сейчас мы вынуждены отказаться от простой линейной схемы смены социально-экономических формаций: феодализм — капитализм — социализм — коммунизм. К сожалению, история опровергла такую картину исторического прогресса», — признал Глазьев.

Но не наступил и «конец истории», который был предсказан Френсисом Фукуямой и который нам пытаются внушить американские политологи. «После распада СССР они пытались доказать, что сложился окончательный глобальный порядок, где доминирующее положение занимают транснациональные корпорации, национальные государства уходят в прошлое, вместо государственных институтов рынок регулируется глобальными механизмами воспроизводства капитала, в центре которых, если разобраться, лежит механизм эмиссии денег со стороны ФРС США, снабжающей американские компании безграничным источником дешевых кредитов. Ничего удивительного, что в этой системе мировой глобализации доминируют американские транснациональные корпорации (70%), еще 20% приходится на их европейских и японских сателлитов. Сложился механизм воспроизводства глобального капитала за счет эмиссии доллара, евро, фунта и йены, подпитывающий западный капитал на бесконечную экономическую экспансию. Нашим западным коллегам казалось, что все на этом закончилось, национальные государства будут отмирать, а на замену им придут международные регуляторы», — рассказал он.

Но в действительности мир переходит к принципиально новой системе экономических отношений, которая основана на теории конвергенции социалистического строя с рыночной экономикой. Данная теория, как напомнил Глазьев, еще в 60-е и 70-е годы разрабатывалась экономистами АН СССР совместно с американскими коллегами. И вот сейчас этим путем идут Китай, Индия, Япония, Малайзия, Вьетнам, Южная Корея и т. д. «Это дает и новую модель международного экономического взаимодействия, которая отличается от либеральной глобализации тем, что государства сохраняются, признаются национальный суверенитет и национальные интересы. Сотрудничество осуществляется на принципах равноправия, где страны организовывают коалиции при создании экономических пространств исходя из своих национальных интересов. В этом принципиальное отличие евразийской интеграции от европейско-американской», — отметил выступающий.

По его словам, Евразийский экономический союз строится как ограниченное по функционалу объединение, и, в отличие от Европейского союза, здесь не планируется создавать общий парламент, одинаковую политическую систему. Сохраняется специфика национального уголовного и административного законодательства. Ограничивая евразийскую интеграцию чисто вопросами развития экономики в части функционирования общего рынка товаров, услуг, капитала и труда, сознательно оставляется конкуренция разных юрисдикций. «У нас разные налоговые системы, нет плана их унифицировать. Это дает относительное конкурентное преимущество Казахстану, где налоги в 1,5 раза ниже, чем в России и Беларуси. Тем не менее именно Беларусь наиболее активно использует возможности Евразийского союза, поскольку все ее продукция завязана на общий рынок. Также мы строим партнерские отношения с членами ШОС, с Китаем, Индией. Мы пытаемся реализовывать крупные инфраструктурные проекты, в том числе транспортные», — рассказал Глазьев. И Татарстан, находящийся в центре евразийского экономического пространства, по его мнению, здесь имеет колоссальные преимущества.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Глазьев

Глазьев Сергей Юрьевич (р. 1961) – ведущий отечественный экономист, политический и государственный деятель, академик РАН. Советник Президента РФ по вопросам евразийской интеграции. Один из инициаторов, постоянный член Изборского клуба. Подробнее…