«Гибридная война» – одна из наиболее актуальных угроз для национальной безопасности России

Георгий ФилимоновГеоргий Филимонов

На международном военно-техническом форуме «Армия 2016» директор Института стратегических исследований и прогнозов РУДН, доктор политических наук, профессор РУДН, действительный член Академии военных наук, член Изборского клуба Георгий Филимонов подготовил доклад на тему «Гибридные угрозы, агентурно-сетевые вызовы и сценарии деструктивных политтехнологий на территории РФ» в рамках круглого стола «Россия в изменяющемся мире: вызовы, опасности, угрозы». РИА «ФедералПресс» представляет личное мнение автора о том, что такое «гибридная война в России и на Западе»

«Понимание понятий «гибридная война» и «гибридные угрозы» на Западе и в Российской Федерации отличается.

На Западе, особенно в США, долгие годы существуют военные концепции, боевые пособия, в которых по пунктам разобрано, как с помощью многоуровных операций, в том числе невоенного характера нанести противнику военное поражение, свергнуть неугодный «режим».

Сюда относятся и тайные операции, проводимые по линии разведки и аффилированных с ней гражданских структур (НПО) и иные разноплановые мероприятия, призванные оказывать комплексное давление на страну-мишень (финансово-экономическое, культурно-информационное, политико-дипломатическое, военное).

На практике США предпочитают скорее говорить о «гибридной войне» в контексте исходящих «гибридных угроз» для своей национальной безопасности. Так, в 2015 г. Пентагон опубликовал концептуальный документ – Национальную военную стратегию США, которая сменила предшествующую, принятую еще в 2011 году. В нем упоминается о «гибридных конфликтах», в которых совмещается государственное и негосударственное насилие, используются различные методы и средства борьбы. Ответственность за реализацию такой тактики возложена на Россию: «В таких «гибридных» конфликтах могут участвовать военные, отрицающие свою причастность к государству, как это сделала Россия в Крыму…В гибридных конфликтах могут также участвовать государственные и негосударственные игроки, совместно добивающиеся общих целей и применяющие богатый арсенал оружия, что мы наблюдаем на востоке Украины».

Это демонстрирует субъективный пропагандистский подход американцев к понятию «гибридной войны», поскольку собственные «гибридные» методы борьбы, призванные нанести России ущерб по разным направлениям, Вашингтон за таковые считать не желает.

В самой Российской Федерации существует глубокое понимание на высшем государственном уровне, того, что «гибридная война» активно ведется против нашего государства, Запад во главе с США использует «умный» подход к ведению войны против России. Без открытого крупномасштабного столкновения регулярных армий осуществляются многоуровневые операции, в которых военные меры (иррегулярные, повстанческие тактики, использование сил специальных операций, борьба в информационном и кибер пространстве, экономическое и политическое давление) совмещаются с гражданскими аспектами борьбы (протестными акциями с участием гражданским масс).

Поэтому «гибридная война» — одна из наиболее актуальных угроз для национальной безопасности российского государства.

Тем не менее, в России основополагающие документы в области военно-политического и внешнеполитического планирования не содержат конкретной «гибридной» терминологии.

Военная доктрина РФ в последней редакции не оперирует термином «гибридная война», однако в связи с последними событиями включает в себя характерные компоненты данного типа войны.

На первый план все чаще выходит «гражданский компонент», который смещает акценты противоборства в область непрямых силовых операций, реализуемых противником с задействованием протестного потенциала населения. В случае необходимости внешняя управляющая сила дополняет их военными мерами скрытого характера.

Внешнее давление и инспирирование нестабильности внутри государств перестает быть лишь внутренней угрозой и представляет большую опасность для всей системы глобальной безопасности.

Одной из стратегических целей США является контроль над евразийским пространством. «Цветные революции» на пространстве СНГ используются в качестве инструмента для окружения России враждебными, русофобскими режимами, а также для создания «санитарного кордона» между Россией и Европой (традиционная политика «сдерживания» Москвы). Подрыв экономической (газотранспортные системы, третий энергопакет ЕС, взаимный ущерб от навязанных нелегитимных санкций) и военно-стратегической безопасности (расширение зоны деятельности НАТО, наращивание военных контингентов Альянса по периметру границ — Польша, Прибалтика, вопрос размещения систем ПРО). Противодействие любым интеграционным процессам и проектам на евразийском пространстве – ключевая задача внешней политики США в данном регионе.

Нестабильность в Афганистане, тенденции к укреплению на Ближнем Востоке и на всем постсоветском пространстве влияния ИГИЛ и нежелание американцев противодействовать распространению терроризма в Средней Азии может резко дестабилизировать ситуацию в этом ключевом для России регионе.

Хаотизация евразийского пространства и дестабилизация в странах Центральной Азии с большой долей вероятности приведет к резкому увеличению потоков беженцев из среднеазиатских республик в Россию, что вызовет внутри нашей страны серьезные экономические трудности, создаст угрозу национальной безопасности и приведет к резкому обострению межэтнической напряженности. Учитывая прозрачность границ в Средней Азии и высокую вероятность «просачивания» террористов на территорию России, потребуется значительное усиление охраны государственных границ и ужесточение миграционного контроля.

Поэтому необходимо совершенствовать систему региональной безопасности, несмотря на активное противодействие со стороны США и их сателлитов. Поддержание безопасности и стабильности в Евразии в рамках существующих интеграционных объединений (ШОС, ЕАЭС, ОДКБ) стратегическая задача Российской Федерации.

Одна из ключевых и стратегических задач США в текущей информационной войне – дестабилизация России изнутри посредством создания атмосферы недоверия в обществе к государственной власти. Главная цель информационной войны против России — организация и осуществление государственного переворота с последующим захватом российской власти прозападными силами.

США через финансовый аспект «гибридной войны» готовят для России сценарий «экономического коллапса», который должен значительно снизить жизненный уровень российских граждан, вызвать широкую волну социального недовольства и уже на этой ниве, путем заранее подготовленной политической агентуры на местах и сочувствующих лиц в элите, осуществить государственный переворот.

К инструментам внешнего давления, оказываемого на Россию, относятся: нелегитимное санкционное давление Запада, обрушение цен на нефть, которое стало возможно в результате давления на Саудовскую Аравию и ОПЕК, а также благодаря наращиванию нефтедобычи внутри США. Эти меры эффективно способствовали реализации важной стратегической задачи – сокращению доходов среднестатистических граждан России, подрыв экспортной ресурсно-ориентированной экономической модели государства, что стало возможно в результате двукратного обвала рубля и быстрого роста инфляции.

Значительное ослабление экономического потенциала России снижает ценность экономической кооперации с нашей страной в рамках международной хозяйственной системы. США, в первую очередь, заинтересованы в разрыве устойчивых экономических связей между РФ и ЕС. Такая дестабилизация призвана на фоне ведущейся гибридной войны сделать США единственной «тихой гаванью» для мировых капиталов.

К тому же, по указке из Вашингтона произошло ограничение возможностей технологического обмена со странами Запада, были введены ограничения на экспорт нефтедобывающей техники и другого оборудования необходимого для реализации масштабных проектов на морском шельфе. Для нашего государства это несет серьезные негативные последствия, например, особо остро встает проблема с извлечением трудноизвлекаемых природных ресурсов.

В условиях начинающегося кризиса правительство приняло решение о начале политики импортозамещения, направленной на решение структурных проблем российской экономической модели. Однако достаточно сложно рассуждать о скорых позитивных переменах в экономике России при сохранении сегодняшней политики ЦБ и финблока. Санкционный режим поставил российское руководство перед острой необходимостью провести срочную ренационализацию элит и провести необходимые реформы, направленные на суверенизацию финансовой системы.

На этом фоне назрела необходимость создания в Вооруженных Силах России структур, эффективно противодействующих современным технологиям ведения «гибридных» войн и демонтажа политических режимов на базе социально-гуманитарного знания.

Одна лишь военная сила не может противодействовать мятежным гражданским массам – своим соотечественникам. Необходимо совмещать опыт военных и гражданских экспертов по противодействию госпереворотам, совместными усилиями создавать и наращивать «мягкосиловую» платформу, своего рода опору государства в период внутренних кризисов — привлекать и оказывать повсеместную поддержку и сопровождение широкому спектру общественных, военно-патриотических, спортивных организаций, профсоюзов, молодежных организаций. Только совместно созданная российским государством и российским обществом сеть может эффективно противостоять деструктивной сети, созданной внешней управляющей силой на территории нашей страны».

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Георгий Филимонов

Филимонов Георгий Юрьевич – российский политолог, общественный деятель. Доктор политических наук, профессор РУДН, директор Института стратегических исследований и прогнозов РУДН, заместитель заведующего кафедрой теории и истории международных отношений РУДН. Действительный член Академии военных наук, руководитель проекта Антимайдан-Аналитика, координатор дискуссионного клуба «Тренд». Постоянный член Изборского клуба. Подробнее…