СИСТЕМА ЭКОНОМИЧЕСКОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ УСТРОЕНА НЕПРАВИЛЬНО

Глазьев Сергей ЮрьевичСергей Глазьев

Мы сегодня обсуждаем вопросы духовности, культуры и патриотизма. Мне, как представителю экономического сообщества, немножко даже неловко находиться в таком тематическом дискурсе, поскольку экономистов обычно воспринимают как существ бездуховных, малокультурных и совсем не патриотичных. Во всяком случае – это то, что мы видим сегодня по структуре нашей экономики, где доходы, в основном, формируются за счет экспорта сырья.

Высоконравственные, высококультурные и творческие виды деятельности поддерживаются очень слабо. Действительно есть, о чем поговорить и о чем задуматься.

На самом деле экономика, конечно, в решающей степени зависит от духовной культуры общества. У нас мало пока образцов (не достаточно, во всяком случае) патриотичного высококультурного предпринимательства. Хотелось бы, чтобы таких предпринимателей было больше. Они есть среди членов Изборского клуба. Нам не стыдно за своих товарищей.

Тема очень серьезная, потому что материальное и духовное находятся в очень тесной взаимосвязи. И если система экономического регулирования устроена так, что она не поощряет нравственное поведение, а наоборот, поощряет воровство, коррупцию, стяжательство и бегство капитала за рубеж, то духовность может остаться только за крепостными стенами монастырей или в отдельно взятых залах.

Мы лет 5 назад под руководством тогда еще митрополита Кирилла – сегодняшнего Святейшего Патриарха собрали группу ученых, в основном экономистов, которые вместе с авторитетами Церкви создали свод нравственных правил хозяйствования. И на Всемирном Русском Народном Соборе этот свод нравственных правил был одобрен и утвержден. Но, к сожалению, он так и не привлек особого внимания общественности. Может быть, в силу того, что вещи, там написанные, казались банальными. Но когда читаешь этот свод нравственных принципов хозяйствования (примерно 12 или 15 позиций), ловишь себя на мысли, что при всей банальности эти принципы не выполняются. Начиная от достойной заработной платы и заканчивая ответственным отношением бизнеса к своим законодательно установленным обязанностям.

Да и платежный баланс нашей страны показывает, что до выполнения очевидных истин, связанных с добросовестной работой, социально ответственным бизнесом и добросовестным выполнением обязательств еще дистанция огромного размера. Любой бизнесмен скажет, что те, кто законопослушно ведет бизнес, выполняют все нормы, платят исправно налоги, занимаются широко благотворительностью, оказываются в худшем конкурентном положении по сравнению с теми, кто использует мошеннические схемы, фирмы-однодневки, уходит от налогов, недоплачивает зарплату и живет в основном в Лондоне или иных местах. Мне кажется, мы могли бы провести специальный диалог в рамках Изборского клуба между государством и бизнесом, (я имею в виду конкретных людей, которые готовы были бы в этом диалоге участвовать), на предмет того, как должна измениться система государственного регулирования экономики для того, чтобы поддерживать социально ответственный бизнес – патриотичный и руководствующийся лучшими принципами нашей духовной культуры.

Современная экономика встала на путь экономического роста 200 лет назад, когда ограничили проценты, когда покончили с ростовщическим капитализмом. И сегодня во всем мире общепринятыми нормами являются учет и контроль денежных средств, умеренные процентные ставки, подчинение финансовой олигархии интересам роста производства. Китай, который строит социалистическую рыночную экономику, практически все денежные потоки регулирует таким образом, чтобы обеспечивать гармонию экономических интересов, и все желающие развивать производство могли бы делать это именно на патриотической основе.

А если у нас, скажем, процент по кредиту – 20, а в Европе – 2, то понятно, что весь бизнес будет стремиться работать заграницей, брать оттуда деньги, там же закладывать имущество. В итоге – чудовищная офшоризация нашей экономики, которая стала ответом бизнеса на неблагоприятные условия работы.

Если подумать, с чем экономика в России XIX века вошла в историю, то мы будем весь день, наверное, перечислять те шедевры и те культурные объекты, которые были созданы российским купечеством, будь то Третьяковская и другие галереи, театры, школы, храмы и так далее.

А современный наш дидактический капитализм вошел в историю роскошными яхтами, дворцами во Франции, размытыми счетами в офшорных зонах. И редкий олигарх сегодня не имеет в кармане два-три паспорта. Вот это результат того, что система экономического урегулирования устроена неправильно, начиная от денежно-кредитной политики и заканчивая налоговой системой и налогово-бюджетной системой.

Общепринятой в современном мире является доля расходов бюджета на развитие – примерно 70 процентов, 2/3 бюджета. Это то, что уходит на здравоохранение, образование, на развитие экономики, на науку, стимулирование развития, поддержку государственными инвестициями частного предпринимательства. То есть современное государство – это государство развития.

Если наши параметры бюджета брать, то у нас все наоборот. У нас большая часть бюджета тратится на такие традиционные государственные функции, как оборона, безопасность, правоохранительные органы ну и, собственно, государственная бюрократия, т.е. на то, что раньше называлось в книжках полицейским государством. Но весь мир уже отошел от модели полицейского государства, которое занято в основном защитой имущественных прав богатых людей.

Это тоже пример безнравственного, я считаю, отношения государства. Когда государство не выполняет свои нравственные задачи, связанные с обеспечением общего благосостояния, гарантий и поддержания необходимого уровня расходов на воспроизводство человеческого потенциала – чего ждать от бизнеса? Бизнес ведет себя соответствующим образом.

В заключение хочу предложить, может быть, провести такой эксперимент. Мы строим Евразийский экономический союз. Вот у нас в евразийской интеграции участвуют пять стран, которые охвачены общей системой регулирования внешнеторговой деятельности и тем, что с ней связано – это вопросы, связанные с торговлей товарами. В национальных юрисдикциях осталось все остальное: налоги, бюджеты, денежно-кредитная политика.

И когда возник вопрос – «а давайте мы будем дальше углублять экономический союз и будем делать как в Европейском союзе – все унифицировать», то ответ наших глав государств был такой, что «нет, нам этого не надо. Пусть каждый сохраняет свою уникальность в сфере государственного устройства, в сфере регулирования всех видов деятельности, которые не связаны с внешней торговлей». И мы перешли к конкуренции юрисдикций.

Сразу скажу, что мы эту конкуренцию проигрываем, потому что максимум возможностей из евразийской интеграции извлекает сегодня Белоруссия, чуть в меньшей степени – Казахстан. Ну, мы – страна богатая, поэтому мы можем себе позволить немножко проигрывать в эффективности госрегулирования нашим партнерам по Евразийскому союзу. Но для того чтобы стать сильнее, конкурентоспособнее и более успешно использовать преимущества евразийской интеграции, я думаю, что мы и к нашей деятельности на местах в Российской Федерации тоже можем подходить с точки зрения конкуренции стилей и управления. Юрисдикция у всех нас одинаковая в регионах России, но стиль управления разный.

Если вы посмотрите, насколько дифференцированы наши регионы по уровню доходов на душу населения – это просто поразительно. Среднее различие составляет в 5-7 раз – это в среднем. А если брать самые бедные и самые богатые регионы, то там различие достигает десятков раз и по уровню доходов, и по уровню производства, и по бюджетной обеспеченности.

Вот мы можем попытаться в Красногорске построить такой стиль ответственного управления – и со стороны муниципальных властей, и со стороны бизнеса, и со стороны всей городской элиты, которая дала бы образец такого честного и добросовестного отношения к делу.

У нас модно говорить – «зоны опережающего развития». Они строятся, на самом деле, на аморальных принципах. То есть зоны опережающего развития поддерживаются льготами. Мы снимаем с каких-то регионов бремя налогов для того, чтобы они успешнее развивались. Таким образом, мы провоцируем уход от налогов через вот эти территории, как у нас уже было с внутренними офшорами. Ничего хорошего из этого не получилось.

Мне кажется, зоны опережающего развития должны строиться на более высоких стандартах управления, культуры, ответственного отношения к делу. Они должны быть свободны от коррупции и от мошенничества. Вот если мы такой образ Красногорска построим, то мне кажется, город станет действительно локомотивом ближайшего развития для всей нашей страны. Успехов.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Глазьев

Глазьев Сергей Юрьевич (р. 1961) – ведущий отечественный экономист, политический и государственный деятель, академик РАН. Советник Президента РФ по вопросам евразийской интеграции. Один из инициаторов, постоянный член Изборского клуба. Подробнее…