Все четыре партии торгуют местами

Максим ШевченкоМаксим Шевченко

В минувшее воскресенье в России прошли выборы в Госдуму, по результатам которых «Единая Россия» получила рекордное количество мандатов — 343 места, а партийный состав нижней палаты парламента не изменился: все те же четыре партии. Еще одной важной особенностью выборов—2016 стала рекордно низкая явка на избирательные участки в Москве и Санкт-Петербурге. Российский журналист и эксперт по этнокультурной и религиозной политике Максим Шевченко, который смог лично следить за выборами в качестве наблюдателя на участках, высказал на страницах «Реального времени» свое мнение по поводу прошедшей избирательной кампании.

«Совершенно очевидно, что общая система управления страной устаревает вместе с людьми, которую эту систему создавали»

Выборы в России оценить невозможно. В каждом регионе были свои микровыборы. В целом, совершенно очевидно, что общая система управления страной устаревает вместе с людьми, которую эту систему создавали. Существует достаточно интересная вилка: каждый регион фактически отдается на откуп местным правящим элитам в обмен на два фактора — безопасность и экономический показатель. Это два требования эффективности, которые предъявляются регионам. Стабильность определяется по уровню внутренней конфликтности, доходящей иногда до экстремизма, терроризма, но это крайние оценки. Экономические показатели — это донор регион или акцептор. В остальном, как местные элиты этого достигнут, — центр совершенно не волнует.

Центр спрашивает не теоретические показатели соответствия демократии, принципам Конституции, а конкретные: допустим, по цифрам и процентам. Достигнуто ли будет это тем, что правящий губернатор будет демократом, договорится с оппозицией и конструктивно выстроит систему регионального баланса, или это будет наглая подтасовка, унижение Конституции — не важно. Допустим, как в Дагестане: при явке в 10 или 14% — получили 87%. Потому что чем больше явка, тем больше кандидатов проходит от региона. При 87% проходит шесть кандидатов. Понятно, что все места продаются.

С точки зрения федерального центра, и Дагестан, и Татарстан, и Ханты-Мансийский округ, где я был наблюдателем на выборах, и Москва — все одно и то же. Как говорится, местная специфика существует на уровне теории, а на уровне итогов существуют общие некие цифры, подсчеты и проценты.

«Просто вынь да положь победу «Единой России»

Я считаю, что эта система для России убийственна, потому что она развязывает в некоторых регионах руки криминальным элитам. А некоторые регионы за счет вменяемости начинают опережать, и там местная элита буквально вынуждается этой общей системой подгонять реальную жизнь под вымышленные показатели.

Допустим, «Единая Россия» должна получить на выборах не менее 50%. А может, для регионов выгоднее, чтобы, условно говоря, 20% была «Единая Россия», 20% — «Яблоко», 20% — коммунисты и 20% — «Справедливая Россия»? Может, местные группы, стоящие за этими партиями, настолько вменяемы и конструктивны, что между ними возможен такой творческий консенсус? Знаете, такое партнерство конкуренции, которое будет соответствовать интересам регионов. Но это вообще не принимается во внимание — просто вынь да положь победу «Единой России». Отсюда даже демократические губернаторы, которые сами по себе являются европейцами, просвещенными людьми и которые хотели бы, чтобы в России было, как в Западной Германии или во Франции, вынуждены ломать об колено своих оппонентов и идти на заведомо нечестные шаги, чтобы отчитаться перед Москвой.

«Говорят, что люди поменялись — да ничего не поменялись»

Я считаю, что общие интересы отчетности не совпадают с интересами страны. Для меня это главный вывод. Да, они опять получили Думу. Для меня это называется «Дума стабильности»: одни и те же четыре партии. Говорят, что люди поменялись да ничего не поменялись, потому что эти четыре партии — не партии, это клубы на самом деле. Какие идеи исповедуют эти люди? Мы и так знаем, какие. Мы все следуем политике президента. А можно покритиковать президента? Это пятая колонна. А если конструктивно? А это как? Кто возьмет на себя такую ответственность?

Нет таких персоналий у них. Они их оставляют журналистам. Вот журналисты конструктивно критикуют президента, премьер-министра или еще кого-то. А в политике таких людей нет. Там все «Чего изволите?». Разве это соответствует интересам такой огромной многоукладной страны, как Российская Федерация? На мой взгляд, конечно, нет. То, что в Думе нет «Яблока», например, — я считаю это тяжелое поражение Кремля на этих выборах.

У нас нет партий в Госдуме, есть четыре клуба, которые гарантируют прохождение. Я не верю, что «Справедливая России» — это партия, которую кто-либо воспринимает всерьез. У них нет политической программы, нет идеологии — они не должны быть в Думе. Считаю, что все четыре партии торгуют местами: кто-то торгует из центрального аппарата — из Москвы, кто-то на местах торгует под видом франшизы, как я наблюдал в Дагестане. Весь Дагестан знает, что никому не известный там Маграмов — московский бизнесмен, хозяин Тимирязевского рынка — внезапно набирает по Южному округу Дагестана 82%, где его никто не знает. В это просто нельзя поверить — это абсурд.

Они заставляют нас верить в то, что абсурд является правдой, и сами потом убеждают себя в этом по телевизору и нам еще начинают доказывать это с пеной у рта. Честно говоря, даже не хочется протестовать, поскольку это просто смешно. Хочется просто отвернуться, зевнуть и идти строить свою параллельную жизнь. Сказать: пожалуйста, вот и решайте свои бизнес-вопросы с Думой. Хотел попасть в Думу — кто-то заплатил три миллиона долларов, кто-то пять. Вы считаете, что это нормально? Мы не лезем в ваш бизнес, ну дайте тогда нам жить спокойно — тем, кто верит в демократию, в развитие, в представительство разных социальных групп, народов и так далее. Но они же и нам не дают спокойно жить, считают, что мы все должны в этой клоунаде принимать участие, добровольно и с песнями. В этом проблема.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Максим Шевченко

Максим Леонардович Шевченко (род. 1966) ‑ российский журналист, ведущий «Первого канала». В 2008 и 2010 годах — член Общественной палаты Российской Федерации. Член президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее…