Заметание мусора под ковер

Агеев Александр Иванович Александр Агеев, Екатерина Елисеева, Евгений Костылев

Прошедший 2015 г. стал, пожалуй, самым сложным годом для российских регионов. Бюджетно-финансовая система субъектов РФ была на волосок от массовых банкротств, как следствие, социальной сфере грозило обвальное снижение уровня жизни и намечались прочие катаклизмы. Оптимисты в таких случаях обычно говорят: удалось избежать худшего, и теперь все станет налаживаться. Как заявила 11 декабря прошлого года на итоговом всероссийском семинаре-совещании с заместителями глав регионов, курирующими социальные вопросы, заместитель председателя правительства Ольга Голодец, «мы с вами должны сегодня работать с утроенной силой, потому что сталкиваемся с очень сложными внешними факторами. У нас сложная экономическая ситуация, идет падение доходов, а решения, которые мы вырабатываем, очень сложно сегодня поддерживаются с точки зрения ресурсов. То, что нам удается удерживать наши результаты по большинству социальных показателей в положительном тренде, — это во многом ваша заслуга».

В правительстве не первый раз декларируют принцип: какими бы острыми ни были проблемы с бюджетом, они не будут отражаться на социальной сфере. Но пока это выглядит как «заметание мусора под ковер». Вот уже Счетная палата бьет тревогу. Оказывается, по ее данным, резко сократилось число субъектов РФ с профицитными бюджетами. На 1 января 2016 г. соотношение дефицитных и профицитных регионов было 76 к 9, тогда как в предкризисном 2011 г. — 57 к 26. В Минфине констатируют снижение собственных доходов регионов. В июле директор департамента межбюджетных отношений Минфина России Лариса Ерошкина сообщила, что по итогам первого полугодия 16 субъектов РФ демонстрируют отрицательную динамику поступления собственных доходов по сравнению с 2015 г., при этом по налогу на прибыль таких субъектов уже 28.

Вместе с тем в Минфине же в следующем году собираются снизить межбюджетные трансферты регионам на 15,5%, мотивируя это замораживанием расходов федерального бюджета в номинальном выражении — 15,78 трлн руб. «Это не может не отразиться на помощи регионам», — подчеркнула Ерошкина.

Для субъектов РФ реальная возможность сохранить бюджетный баланс при сохранении декларируемого уровня финансирования социальных расходов — это возвращение к наращиванию внешних заимствований. Напомним, в конце июня в Счетной палате рапортовали о сокращении консолидированного долга регионов и муниципалитетов (по состоянию на 1 апреля) на 26,8 млрд руб., или на 1,15%. Причем такое сокращение произошло за счет погашения коммерческих кредитов: их доля в структуре долга уменьшилась на 8,9% (до 32,7%). Тогда как доля бюджетных заимствований, напротив, выросла на 9,6% (до 44,1%). В прошлом году, по данным Минфина и Федерального казначейства, самыми закредитованными регионами стали Мордовия (долг равен 182% собственных доходов), Костромская область (137%), Смоленская область (121%), Карелия (120%) и Северная Осетия (119%).

Между тем стало известно, что уже к концу 2016 г. планируется представить законопроект, который введет мораторий на привлечение заемных средств для регионов, долги которых превышают расходы. Лариса Ерошкина в июле уточняла, что, согласно готовящейся редакции Бюджетного кодекса, предполагается разделить регионы на три группы: с высокой долговой устойчивостью (долг меньше 50% доходов бюджета), средней (50–85%) и низкой (85% и более). Фокус в том, что субъекты РФ двух последних групп смогут заниматься внешними заимствованиями только с разрешения Минфина, которого, можно предположить, добиться будет крайне проблематично, поскольку к последним двум группам можно отнести большую часть субъектов РФ, и такой источник поддержания бюджетного баланса в регио­нах также закрывается.

Положение усугубляется тем, что население регионов испытывает все меньшую удовлетворенность состоянием дел. Согласно данным социологического исследования, проведенного фондом «Общественное мнение», по сравнению с прошлым годом количество недовольных россиян растет, и тенденция здесь имеет явно негативный характер (рис. 1).

рис-1.jpg

А это критически важно в плане сдерживания протестных настроений, особенно на фоне большого электорального цикла. Следует понимать, что речь идет не об абстрактной макроэкономической или бюджетной статистике, а о том, каким образом кризис отражается на настроениях и уровне жизни россиян. Необходимо отметить, что три ключевые проблемы — рост цен на товары и услуги, высокие цены на услуги ЖКХ и низкий уровень зарплаты — беспокоят россиян меньше, чем в начале и конце 2015 г. В данном случае наблюдается снижение остроты восприятия этих проблем. Такая же тенденция прослеживается в отношении россиян к проблемам здравоохранения или социальных выплат (пенсии, стипендии, пособия). Но самые «раскрученные» в информационном пространстве проблемы — коррупция, реформа образования, дорожное строительство, безработица — становятся все более чувствительными для граждан России (рис. 2).

рис-2.jpg

Общероссийский уровень

В целом социальная проблематика, так же как и нарастающий дисбаланс региональных бюджетов, понятна и не сулит россиянам ничего хорошего. Теперь обратимся к данным расчета интегральных показателей, определяемых на основе методологии многофакторной модели «Стратегическая матрица». Тут обнаруживается множество деталей как в факторном, так и в региональном разрезе (табл. 1).

табл-1.jpg

Прежде всего в сравнении с прошлым годом отметим сохранение на низком уровне итогового интегрального индекса для Российской Федерации. Но за отсутствием динамики в факторном разрезе скрывается вполне отчетливая тенденция компенсации снижения ключевых социальных индексов, таких как «уровень жизни», «занятость» и «жилищные условия», за счет роста по второстепенным индексам: «экология» или «преступность». Та же тенденция будет наблюдаться, если соотнести годовые изменения данных в факторном разрезе с динамикой ответов респондентов на вопросы о социально-экономических проблемах в регионах, содержащихся в вышеприведенных результатах социологического исследования ФОМ.

В реальности единственный индекс, на годовое увеличение которого имеет смысл обратить внимание, — это улучшение демографической обстановки в нашей стране. Но такой рост едва ли связан с результатами работы правительства. Все-таки его следует отнести на счет того, что россияне ожидают лучшего будущего для своих детей.

Три оставшихся факторных индекса показали за год либо нулевой рост — «инфраструктура» и «здоровье», либо незначительное снижение — «образование». Отчасти подтверждение таких годовых изменений можно найти в подсчетах социологов ФОМ.

Уровень федеральных округов

В разрезе федеральных округов можно определить региональную специфику состояния дел в социальной сфере. При этом обратим внимание на то, что данные по Крымскому федеральному округу публикуются лишь частично, поэтому в текущем году они не учитываются в общем расчете интегральных показателей.

Наиболее высокое значение интегрального индекса традиционно имеет Центральный федеральный округ (6,6). Здесь лучше всего развита социальная инфра­структура, как следствие, факторные индексы, даже на фоне кризисных явлений в бюджетной сфере, удается удерживать на уровне выше среднероссийских значений. Кроме того, не стоит забывать о наличии в составе округа столичного региона, который также вытягивает показатели округа.

Как и в прошлые годы, второе место в окружном рейтинге занимают Северо-Западный и Приволжский округа (6,4 в обоих случаях). Регионы этих округов можно отнести к наиболее экономически самодостаточным в России и способным сохранять бюджетный баланс, удерживая на необходимом уровне социальные расходы. Есть тут и своя специфика. Так, северо-западные субъекты РФ немногим уступают регионам, входящим в Центральный ФО, по большинству факторных индексов за исключением индекса «инфраструктура», который заметно выше как среднероссийского значения, так и показателя ЦФО. Специфика Приволжского ФО состоит в высоких значениях по факторным индексам «инфраструктура» и «образование» при не уступающих среднероссийским значениям остальных факторных индексах.

Интегральные показатели, приблизительно равные среднероссийским значениям, продемонстрировали Южный (6,3), Уральский (6,3) и Дальневосточный (6,2) федеральные округа. В факторном измерении есть свои особенности в социальном развитии. Так, уровень жизни, инфраструктура в Южном ФО слабее, чем в среднем по России. При этом демографическая ситуация, уровень образованности населения, жилищные условия лучше, чем в России в целом. В промышленно развитом Уральском ФО сохраняются относительно высокие занятость населения и, соответственно, уровень жизни, но проседают значения по таким факторным индексам, как «здоровье» и «экология». Похожим образом выглядит Дальневосточный ФО. Здесь уровень жизни и занятость населения выше, чем в среднем по России. Индекс «здоровье» в округе, так же как и на Урале, ниже среднероссийского значения. Но экологическая обстановка заметно лучше, чем на Урале и в среднем по России. Зато демографическая ситуация остается весьма сложной, что связано с миграционным оттоком населения.

Аутсайдерами остаются Северо-Кавказский (6,0) и Сибирский (5,8) федеральные округа. При этом, если на Северном Кавказе факторные индексы «демография», «здоровье», «экология» заметно выше среднероссийских значений и картину портят «уровень жизни», «занятость», «инфраструктура» и «образование», то в Сибири ситуация более сложная. Все факторные индексы Сибирского ФО ниже среднероссийских значений за исключением «образования» за счет наличия на территории округа крупных образовательных кластеров в Томской и Омской областях, а также Новосибирского академгородка (табл. 2).

табл-2.jpg

В годовом выражении существенных изменений среднеокружных интегральных индексов не произошло. В факторном разрезе стоит отметить снижение занятости населения в Южном и Северо-Кавказском ФО, решение проблем с преступностью в Дальневосточном ФО и рост индекса «образование» у северокавказских регионов (табл. 3).

табл-3.jpg

Центральный федеральный округ

Бессменным лидером в социальном развитии Центрального ФО остается Москва. Интегральный индекс столичного региона (7,3) заметно выше, чем среднероссийский и среднеокружной показатель. У Москвы наивысшие значения по всем факторным индексам, за исключением «экологии», что свойственно всем крупным городам как России, так и мира. Более важно то, что у столицы существенный отрыв по ключевым социальным факторам — «занятость» и «уровень жизни».

С интегральным индексом выше среднеокружного значения завершили год Белгородская (6,9), Курская (6,8), а также Воронежская, Липецкая и Ярославская (по 6,7) области. В факторном разрезе в каждой из них есть свои особенности. Например, высокий показатель Белгородской области связан с тем, что значения всех факторных индексов (за исключением «занятости») существенно выше, чем в среднем по округу. Высокие позиции Курской области связаны с такими индексами, как «образование» и «экология», Воронежской — «здоровье» и «образование». В обоих случаях значения по остальным факторным индексам примерно равны среднеокружным данным. В Липецкой области значения индексов «уровень жизни», «занятость» и «здоровье» выше, чем в среднем по округу, но портит интегральный показатель фактор «образование». Ярославская область на первые позиции вышла за счет «демографии», «здоровья», «образования» и «инфраструктуры».

Значения интегрального индекса, близкие к среднеокружным, продемонстрировали Орловская, Рязанская, Тамбовская (по 6,6), а также Брянская, Ивановская, Костромская и Смоленская (по 6,5) области. В каждом из этих регионов есть своя социальная специфика. Как правило, ключевые социальные факторы («уровень жизни», «занятость») здесь взаимоуравновешиваются значениями по иным сопутствующим индексам, такими как «здоровье», «образование» или «экология».

Замыкают таблицу Владимирская (6,4), Калужская, Московская (по 6,3), а также Тверская и Тульская (по 6,2) области. То, что эти регионы находятся в конце списка, не означает, что они являются депрессивными. Напротив, это одни из наиболее экономически развитых в округе областей, в том числе с относительно высоким уровнем жизни населения. Вместе с тем каждая из них испытывает существенные затруднения в решении каких-то социальных проблем. Характерный пример: в Московской области уровень жизни, занятость населения заметно выше среднеокружного показателя, но статистику портят такие индексы, как «образование» и «экология». Сказывается близость Москвы (табл. 4).

рис-4.jpg

Наиболее существенные изменения интегральных индексов за год, причем позитивные, наблюдались у Москвы, Московской и Тульской областей. Для Брянской, Орловской, Смоленской областей интегральные индексы снизились.

В качестве примера годовых изменений факторных индексов стоит отметить Москву и Московскую область, где улучшилась экологическая обстановка. Кроме того, наблюдается заметное улучшение демографической ситуации в Смоленской и Калужской областях. Индекс «здоровье» существенно увеличился для Владимирской области, а индекс «занятость» — для Тульской (табл. 5).

табл-5.jpg

Северо-Западный федеральный округ

По размеру интегрального индекса на Северо-Западе России лидером является Мурманская область (6,8), оттеснившая на вторую позицию экономически более развитый Санкт-Петербург (6,7). В факторном разрезе показатели области заметно больше среднеокружных значений, в том числе по уровню жизни и занятости населения. Исключение составляют такие индексы, как «демография» и «экология». Санкт-Петербург в свою очередь традиционно занимает высокие позиции в рейтинге за счет «демографии», «образования», «инфраструктуры», «занятости». При этом уровень жизни в Северной столице сравнялся со среднеокружным. Типичные для крупных городов проблемы — экология и жилищное строительство — опустили Санкт-Петербург на вторую строчку.

К регионам с интегральным показателем выше среднеокружного значения следует отнести Ненецкий АО (6,7) и Калининградскую область (6,6). В первом случае сильное итоговое значение объясняется высокими показателями индексов по большинству факторов, в том числе по уровню жизни и занятости. Исключение составляют «образование», «преступность» и «жилищные условия». Во втором случае, хотя уровень жизни и занятости населения в Калининградской области не дотягивает до среднеокружного, индексы «экология», «жилищные условия» и «демография» вытягивают регион на более высокие позиции.

Интегральный индекс, равный среднеокружному значению, имеет Республика Коми (6,4). Причем уровень жизни и занятости населения в республике меньше, чем в среднем по округу, но это компенсируется за счет развития социальной инфраструктуры и здравоохранения.

В аутсайдерах Вологодская, Новгородская (по 6,3), Архангельская, Псковская (по 6,1) области, а также Республика Карелия (6,2). Последнюю строчку по размеру интегрального индекса в Северо-Западном ФО с заметным отставанием занимает Ленинградская область (5,9), прежде всего за счет фактора «образование» (табл. 6).

табл-6.jpg

В числе наиболее заметных годовых изменений интегрального индекса следует выделить его увеличение для Ненецкого АО за счет роста факторных индексов «образование», «жилищные условия» и «демография». Увеличение интегрального индекса наблюдается также у Республики Коми по причине развития социальной инфраструктуры.

У большинства же северозападных регионов (6 из 11) имело место снижение интегрального индекса, в том числе у Санкт-Петербурга за счет индекса «жилищные условия» (табл. 7).

табл-7.jpg

Южный федеральный округ

Первую строчку по размеру интегрального индекса в Южном ФО занимает Республика Адыгея (6,6). Регион имеет один из наилучших показателей по уровню жизни, но занятость населения остается низкой. При этом республика, как это свойственно кавказским регионам, имеет высокие показатели по факторным индексам «демография», «здоровье», «экология». Кроме того, Адыгея обладает наилучшими показателями по фактору «жилищные условия».

Вслед за Адыгеей интегральными индексами выше средне­окружных значений обладают два «русских» региона Астраханская и Волгоградская области (каждая по 6,4). Равный среднеокружному показателю интегральный индекс имеет Ростовская область (6,3). Во всех трех случаях уровень жизни и занятость населения выше, чем в среднем по округу. Из особенностей этих регионов можно выделить, например, высокое значение факторного индекса «образование» для Астраханской области. При этом она же обладает низким показателем по индексу «жилищные условия». В Волгоградской и Ростовской областях, напротив, жилищные условия для населения лучше, чем в среднем по округу, но демографическая обстановка и здоровье населения оставляют желать лучшего.

Интегральный индекс Краснодарского края (6) — наиболее экономически развитого региона Южного ФО — ниже среднеокружного значения, что прежде всего связано со сложной экологической обстановкой в крае. Обратим внимание, что уровень жизни и занятость, а также демографические характеристики, состояние здоровья населения выглядят лучше, чем в среднем по округу.

Последнюю строчку в списке южных регионов по размеру интегрального показателя занимает Республика Калмыкия (5,8). Здесь крайне низкий уровень жизни и занятости населения, а также развития социальной и жилищной инфраструктуры (табл. 8).

табл-8.jpg

За год заметных изменений интегральных индексов южных регионов не было. Небольшое увеличение имело место у Адыгеи и Калмыкии. При этом в фактор­ном разрезе в обоих случаях отмечено заметное снижение уровня занятости. Кроме того, в Краснодарском крае отмечено улучшение экологической обс­тановки. В целом для всех южных регионов было характерно снижение значений ключевых фактор­ных индексов «уровень жизни» и «занятость» (табл. 9).

табл-9.jpg

Северо-Кавказский федеральный округ

Наиболее высокое значение интегрального индекса в Северо­Кавказском ФО демонстрирует Республика Северная Осетия (6,6). Оно было достигнуто за счет таких факторных индексов, как «уровень жизни», «занятость», «инфраструктура», «образование», «жилищные условия», размер которых заметно выше не только среднеокружных, но и частично среднероссийских. Второе место Ставропольского края (6,4) определили такие факторные индексы, как «уровень жизни», «занятость», «образование» и «жилищные условия». Краевую статистику испортили слабые данные по развитию социальной инфраструктуры и экологической обстановке.

Немногим выше или равные среднеокружным значениям интегральные индексы у Кабардино-Балкарии (6,1) и Карачаево-Черкесии (6). В факторном разрезе размеры индексов отражают примерно одинаковое социальное развитие. По большинству факторов индексы выше среднеокружных значений. Исключение в обоих случаях составляет низкое значение фактора «уровень жизни населения».

С интегральными индексами ниже среднеокружных значений остаются Чеченская Республика (5,9), Республика Дагестан (5,8) и Республика Ингушетия (5,5). Состояние дел в социальном развитии каждой из этих республик разное. Так, значения факторных индексов Чечни «здоровье», «инфраструктура», «экология» выше, чем в среднем по округу, но уровень жизни и занятость населения существенно ниже, а жилищные условия гораздо хуже. В Дагестане уровень жизни выше среднеокружного значения. При этом уровень развития социальной инфраструктуры в республике является самым низким в округе. Что касается Ингушетии, то тут значения индексов «уровень жизни населения», «занятость», «жилищные условия», «образование» являются наименьшими на Северном Кавказе, но значение индекса «инфраструктура» все же больше среднеокружного (табл. 10).

табл-10.jpg

За год улучшились значения интегральных индексов Дагестана (за счет борьбы с преступностью), Карачаево-Черкесии (за счет решения проблем с образованием) и Чечни (за счет улучшения жилищных условий для населения). Интегральный индекс снизился у Ингушетии за счет снижения значений таких факторных индексов, как «уровень жизни», «занятость» и «жилищные условия». Кроме того, в Карачаево-Черкесии заметно уменьшился уровень занятости населения (табл. 11).

табл-11.jpg

Приволжский федеральный округ

В Приволжском ФО сразу три национальные республики занимают лидирующее положение по размеру интегрального индекса — Татарстан, Удмуртия и Мордовия (по 6,7). И если в первых двух регионах относительно среднего в округе значения высок уровень жизни, решены жилищные проблемы, развита социальная инфраструктура, то у Мордовии выше среднеокружных значений индексы «здоровье» и «экология» при равной с Татарстаном и Удмуртией занятости населения.

Интегральный индекс выше, чем в среднем по округу, также имеют Кировская, Пензенская и Саратовская области и Чувашия (по 6,5). Уровень жизни и занятость населения выше среднеокружного значения только у одного из этих четырех регионов — у Кировской области. Низкие значения индексов у области только по таким факто­рам, как «образование» и «жилищные условия». Высокий показатель интегрального индекса Чувашии связан только с большими значениями факторных индексов «здоровье» и «экология». Показатели таких индексов, как «уровень жизни населения», «занятость», «жилищные условия», относятся к наиболее низким в округе. Аналогичным образом выглядит социальное развитие в Пензенской и Саратовской областях. Различие между ними лишь в том, что если в Пензенской области высоко значение факторного индекса «здоровье», то Саратовская область оказалась в числе «благополучных» за счет «образования».

Средние позиции в округе по уровню интегрального индекса занимают Нижегородская и Самарская области, а также Марий Эл (по 6,4). В Нижегородской области уровень жизни, занятость населения, жилищные условия, развитие социальной инфраструктуры одни из самых лучших в округе, но это компенсировано за счет низких значений индексов «здоровье», «экология», «образование». В Самарской области при высокой степени занятости населения, решении жилищных проблем уровень жизни населения остается одним из наиболее низких в округе. Кроме того, у этой области остаются низкими значения индексов «здоровье» и «экология». В Марий Эл самый низкий уровень жизни населения, слабые значения почти у всех индексов. Положение национальной республики спасают высокие показатели индексов «здоровье» и «экология».

Аутсайдерами в округе являются Оренбургская, Ульяновская области, а также Башкортостан (по 6,3). В каждом из этих регионов уровень жизни, занятость, жилищные условия, развитие социальной инфраструктуры близки к средним по округу значениям. Но есть факторные индексы, которые опускают их на низкие позиции в рейтинге. Так, для Башкортостана таким индексом является «экология», для Оренбургской и Ульяновской областей — «здоровье».

Последнюю строчку в окружном рейтинге занимает Пермский край (6). По всем факторным индексам регион отстает от среднеокружных значений частично с существенным отрывом. Приближаются к среднему по округу уровню значения индексов «занятость», «демократия», «жилищные условия» (табл. 12).

табл-12.jpg

Наиболее заметные изменения в интегральном индексе за год произошли у Мордовии, где рост произошел за счет «демографии» и «занятости», у Удмуртии — со спадом по причине ухудшения жилищных условий. Интегральный индекс вырос также у Татарстана за счет «инфраструктуры», у Пермского края за счет «преступности», а также у Кировской и Оренбургской областей из­за роста сразу по нескольким индексам. Снижение интегрального индекса наблюдалось у Башкортостана с существенным спадом по индексу «занятость», у Марий Эл («образование» и «инфраструктура»), Саратовской области («занятость», «образование», «здоровье») (табл. 13).

табл-13.jpg

Уральский федеральный округ

Для Урала характерно неравномерное социальное развитие севера и юга с широким разбросом значений как интегрального, так и факторных индексов. Так, Ямало-Ненецкий АО входит в число лучших российских регионов по величине интегрального индекса (6,8). По уровню жизни, занятости населения, развитию социальной инфраструктуры этот регион один из наиболее благополучных в России. Вместе с тем по индексам «образование», «демография» Ямал не дотягивает не только до среднероссийского, но и до среднеокружного значения.

В отличие от Ямала в соседнем Ханты-Мансийском АО (6,3) уровень жизни близок к среднеокружному значению. При этом занятость населения, развитие социальной инфраструктуры такие же, как у лидера в округе. Кроме того, заметно меньше среднеокружного значения факторные индексы Югры «экология» и «образование».

В Тюменской области (6,7) без Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого АО уровень жизни населения, так же как и развитие социальной инфраструктуры, существенно меньше, чем в среднем по федеральному округу. Вместе с тем значения индексов «занятость», «экология», «образование», «демография», напротив, выше среднеокружного показателя.

От лидеров социального развития в округе отстают Свердловская и Челябинская (по 6), а также Курганская (5,7) области. Из этих трех регионов только в Свердловской области уровень жизни, занятость населения, развитие социальной инфраструктуры, образование соответствуют среднеокружному уровню. Но здесь низки значения индексов «экология» и «здоровье». В Челябинской области низки значения не только индексов «уровень жизни», «занятость» и «инфраструктура», но и индексов «здоровье» и «экология», которые обычно компенсируют проблемы ключевых социальных факторов. Удерживают позиции области в рейтинге такие индексы, как «образование» и «жилищные условия». Курганская область испытывает наибольшие затруднения в поддержании уровня жизни, занятости населения, социальной инфраструктуры. Серьезные провалы здесь по всем индексам за исключением «экологии», состояние которой выглядит лучшим на Урале (табл. 14).

табл-14.jpg

Интегральные индексы всех регионов Урала, кроме Ямало-Ненецкого АО, снижались в годовом измерении прежде всего за счет факторов «демография» и «преступность». Снижение интегрального индекса Ханты­Мансийского АО произошло из-за факторов «экология» и «здоровье»; Тюменской области — из-за «преступности» и «жилищных условий»; Свердловской области — из-за «здоровья», «занятости» и «образования»; Челябинской области — из-за «уровня жизни», «занятости» и «здоровья»; Курганской области — из-за «занятости» и «образования» (табл. 15).

табл-15.jpg

Сибирский федеральный округ

По размеру интегрального индекса лидером Сибирского ФО является Томская область (6,8). Факторные индексы региона заметно выше всех среднеокружных данных, включая уровень жизни, занятость, развитие социальной инфраструктуры. Область лидирует по факторам «здоровье» и «образование».

С заметным отрывом от Томской области в рейтинге с показателями выше среднеокружных значений выступают Омская (6,4) и Новосибирская (6,3) области, а также республики Бурятия, Хакасия и Алтайский край (по 6). В первых двух случаях также наблюдается превышение среднеокружных данных по всем факторным индексам. Исключение составляют: Омская область — индекс «занятость», Новосибирская область — индекс «здоровье». В Бурятии низкий уровень жизни, занятости населения, социальной инфраструктуры компенсируется за счет хороших данных по индексам «демография», «образование», «здоровье». В Хакасии и Алтайском крае уровень жизни, занятости населения выше, а жилищные условия лучше, чем в среднем по округу, но развитие социальной инфраструктуры, сферы образования заметно слабее.

Размер интегрального индекса Забайкальского края (5,8) равен среднеокружному значению. В факторном разрезе можно выделить несколько особенностей социальной обстановки в крае. В основном индексы региона примерно равны среднеокружным значениям, при этом существенно превышает средние показатели по округу индекс «здоровье» и довольно низкое значение индекса «преступность».

В нижней части окружного рейтинга — Красноярский край (5,7), Кемеровская (5,5) и Иркутская (5,4) области, Республика Алтай (5,6). Прежде всего обратим внимание на первые три экономически развитых региона, представляющих собой классический случай дихотомии: экономика или экология. Во всех трех случаях уровень жизни, занятость, жилищные условия, развитие социальной инфраструктуры выглядят выгоднее на фоне соответствующих средних значений по округу. При этом по индексу «экология» все три региона безнадежно провисают. Для Кемеровской и Иркутской областей ситуация усугубляется низкими значениями индексов «демография» и «здоровье». У Красноярского края оба индекса выше среднеокружных значений. Что касается Республики Алтай, то здесь обратная ситуация: уровень жизни, занятость являются более низкими, а жилищные условия и инфраструктура хуже, чем в среднем по округу, но это компенсируется высокими значениями индексов «демография», «здоровье» и «экология».

Нижнюю строчку в рейтинге занимает Республика Тыва (4), которую с полным основанием можно отнести к числу депрессивных. Значения факторных индексов региона минимальны. Исключение сост

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Агеев

Агеев Александр Иванович (р. 1962) – видный российский ученый, профессор МГУ, академик РАЕН. Генеральный директор Института экономических стратегий Отделения общественных наук РАН, президент Международной академии исследований будущего, заведующий кафедрой управления бизнес-проектами Национального исследовательского ядерного университета «МИФИ», генеральный директор Международного института П.Сорокина – Н.Кондратьева. Главный редактор журналов «Экономические стратегии» и «Партнерство цивилизаций». Постоянный член Изборского клуба. Подробнее…