Нижегородское отделение Изборского клуба 18 октября провело круглый стол на тему «Война или мир? Россия – гарант стабильности в мире». К обсуждению были предложены следующие вопросы:

1.Кризис в Европе — развал Евросоюза?

2. Враг у ворот! НАТО идет на обострение – развертывание сил у границ России.

3. Россия – как альтернатива западного декаданса и либерализма.

4.Выборы – как дополнительный риск дестабилизации извне.

Вячеслав Гуськов, председатель Нижегородского отделения Изборского клуба:

– У нас сегодня в гостях Леонид Григорьевич Ивашов, военный, общественный и политический деятель, генерал-полковник, в 1996 – 2001 годах – начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны, доктор исторических наук, президент Академии геополитических проблем, постоянный член Изборского клуба.

Я предлагаю построить следующим образом наш круглый стол: мы начнем с выступления нашего гостя, потом перейдем к вопросам – а круг вопросов большой: что нас ждёт, какая военная угроза. Ведь несколько лет назад никто не ожидал, что будет такая ситуация на Украине. А сейчас начинают раскачивать и Среднюю Азию и до Сибири добрались. В республику Саха уже приезжают советники и начинают якутам говорить, что они особый народ, им нужно жить самостоятельно. Далее — Тыва, Чукотка, … везде стараются создать проблемы. И где рванёт, и что нам делать?  мы попросим как можно полнее осветить Леонида Григорьевича Ивашова.

Леонид Ивашов:

– Добрый день и спасибо за приглашение.

Сегодня мир кардинальным образом меняется. Через 10 – 15 лет это будет совершенно другой мир. Дело в том, что Запад как цивилизационное образование своё отработал. Что-то он принёс позитивного, но, в целом, он придал драматизм истории человечества, потому что более жестокой цивилизации в истории человечества не было. И высокая культура того же Рима – это, прежде всего, рабство, кровь, разделение на три сословия: патриции, плебеи и рабы без прав. И, к сожалению, Рим сегодня довлеет и над сегодняшним Западом. Почитайте конституции западных стран – той же Британии, Франции, США. Там везде опора на римское право: патриции, имеющие полноту прав от рождения; плебеи, которым делегируются права человека. И то, что происходит на Ближнем Востоке, говорит о том, что на жителей этих регионов Запад смотрит, как на рабов.

Так вот, эра Запада заканчивается, и сегодня мощным, динамичным темпом движется на мировые лидирующие позиции Восток. Китай сегодня подвинул США с позиций экономического лидера мира, причем подвинул мощнейшим образом, потому что свыше 60% валового национального продукта США – это финансовые операции, глобальные финансовые махинации. А Китай свою экономику строит на производстве, с применением новейших технологий и с опорой на золотой юань (на юань, обеспеченный золотом). И к 30-му году, подсчитывает и МВФ, и другие организации, что Китай в системе мировой экономики будет занимать 32,9 %, а американцы – 16% с небольшим, Европа около 13% и Россия – 2,7%. Представляете, кем мы будем по отношению к Китаю?

Но это, если речь вести об экономическом лидере. А лидер человечества – это то государство или цивилизация, которая отличается, прежде всего, самым высоким вкладом в развитие всех других народов. Это, прежде всего, интеллектуальный потенциал, духовно-нравственный, образование, наука, культура и экономика – как базис для всего этого. Так вот, привнесёт ли Китай человечеству высокую культуру, науку, знания? Я полагаю, что китайцам будет трудно. Во-первых, не будет китайская традиция воспринята другими странами: той же Индией, теми же исламскими странами. Во-вторых, непонятна цель китайского лидерства. Да, сейчас китайская мечта, которую Си Цзиньпин провозгласил, есть там некоторые принципы: возрождение китайской нации (это первая нация мира), Поднебесная, центр мира и так далее – всё это возрождается из древности. Дальше они говорят: пограничный пояс дружественных стран, и дальше – весь остальной мир. Такая матрёшка у них. Но что нам от этого? По данным ФМС, ежегодно не менее 300 000 китайцев приезжают в Россию, по данным ФСБ – вдвое больше. Более половины из них обратно не возвращаются. И, учитывая, что в северных районах Китая, граничащих с РФ, плотность проживания – 30 – 40 человек, а у нас на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири – 2 – 3 человека, этот метод просачивания для нас крайне нежелателен. Мы сегодня находимся в тени Китая.

Безвыходная ли ситуация? Нет, не безвыходная. Я когда-то говорил Владимиру Владимировичу: «Индия наш главный геополитический союзник в XXI веке. И по духовным основаниям, прежде всего, и по экономическим основаниям, и так далее. Второе – Япония, как ни странно звучит. И нам нужно Дальний Восток заселять не так, как Медведев зовёт: «Езжайте, я вам по гектару дам». Ну, поедем мы – что мы там с этим гектаром сделаем? Нужно, чтобы создавалась инфраструктура и эти земли реально заселялись.

Плохо то, что, как мне сказал один сослуживец, генерал, сейчас он предприниматель: «С китайцами гораздо проще и надёжнее работать, чем с вашими москвичами. Из Москвы едет какая-то банда и грабит». Вот такие там настроения.

Индия – это тот потенциал, который всегда будет отвлекать энергию Китая, направленную в нашу сторону. Нам нужно в рамках ШОС выстраивать баланс сил и интересов, а не просто ложиться под Китай, потому что он даёт деньги.

Вернёмся к США. После распада СССР Штаты однозначно в своём главном документе по внешней политике и политике безопасности «Стратегия национальной безопасности США» тут же заявили однополярный мир: «Мы не позволим возникнуть на пространстве бывшего СССР или где бы то ни было государства, способного бросить вызов интересам США». И ставку сделали на военную силу, экономическое могущество, политическую наглость (непризнание норм международного права там, где им это невыгодно).

Я много раз бывал в Америке и говорил некоторым американцам – политологам, исследователям: «Вот вы строите однополярный мир, но вы хоть теорию этого однополярного мира отработали?» А они отвечают: «А зачем?» То есть они обленились настолько, что даже не определили, что такое однополярный мир: вот есть дурная военная сила, вот есть доллар, которым можно накинуть удавку на любое государство, и так далее.

Американцы  слетели с пьедестала экономического лидера, но для них это не столь страшно: они являлись политическим диктатором мира, но сегодня с этого пьедестала их сталкивает Россия. Посмотрите, что Россия сегодня делает, и что делают американцы. Они остаются в одиночестве. И американские союзники – это сателлиты: Саудовская Аравия, Европа, Турция – они прибегут к нам, поверьте, если мы будем разумны, если разумной будет у нас власть.

Духовным лидером американцы никогда не были, а для лидерства нужно, чтобы твои ценности, твою культуру, твой интеллект признавали другие народы. А американцы… Я в Гарвардском университете читал курс лекций, и более тупых студентов, чем американцы, я не видел. Малазийцы были на курсе, англичане, американцы и греки. И греки над американцами буквально издевались. Трудно было читать лекции людям, которые живут в совершенно ином, нереальном мире.

Таким образом, американцы сегодня остаются лидером только в одной сфере – в военной. Здесь они превосходят всех и вся, и Россию в том числе, и не нужно нам кичиться. Да, у нас есть стратегическое ядерное оружие, которое никогда применено не будет. А в обычных вооружениях, в современных, новых типах вооружений они, безусловно, нас превосходят. Потому что, когда рухнул СССР, а, точнее, начиная ещё с Горбачёва, мы приняли стратегию демилитаризации страны, демилитаризации нашего сознания. В 90-е годы, когда в Думе бесновались Хакамады и Немцовы, я выступал там и говорил, что нельзя разоружаться! А мне кричали: «Господин генерал, кто вам угрожает? Если у вас есть враги, давайте мы вам охрану дадим? И не нужно нам будет военный бюджет, армию и так далее».

Мы более 25-ти лет разоружались: было 6 этапов военной реформы, все примерно одного стандарта – мы сокращаем численность соединений, частей, военной техники и личного состава, но при этом перевооружим, дадим самое новое, современное оружие и повысим социальный уровень военнослужащих. Сокращение всего этого проходило успешно, Сердюков особенно старался со своей шайкой (назначенный, кстати, Путиным, непонятно, по каким причинам) – а перевооружение армии и социальный уровень не росли. И, слава Богу, и спасибо американцам, что они не выдержали чего-то и стали проявлять определённую наглость. Они все эти годы наращивали системы вооружений. В 2000-м году они изменили свою военную стратегию, когда посмотрели, что ЯО и у нас есть, и китайцы наращивают. ЯО стоит на вооружении, но прибыли не приносит, а обычным вооружением и Ирак завоевали, и контролируют морские стратегические коммуникации, и так далее, то есть оно приносит прибыль. Поэтому они пересмотрели военную стратегию, и 18 января 2003 года Буш подписал директиву о концепции быстрого глобального удара. И они ставку сделали на высокоточное оружие стратегического характера. У них класс крылатых ракет отрабатывается – дальность 6 000 километров, с огибанием местности, скорость 5 махов. Против этого у нас ничего нет. Боевые роботы (это беспилотные летательные аппараты, подводные аппараты и т. д.) – это оружие тоже возникло в системе быстрого глобального удара. И ещё многое, от чего у нас пока защиты нет.

Поэтому нам нужно сегодня определить стратегию развития нашей системы обороны и безопасности.

Американцы  создали киберкомандование – 40 тысяч человек, причем не департамент, а именно ударная сила. Там только в штабе 4 000 человек работает, в том числе и наших ребят туда завлекли – это тоже страшное оружие, которое будет выводить из строя системы жизнеобеспечения. Я ожидаю, что ударят по нашей банковской системе, после чего наступит коллапс в экономике и социальной сфере.

Итак, американцы сегодня остаются только с одним козырем – военным. И перед ними стоит вопрос, что им делать – или соглашаться на статус второй державы (и тогда есть угроза того, что Америка расколется на 3 государства – латиноамериканское, афроамериканское и англосаксонское, об этом пишет американец Патрик Джон Бьюкенен), или же продолжать, используя военную и мягкую силу, держаться за пальму первенства, навязывать силой своё лидерство. Почему перед ними так остро стоит вопрос? Потому что сильная Америка – это сильный доллар, а я уже говорил, что до 70% валового национального продукта США – это всякие финансовые операции: кредитование и прочее. То есть доллар – это основной добытчик ресурсов для Штатов. И падение американского лидерства тут же вызывает падение американского доллара, он снижает свою доходность.

Поэтому та ожесточённость, с которой проходит нынешняя предвыборная кампания в США – это показатель того, что это не просто выборы Президента, это выбор пути. Команда Хилари – это те, кто в прошлом году пропихнул стратегию национальной безопасности, где заявляется: «Нет альтернативы американскому лидерству. Мы будем защищать наши национальные интересы с позиций военной силы в любой точке мира, действуя при необходимости в одностороннем порядке и действуя на оспариваемых территориях».

А политический бизнес-класс, который стоит за Трампом, понимает, что это невозможно, что мир будет многополярным. Поэтому Америке нужно быть «лидером среди равных» и дальше уже действовать операциями мягкой силы, а они не менее коварны. Как с Советским Союзом – не бомбили нас, а государства не стало. То же самое на Украине, и в наших отношениях – хотя официальной войны нет, а стали врагами. Так что трудно сказать, кто из двух зол меньше.

Американцы любят воевать, войны приносят им прибыль. Но они никогда не воевали на собственной территории со времён 1860-х годов (своей гражданской войны). И они не умеют воевать, не знают, что такое наземные операции, не ходили они в атаки. Они любят воевать на отдалённых от своей территории театрах военных действий. И любят воевать, в основном, по компьютеру, высокоточными средствами, с авиационной и морской поддержкой. И сейчас я не вижу признаков, что американцы готовы к войне, готовятся к войне. Но, следуя своей исторической традиции, они хотят, как всегда – развязать войну России и Европы или хотя бы России и Турции: пусть начнут колотить друг друга, наносить удары по столицам. Тогда, сделав грустное лицо, Президент США объявит: «В соответствии с 5-й статьёй Вашингтонского договора о создании НАТО, мы вынуждены… Конгресс одобрил…» – и они, таким образом, могут ударить по нам. Так что нельзя говорить о том, что войны не будет. И надо понимать, зачем они устраивают эти провокации: то самолёт в нашу сторону летит, то учения на границе, и вообще весь этот антироссийский психоз. Дело в том, что объединёнными силами НАТО в Европе всегда командует американский адмирал или генерал, и у него есть полномочия: если происходит нападение на объекты НАТО или одну из стран НАТО, он немедленно реагирует. Поэтому, например, когда наш Су-24 стукнули, то, если бы мы атаковали в ответ турецкие аэродромы, то американский главком ВВС в Европе мог бы отдать эту команду.

Хотя в целом европейцы страшно боятся войны и воевать не хотят. Но спровоцировать войну, безусловно, могут. И главная наша оборона – это иметь силы и средства, чтобы нанести удар по территории США. Ещё раз говорю: они не знают, что такое война. Им 1962 год, Кубинский кризис, поломал сознание. И нам нужно иметь там группировку высокоточных ударных средств, которые не будут перехватываться системой противоракетной обороны США, и нацелить их на банки Федеральной резервной системы, потому что заказчиками войн являются банкиры.

Несколько слов сказать нужно и о Сирийском конфликте. Зачем мы туда пошли? Сирия – это узелок столкновения цивилизаций. Россия пошла на каком-то уровне подсознания для того, чтобы остановить уничтожение исламской цивилизации. Ислам – красивый, хороший, как он задумывался – нужен, потому что он вписывается в эту природную социальную гармонию. Иначе что будет, если процесс разрушения исламской цивилизации – а это 1 миллиард 700 миллионов человек – пойдёт дальше? Кого ещё эта дыра втянет в свою воронку, если не остановить? Поэтому выступление Путина на юбилейной сессии было довольно интересным, когда он говорил о восстановлении государственности на Ближнем Востоке. Не остановишь никакой терроризм, никакие миллионы мигрантов, если нет государственности. Поэтому поддержка Сирии – это сохранение государственности, некий пример того, что можно сопротивляться агрессии, организованной западом, можно выстоять.

Дальше: Сирия – это дружественное нам государство. Мы, начиная с господина Горбачёва, будь он проклят, всех своих друзей сдавали. И вот первый раз мы вступились за нашего союзника, за нашего друга. Мы сдали сербов, болгар, кого только ни сдавали. И вот впервые мы с Владимиром Владимировичем встречались, разговаривали, и он спросил меня о моей встрече с Асадом. Я ответил, что мы три часа проговорили на встрече двух президентов: Президента Сирийской арабской республики и президента Академии геополитических проблем. И я говорю: «Владимир Владимирович, главный вопрос для Башара Асада и всего сирийского народа – не поступит ли Россия, как поступила с Ливией. И я заверил, что не поступит, потому что за Ливию отвечал Медведев, а за Сирию отвечает Путин. И Башар Асад сказал, что всем сирийским народом они будут молиться за здоровье Президента Путина».

И это очень важно: мы определились со своим местом в этом мире – что мы самостоятельное государство с самостоятельной внешней политикой, с правом выбирать друзей, защищать друзей, отстаивать свои интересы. До этого мы подчинялись каждому американскому сержанту. А сейчас мы вышли из подчинения даже американского полковника.

Это главное, что было сделано с геополитической точки зрения. С военной точки зрения – мы на 2/3 сократили потенциал ИГИЛ, который действовал на сирийском фронте. Мы на 2/3 уничтожили систему командных пунктов и загнали их под землю, в подвалы; уничтожили систему материально-технического снабжения, (и сегодня американцы и турки вынуждены в открытую им поставлять материально-технические средства); и разгромили основные группировки. Мы обозначили себя, как реальную военную силу в регионе. И сегодня наиболее боеспособная группировка на всём Ближнем Востоке – это российская. Мы положили начало формированию ближневосточной коалиции. На Ближний Восток пришли сегодня китайцы, потому что мы там.

В последние дни произошло 3 интересных события, которые говорят о том, что расстановка в мире меняется благодаря нашему участию в сирийском конфликте. Первое – саммит ОДКБ. Впервые в рамках ОДКБ было единогласие по политическим вопросам: все поддержали действия России в Сирии. Второе – энергетический форум в Стамбуле. Вы видели, как Эрдоган «облизывал» Владимира Владимировича. Потому что сейчас интересная игра разворачивается на ближневосточном направлении. Эрдоган знает, кто организовал против него переворот: это американцы. Эрдоган знает, что когда его спецслужбы обратились к европейским странам (союзникам по НАТО, запросили разрешение приземлиться самолёту Эрдогана, если ему бежать), то ни одна европейская страна не разрешила ему посадку. Россия предупредила его о госперевороте, и правильно сделала – потому что пришли бы проамериканские генералы и чёрт-те кто бы пришёл, Турция стала бы злейшим врагом и обязательно спровоцировали бы какой-то конфликт. И когда турецкие службы на неофициальном уровне обратились в Россию с вопросом, может ли в случае чего Эрдоган прилететь, мы ответили: да, пожалуйста, гостям мы всегда рады.

На этом фоне Эрдоган сегодня заметался. Америке он не нужен, не угоден. Я думаю, что он ходит сегодня под прицелом – скорее всего, будет организовано покушение на него. И он сейчас в таком состоянии, что не использовать это просто нельзя.

Мы встречаемся завтра с иранской делегацией, а я им тоже в Тегеран пробросил вопросы, и главный – возможен ли стратегический треугольник, который запустит процесс стабилизации на Ближнем Востоке и процесс восстановления исламской цивилизации? Так вот, третье: треугольник Россия – Иран – Турция, и дальше – присоединение Египта и ряда других стран. Я полагаю, что в нынешней ситуации он возможен. Я говорил на турецком телевидении, что Турции надо определяться, с кем она – с Западом или с Востоком. Турция многое вложила в то, чтобы запустить процесс разрушения исламской цивилизации. Она в какой цивилизации собирается жить вообще? То есть турки сегодня в стадии размышления, куда им двигаться. Европе они не нужны, Америке тем более. Скорее всего, они двинутся на восток. Там место, которое предназначено им в истории.

Ну, и плюс то, что говорят официальные каналы: лучше разгромить терроризм, организованный западными (американскими, прежде всего) спецслужбами, там, чем потом воевать в Центральной Азии, в Поволжье, на Кавказе и так далее.

И последнее, о чём скажу: внешнюю политику я одобряю, потому что это геополитическая миссия России, и она реализуется. Но страна стоит на растяжке: внешняя политика движется в позитивном направлении, а внутренняя политика – в обратном направлении. Экономика не соответствует сегодня внешней политике. Если внешняя политика разворачивается сегодня на восток, то посмотрите на наш финансово-экономический блок: правительство и Центробанк. Вся экономика привязана к цене на доллар. В этом плане нужно учиться у Китая и Ирана: Иран 10 лет под санкциями был, я в этом году побывал там. Они эти 10 лет использовали, чтобы развить химические производства. У них там такие комплексы, которые этот газ, обнаруженный там, под дном Персидского залива, перерабатывают в совершенно другие материалы. Они нашли выход, раскрутили своё сельское хозяйство и так далее. У нас, к сожалению, это пока не получается. Здесь у нас главная беда.

И второе – поскольку сегодня наблюдается снижение поступлений в бюджет от продажи нефти и газа, то вся нагрузка на пополнение бюджета ложится на простых граждан. И вот уже Госкомстат констатирует, что за год доходы населения упали более чем на 15%. В то же время Счётная палата говорит, что доходы самых богатых людей на 40% выросли. Поэтому я говорю, что наше «родное» российское правительство делает всё, чтобы революция в России стала неизбежной. Потому что и средний бизнес, и малый бизнес, и простые граждане уже не вписываются со своими доходами в свои жизненные потребности, не выживают.

Я был в Симферополе, вернулся позавчера – крымчане тоже очень разочарованы тем, что их ожидания не оправдываются. Там в Крыму такая ситуация, что все наши чиновники всё вырубают и лезут туда, где даже украинским олигархам не позволяли селиться – тот же Ботанический сад и так далее. Туда пришли московские цены, а зарплата осталась на том же уровне. Там большое число населения пользуется сжиженным газом, газа там нет!

…Вернусь ещё к военной теме. Нижний Новгород – оборонный город, область оборонная, поэтому нужно рождать какие-то прорывные идеи. Изборяне должны их генерировать – сегодня нужны новые способы и средства ведения вооружённой борьбы.

Сергей Малиновский, генеральный директор фонда «Нижегородский кремль»:

– Леонид Григорьевич, спасибо за обширную беседу. Вот вы говорили, что Европа боится воевать и не хочет идти первым броском, первым ударом. Скажите, не является ли такое накачивание беженцев в Европу созданием некоего иностранного легиона, который потом можно будет соответствующим образом структурировать и бросить в этот первый бросок?

Леонид Ивашов:

– Наёмные части, соединения создать можно. Но они опасны, прежде всего, для европейцев. Вот там, у арабов, да и вообще у всех бывших колониальных стран, в генетике сидит обида за то, что и в рабство их предков обращали, и колонизировали, и так далее. Поэтому пусть они создают. Надо только не упустить, хорошо поработать – и они пойдут не на Москву, а на Берлин.

Вообще, у Европы я будущего не вижу. Они там хвастаются своим Евросоюзом, но ведь в отличие от нас – евразийцев, СССР, Российской Империи – они политически и духовно едины никогда не были. И у нас между нашими российскими мусульманами и православными общего гораздо больше, чем у них там, у католиков и лютеран, например. И вот эта попытка создать нечто единое, целое сразу, при попытке создать конституцию, натолкнулась на религиозно-политические противоречия. Там было, что основу составляет христианская религия – на это натолкнулись, и всё, конституцию не приняли.

Алексей Орехов, ответственный секретарь НО ИК:

– У меня такой вопрос: насколько успешно продвигается программа перевооружения в нашей армии, заявленная до 2020 года? Насколько это всё эффективно, насколько внедряются новейшие технологии?

Леонид Ивашов:

– Сейчас в Орле спорят, нужно ли ставить памятник Ивану Грозному. Нижегородцы, задумайтесь: первый памятник, который нужно поставить – это памятник неизвестному конструктору. Потому что за всю эту четверть века, когда эти Чубайсы, Гайдары, вся эта сволочь разоружали, отслеживали, что ещё не убито, что ещё надо прижать – они просто не учли характер наших людей. Большинство тех школ и технологий, которые сегодня востребованы и работают – они сохранились благодаря конструкторам-подвижникам. Многое удалось сохранить, но радужных иллюзий я не строю. У нас убита радиоэлектронная промышленность, у нас станкостроение обнулилось – было передовое, станки с ЧПУ и так далее, мы были лидерами во многих направлениях, а теперь обнулилось. Сейчас конструкторы создают, но нет серийного производства. Чтобы восстановить, нужны современные технологические линии – и здесь всё время возникают эти препоны. Поэтому образцы вооружений есть, но говорить как о системе вооружения, отвечающей современным требованиям, нельзя. Поклон индусам, что они спасли нам и «Калибры», и танки «Т-90»  своими заказами. Поэтому мы, вместо того, чтобы иметь беспилотники, делаем танки, потому что пока массового производства беспилотников нет. То есть идёт  процесс перевооружения армии, и он вселяет надежду, что именно эта военно-техническая сфера станет ядром развития новой экономики. Без своего собственного производства экономики быть не может, и спасибо американцам, что они ввели санкции и нам  показали – что на одной нефти и газе мы далеко не уедем.

Вот взять «Силу Сибири» – мы сейчас там разворачиваем нефть и газ в сторону Китая, но в 2025 году Китай будет полностью обеспечивать себя газом. У него богатые месторождения, 36 триллионов кубометров сланцевого газа, и Китай его успешно осваивает. Поэтому если из Европы нас выдавят, то и на Востоке нас не ждут. Поэтому нужно  экономику срочно перенацеливать с газовой на газохимическую, на нефтехимическую и так далее. И как раз ВПК может что-то сделать в этом направлении. И я считаю, что инвестирование в оборонку  какую-то основу для будущего закладывает. Говорить что мы в безопасности, я бы не стал. Мы не знаем, какую войну мы будем вести. Я сторонник того, чтобы на Кубе развернуть военные объекты, в Венесуэле разместить пару кораблей с крылатыми ракетами – чтобы Америка находилась в зоне досягаемости наших средств.

Сергей Васильев, председатель КРК НО «Народный фронт за Россию»:

– Мне бы хотелось сказать по Нижегородской области. У нас более 55-ти предприятий выполняет гособоронзаказ. Слава Богу, претензий к реализации оборонзаказа у нас нет, хотя была очень плачевная ситуация в 2000-х годах, и только благодаря красному директорату нам удалось сохранить производство и поднять его. Мне бы хотелось понять вашу позицию как военного эксперта по поводу последних событий по Украине. Идёт явное обострение, на программе у Соловьёва некоторые уже призывают до 8 ноября взять Киев.

Леонид Ивашов:

– Я всегда говорю: да, военная сила нужна, нужно надёжно охранять наземные, морские, воздушные границы. Но стократ надёжнее нужно беречь и охранять духовные и культурно-цивилизационные границы. Потому что эта зараза, которая приходит – она, может, не убивает физически, но посмотрите, что произошло на Украине. В нашей Академии геополитических проблем получили отчёт Демократического института США, который возглавляет госпожа Олбрайт, и Республиканского института, о 10-летней работе на Украине. Хотя отсчёт надо вести от директивы Совета национальной безопасности США №20/1 от 18.08.1947, когда 2 плана было принято – сейчас их рассекретили, и мы их читаем: план военный по нанесению ядерных ударов, и более подробный – план мягкой силы, мирный план. Там Прибалтика, Кавказ, Средняя Азия – всё мельком, а Украину выделяют в особый объект. Пишут, что трудно оторвать Украину от России, потому что украинцы, русские, евреи и другие национальности живут там, как одна семья, поэтому стоит задача найти отличия между москалями и украинцами.

Мы когда-то с экс-министром обороны Украины, Александром Кузьмуком, готовили учения в Крыму, разговорились, и он мне говорит: «Вот, Лёня, ты мне скажи, ты родился в Киргизстане, у тебя эта азиатская кровь есть, у всех русских в России есть, а мы чистые». Они, украинцы, не ощущают себя евразийцами, и они не знают, кто они – европейцы или нет, плюс Западная Украина – это вообще лимитроф (народ, не имеющий чёткой культурно-цивилизационной идентичности). Поэтому, когда читаешь их, американцев,  отчёты за потраченные миллиарды… У них работало на Украине порядка 4 000 неправительственных организаций, которые мягко обрабатывали население – навязывали людям свою шкалу бытовых, житейских ценностей. Когда стали разбираться, сколько в то же время работало аналогичных российских организаций – по бумагам числилось четыре, но две так и не нашли. Мы не работали с Украиной. Плюс, было целое движение, люди (не буду называть известные фамилии), которые говорили: ой, да чё там, газ перекроем – и сами приползут на коленях. А я спрашивал – зачем нам такие союзники, если они на коленях ползут? А в итоге они отползли, и проиграли мы.

А посмотрите, кого американцы послами назначили, и кого мы? И по сей день: Ливанова сняли, когда он образование развалил, а теперь его туда, на Украину опять. Если он образование развалил, то разве он там что-то сколотит? Вот такое было отношение, с одной стороны, туповатое, алчное, а с другой – слишком материалистическое, ничего духовного. Из-за этого мы Украину проиграли.

Если же говорить о последних событиях, то ожидать, что Порошенко попрёт войной? Ну, всё может быть. Но сейчас вряд ли они начнут, потому что Америке из-за президентских выборов не до Украины. Поэтому, мне кажется, что они пока затихнут. Давление, конечно, будет, провокации будут. А глупости о том, что нам идти на Киев – давайте мы их отбросим. Войска завоёвывают территории, а людей завоёвывают священнослужители, интеллектуалы, деятели культуры. Но, если говорить об Украине, то там ситуация такая: цельная Украина Америке не нужна, она нужна конфликтная – как Сирия, Ирак и так далее. Европе цельная Украина тоже не нужна. И она не нужна России, потому что западная Украина, это чужеродное тело, которое не вписывается в наш духовный ареал – оно всегда будет большой проблемой. Я уже говорил, что Сталин правильно сделал, что перед войной, западные области как предполье, взял. Но после войны надо было отдать полякам, венграм – пусть бы они с ними маялись.

Вадим Андрюхин, политолог, зам. главного редактора газеты «Новое дело», член НО ИК:

– Леонид Григорьевич, а с Белоруссией какая ситуация? Там ведь в культурном плане тоже вещи не очень приятные происходят. Тот же скандал с памятником Пушкину в Могилёве, где на уровне Администрации Президента принималось решение о том, чтобы убрать с памятника слова «Клеветникам России». Потом, памятник Альгерду в Витебске, который походами на Москву ходил. Я встречался со студентами Минского университета и слышал от них такие вещи… наверное, так Украина начинала в 90-е годы – что «мы не русские, мы литвины». И эти вещи, насколько я понимаю, поощряются. Если раньше, в 90-е годы, националистическую литературу в белорусских магазинах невозможно было увидеть, то сейчас она вовсю распространяется, причём не просто националистическая, а русофобская. Не даст ли это через какое-то время негативные для нас всходы?

Леонид Ивашов:

– Там действительно есть это движение, что Белоруссия – это Литва. Католическое движение там раскручивается. Главный театр сегодняшней глобальной войны – это не поле боя, это даже не экономика, не углеводороды. Главный театр – это духовная, культурно-цивилизационная сфера, борьба за сознание. И если мы там не будем работать, если мы будем вести себя, как на Украине – если будут только встречаться главы государств или премьеры, чтобы поговорить о ценах, то мы потеряем Белоруссию.

Но здесь и изборянам надо задуматься. Вот мы говорим – с Белоруссией плохо. Кого мы обвиняем – Путина? Медведева? Но мы сами должны работать. Давайте там создадим в Минске Изборский клуб, например.

Вадим Андрюхин:

– Изборский клуб – это общественная организация, она имеет очень ограниченный ресурс, а нужна государственная политика в этом отношении. А, кроме того, КГБ Белоруссии пожёстче действует, чем СБУ до переворота.

Леонид Ивашов:

– Кто в правительстве Медведева заинтересован в том, чтобы было благополучно на Донбассе? Там сидят, кроме трёх – четырёх министров, представители крупного капитала, и они защищают интересы корпораций. Сто лет им Белоруссия нужна. А кто у нас ещё? Никонов? Да, он умеет красиво говорить, но я  не вижу, что Русский мир под его началом как-то зашевелился.

Скрепы также нужны ещё и на горизонтальном уровне. Когда общение идёт только на уровне президентов, то это очень опасно: рассорились – и всё, отношения разорвались. А когда сплетены сферы науки, культуры, образования  на общественно – профессиональном уровне – это главные связи, надежные скрепы.

Эдуард Капранов, руководитель Нижегородского графа Аракчеева кадетского корпуса:

– У меня два вопроса. Первый касаемо Турции – она ввела сейчас войска в Сирию, и есть такое мнение, что она их оттуда уже вряд ли выведет в ближайшее время, то есть Сирия уже единой не будет. А второй вопрос – более важный для нас: вот мы говорим о том, что у нас неквалифицированные специалисты в государстве. Насколько квалифицированна наша армия сейчас? Ведь большинство офицеров прошли через Сердюкова. Насколько мы можем вообще им доверять?

Леонид Ивашов:

– По Турции – я не был сторонником той лёгкости, с которой наше руководство поступило по отношению к Эрдогану: позвонил, извинился, и тут же – «прилетай, дорогой, принимаем». Надо понять ситуацию, в какую попал Эрдоган и Турция, и ставить жёсткие условия. Да, можно было принять на своей территории, но никогда не принимать в таких ведущих резиденциях. Достаточно было принять на рабочем месте. И условия: «Да, мы посмотрим, мы подумаем, вот ваше предложение – вот наши условия». И на первом плане всегда должна быть безопасность, а не помидор-огурец. И выждать можно было недели две, ничего бы не случилось. А потом мы господину Эрдогану дали бы добро на возвращение на российские рынки, но при условии, что, если Турция вторгнется в Сирию, то всё летит. Но мы, видимо, не оговорили это всё. Поэтому трудно сказать, но если треугольник Россия – Турция – Иран сложится, то тогда влиять на турок будет можно. Кстати, не нужно забывать, что Турция – член НАТО, и она не спешит оттуда выходить.

Что касается кадров. Когда коррупция превращается в систему, то нужно иметь в виду, что она не снизу выросла, она – сверху. И финансовая коррупция начинается с кадровой коррупции: кто-то пристроил своего кореша, брата, друга, кто-то с кем-то служил… Когда профессиональные качества в твоей государственной деятельности отходят на второй план, а личностно-дружеские выходят на первый – жди беды. Принцип советского руководства был такой, я его видел: Юрия Дмитриевича Маслюкова в возрасте 50-ти лет выдвинули на должность первого зампредседателя Госплана СССР, отвечающего за оборонку. Он говорит: «Да я ещё молодой, я ничего не знаю», а ему говорят: «Мы тебе мудрецов дадим, ты их держись». Если ты в чём-то слаб – сажай рядом Примакова, сажай Лужкова. А если ты сам слаб и пацанву набираешь, которая ещё меньше тебя знают, то дыра будет обязательно.

К сожалению, именно из-за непрофессионализма появляется это всё – «новые взгляды», бесконечные и неразумные реформы и так далее. Сегодня мы получили в стране кадровый дефолт. Если не исправим кадровую политику, то будем иметь то, что имеем.

Вячеслав Гуськов, председатель Нижегородского отделения Изборского клуба:

– Коллеги, у нас ещё доклад. Слово предоставляется Игорю Валерьевичу Шамину.

Игорь Шамин, профессор ННГУ им. Лобачевского, д. и. н., член НО ИК:

– Уважаемые коллеги, я хотел бы посвятить свой доклад анализу основных результатов так называемого первого этапа Холодной войны-2 и спрогнозировать, как будут дальше развиваться события, связанные с очередным жёстким противостоянием России и коллективного Запада; и постараться ответить на традиционный русский вопрос: что делать?

Первый этап ХВ-2 начался весной 2014 года, и сейчас, осенью 2016 года, когда официальный инициатор ХВ-2 Барак Обама уже почти покинул Белый дом, можно говорить о том, что этот этап закончился, и можно подводить итоги. Итак, если оценить все эти события, то можно сделать следующие основополагающие выводы: прежде всего, можно констатировать, что США и коллективный Запад в целом этот этап проиграли, а Российская Федерация одержала маленькую, но, тем не менее, геополитическую победу. Почему? Дело в том, что США не смогли достичь целей, который они определяли в качестве главных приоритетов в ходе этих событий: это, в первую очередь, разжигание в России масштабного экономического кризиса; обострение социально-экономической и политической ситуации в нашей стране; и, в конечном итоге, сформировать условия для совершения в РФ государственного переворота по технологии «бархатная/цветная революция». Ну, и главная цель такого рода подрывных действий – это отстранение от власти нынешнего Президента РФ и связанной с ним группировки правящей элиты. То есть, с этой точки зрения американцы проиграли.

Далее – второй вывод. Для осуществления подобного рода замыслов правящие круги США используют непрямую технологию стратегического уровня, которая обозначается понятием «умная сила».

Третье. Как, опять же, можно констатировать, правящие круги США при формировании и осуществлении всего комплекса геополитического противоборства с РФ использовали, главным образом, все те методы, которые они успешно применяли с начала 80-х годов для сокрушения СССР, в период президентства Рейгана.

Я приведу пример. Есть такой американский политолог – Швейцер, который ещё в начале 90-х опубликовал книгу «Победа». Она посвящена анализу специфики внешнеполитического курса США в отношении СССР в годы президентства Рейгана. Он выделил следующие ключевые направления действий, которые США осуществили для обеспечения развала СССР. Я приведу эти тезисы – их можно спокойно наложить на события недавнего времени и сделать соответствующие выводы. Итак, первое направление действий, которое выделяет Швейцер – это тайная финансовая, разведывательная и политическая помощь движению «Солидарность» в Польше, что гарантировало сохранение позиций в центре Советской империи. В настоящее время в этом качестве выступила Украина. Второе – значительная военная и финансовая помощь движению сопротивления в Афганистане, а также поставки для моджахедов, дающие им возможность распространения войны на территории Советского Союза. Сейчас то же самое, только в масштабах всего Ближнего Востока – ничего нового нет. Третье – кампания по резкому уменьшению поступлений твёрдой валюты в Советский Союз в результате снижения цен на нефть и сотрудничества с Саудовской Аравией, а также ограничение экспорта советского природного газа на запад. По большому счёту, этот элемент тоже присутствует сегодня. Четвёртое – всесторонняя, детально разработанная психологическая война, направленная на то, чтобы посеять страх и неуверенность среди советского руководства. Тоже это есть сегодня. Пятое – комплексные акции мирового масштаба с применением тайной дипломатии с целью максимального ограничения доступа Советского Союза к западным технологиям. Тоже есть. Шестое – широко организованная техническая дезинформация с целью разрушения советской экономики. Этот элемент, по большому счёту, тоже присутствует. Седьмое – рост вооружений и поддержание их на высоком технологическом уровне, что должно было подорвать советскую экономику и обострить кризис ресурсов. В настоящее время тоже наблюдается стремление Америки загнать Российскую Федерацию в очередную гонку вооружений со всеми вытекающими последствиями. Можно даже добавить, что важное значение в начале 80-х годов имела комплексная масштабная провокация против СССР, связанная с гибелью 1 сентября 1983 года пассажирского Боинга-747 южно-корейской компании, которая была использована Вашингтоном для дискредитации Советского Союза в глазах так называемого мирового сообщества. Эти события произошли в районе Сахалина в небе над Охотским морем. В настоящее время эта провокация вновь повторяется, но в этом случае жертвой стал малазийский Боинг.

Следующее заключение, на которое мы с вами тоже имеем полное право обратить внимание: к настоящему времени США исчерпали тот арсенал эффективных методов воздействия на Россию, кроме прямой вооружённой агрессии. Но, как следует констатировать, прямой войны между РФ и коллективным Западом не стоит ожидать до 2020 года. На мой взгляд, здесь главный критерий, который необходимо принять во внимание – это то, что только приблизительно к 2020 году американцы собираются создать, наконец, свою систему национальной противоракетной обороны. До тех пор, пока эта задача не будет решена, прямого столкновения между РФ и США и странами НАТО ожидать не следует.

Повторюсь – можно говорить о том, что Россия одержала маленькую геополитическую победу на первом этапе, но потерпела и целый ряд неудач в рамках этих событий. Во-первых, Соединённым Штатам удалось втянуть Российскую Федерацию в очередную гонку вооружений, и в настоящее время это соревнование идёт в области разработки технологий, касающихся производства ракет, способных развивать гиперзвуковую скорость. И то государство, которое одержит в этом соревновании победу, то, фактически, и выиграет ХВ-2. И, как следует констатировать, для России наибольшую угрозу представляет не гибридная война (потому что наша страна научилась достаточно эффективно справляться с такого рода угрозами), а новая американская технология ведения вооружённой борьбы, для обозначения которой используется термин «стратегия молниеносного неядерного удара». Причём расчёт делается на то, что этот молниеносный удар после 2020 года, который США, по крайней мере гипотетически, планируют, будет наноситься такого рода гипероружием.

Второе направление соревнований – это система ПРО. Опять идёт традиционное в военной области соревнование, которое началось ещё с эпохи античности – между щитом, то есть средствами обороны, и мечом, то есть средствами нападения. С этой точки зрения России необходимо тоже создавать соответствующие виды вооружений, которые будут способны преодолеть эту комплексную, глубоко эшелонированную систему противоракетной обороны, которую Пентагон планирует создать к началу 2020-х годов.

Следующая неудача России в этом соревновании – России был нанесён достаточно серьёзный экономический ущерб от санкций.

Следующее – руководству РФ удалось не допустить втягивания нашей страны напрямую в конфликт на Украине, но, тем не менее, Москва была вынуждена вмешаться в события в Сирии. Я согласен с Леонидом Григорьевичем, что других вариантов, по большому счёту, не было.

Следующее – как следует констатировать, одной из самых серьёзных проблем и неудач для России в настоящее время является отсутствие каких-то мощных государств Евразии в качестве стратегических союзников. С сожалением можно констатировать, что в число такого рода государств мы не можем включать ни Китай, ни другие государства БРИКС, включая Индию и Иран, не говоря уже о Турции. Россия так же, как и в годы ХВ-1, находится в стратегическом одиночестве и вынуждена одна противостоять Западу.

Следующая серьёзная проблема, с которой сейчас сталкивается РФ – в стране наблюдаются серьёзные внутренние проблемы, которые постепенно накапливаются и усиливаются. Это усиление раскола среди правящей элиты РФ, постоянное падение уровня жизни населения и раскол между правящей элитой и остальной частью общества. В конечном итоге, если не принять срочных мер, эти негативные процессы в самое ближайшее время не могут не наложиться друг на друга – может произойти резонанс-эффект. На этом же фоне происходит какое-то внешнее воздействие на РФ в виде санкций, подрывных операций, попыток втягивания России в какие-то конфликты, которые целенаправленно разжигаются по периметру её границ. И если все эти процессы негативного характера наложатся друг на друга, то может произойти такой мощный резонанс, который по своему разрушительному эффекту окажется способным развалить наше государство, и Россию может вполне постичь судьба Советского Союза, то есть развал страны.

В этой связи вполне закономерно возникает вопрос: после того, как можно констатировать, что первый этап ХВ-2 закончился, как буду развиваться события дальше в рамках Холодной войны? После того, как в США 8 ноября пройдут выборы, к власти придёт какая-то новая администрация, которая примерно с конца января 2017 года встанет у руля американского государства и будет формировать и осуществлять соответствующую политику.

Ну, во-первых, не следует ожидать завершения ХВ-2, причём неважно, кто станет новым Президентом США. Вопрос будет заключаться лишь в том, какими методами эти две группировки правящей элиты будут действовать против РФ. На мой взгляд, до 2020 года, вне зависимости от того, кто станет Президентом, этот политик будет по-прежнему следовать технологии «умная сила», и именно на этой основе будут разрабатываться соответствующие планы для одержания геополитической победы над РФ. Это первое. Второе – возникает вопрос: а какова будет главная составляющая с точки зрения приоритетности и требуемого эффекта от использования такого рода непрямых технологий? Я неслучайно начал с того, что привёл выводы американского политолога Швейцера. Дело в том, что он немного слукавил и не назвал ещё одно направление, которое тоже было задействовано американцами для того, чтобы одержать геополитическую победу над Советским Союзом и для обеспечения прихода к власти тех политических сил в нашей стране, которые обеспечивали со своей стороны, уже изнутри, развал нашего государства. Я имею в виду Горбачёва и его команду. Дело в том, что ещё одним важным козырем Америки в это период являлся Китай. Геополитический союз на антироссийской основе правящие элиты США и Китая заключили ещё в 70-е годы, и эта китайская карта была «блестяще» разыграна американцами – в частности, в период афганской войны 1979 – 1989 гг. К сожалению, в нашей историографии освещение этих событий является серьёзным белым пятном, но Китай сыграл важную роль в том, чтобы вооружать моджахедов, снабжать их оружием, финансировать, обучать и вообще создавать общую геополитическую ситуацию в мире не в пользу Советского Союза.

Если оценить реалии современной политики, то можно говорить о том, что новый Президент, вне зависимости от того, кто им станет – Клинтон или Трамп, тоже будет стараться использовать против РФ китайскую карту. Администрация Обамы уже создала условия для того, чтобы достаточно эффективно использовать китайскую карту против России.

С этой точки зрения я обращу ваше внимание на два ключевых события. Событие №1 – это 2009 год, когда администрация Обамы провозгласила доктрину возвращения в Азию и, по сути дела, начиная с этого времени, Китаю была объявлена Холодная война, хотя и не такая активная, как против России в 2014 году. В рамках этих событий основные усилия США были направлены на то, чтобы, во-первых, постараться изолировать Китай на международной арене; и, во-вторых, уничтожить способность Китая реализовывать свой масштабный геополитический и геоэкономический проект, ориентированный на объединение большей части евразийского пространства вокруг Пекина. Я имею в виду такие геополитические проекты, как «Всеобъемлющее региональное экономическое партнёрство», предполагающее объединение вокруг Китая всей Восточной Азии; и целый ряд транспортных проектов, которые должны были дать Китаю выход на рынки Евросоюза: «Экономический пояс Великого шёлкового пути», который должен пройти по Центральной Азии, и «Морской шёлковый путь для XXI».

Каким образом американцы пытаются это сделать? Я приведу только один пример: это попытка США установить свой полный военный контроль над акваторией Южно-Китайского моря, экспорта идёт именно этим путём.

Второе направление – это стремление США установить доминирование в Центральной Азии. То есть налицо достижение всех тех приоритетов, на которые я обратил ваше внимание.

Но это кнут, а есть ещё и пряник. Одновременно на фоне всех этих действий с 1 октября 2016 года китайский юань вошёл в резервную корзину Международного валютного фонда, став третьей валютой по значению после доллара и евро. Таким образом, Китай как бы приглашают поддержать ту глобальную финансовую систему, которая базируется на американском долларе и обеспечивает американское господство в мире. Существует высокая веротность того, что китайская правящая элита поддастся этому давлению.

Что же делать? В значительной степени я согласен с Леонидом Григорьевичем, что у России сегодня существует только один выход: открытие второго фронта, но фронта внутреннего. Необходима масштабная модернизация России, которая должна предполагать определение какой-то принципиально новой модели жизнедеятельности и развития. Без решения этой задачи, с точки зрения национальной безопасности, выжить ни одному государству ещё не удавалось. Нынешняя российская модель жизнедеятельности и развития, в основе которой лежит сырьевая экономика, априори неспособна обеспечивать какой-то серьёзный геополитический и геоэкономический эффект в рамках противостояния с коллективным Западом. Поэтому, если такого рода реформы не будут осуществлены, то Россию ожидает поражение, и существует опасность, что она может повторить судьбу СССР. На этом позвольте мне закончить.

Вячеслав Гуськов:

– Спасибо, коллеги, за актуальные доклады и выступления. До новых встреч.

Источник

comments powered by HyperComments