Фото: ТАСС

Избранный президент Молдавии Игорь Додон после вступления в должность собирается в Тирасполь, чтобы встретиться с новым главой Приднестровья Вадимом Красносельским и активизировать переговоры, которые буксуют уже несколько лет. Урегулирование застарелой приднестровской проблемы будет обсуждаться и в ходе визита в Москву, куда его пригласил президент России Владимир Путин. В эксклюзивном интервью ТАСС он рассказал о своих планах на ближайшее будущее и о ситуации в стране и регионе после выборов в соседней Румынии, где также сменилась власть.

— Игорь Николаевич, после вашей победы на выборах прошел уже месяц, но дата инаугурации еще неизвестна. Странная ситуация, если вспомнить, что вашего предшественника Николая Тимофти привели к присяге через неделю несмотря на то, что парламент вопреки всем нормам выбирал тогда главу государства почти два года?

 Мои оппоненты не согласны с поражением несмотря на то, что итоги голосования утвердил ЦИК и признали международные наблюдатели. Они забрасывают суды исками о нарушениях в ходе голосования. Их отклоняют, но все это затягивает время, так как Конституционный суд должен дождаться прохождения всех процедур. На самом деле сторонники Санду (Майя Санду, соперница Додона на выборах, единый кандидат от проевропейской оппозиции, возглавляющая Партию действия и солидарности. — Прим. ТАСС) не заинтересованы в такой проверке, так как, по нашим данным, массовые подтасовки в пользу их кандидата осуществлялись как раз на участках в западных странах. Дошло до того, что даже в Княжестве Монако с населением 37 тысяч человек нашлось почти 2 тысячи молдавских избирателей.

— Тогда зачем эта волокита и когда она закончится?

— Делается все это по просьбе западных кураторов Санду, чтобы протащить через парламент и президента открытие офиса НАТО в Кишиневе, назначение удобного власти генерального прокурора, другие непопулярные решения, которые я бы отклонил.

По Конституции, избранный президент должен вступить в должность не позднее 45 дней после даты выборов. Если до 28 декабря этого не произойдет, встанет вопрос об аннулировании выборов, что, в свою очередь, может вызвать протесты и дестабилизировать ситуацию в стране. Не думаю, что власть на это пойдет.

— Выборы президента продемонстрировали раскол среди избирателей: половина проголосовала за лидера социалистов, который выступает за интеграцию в Евразийский экономический союз, другая поддержала европейский вектор. У вас непростая задача: с одной стороны, объединить людей, с другой — взаимодействовать с правящим большинством в парламенте и правительством, которое контролируют проевропейские партии.

— Президент Молдовы обязан быть «промолдавским» политиком, а не «проевропейским», «проамериканским» или «пророссийским». Поэтому я должен сделать все, чтобы снизить накал в обществе, примирить людей. Для этого необходимо отказаться от геополитической риторики, которая вносит разлад. По этой причине я покинул пост лидера Партии социалистов, как того требует закон.

— Вас могут упрекнуть в отказе от убеждений?

Президент Молдовы обязан быть «промолдавским» политиком, а не «проевропейским», «проамериканским» или «пророссийским»

— Я был и остаюсь евроскептиком. Исходя из того, что происходит в последнее время в Европе, Молдова членом ЕС не станет. Убежден: в плане экономики, социальной сферы и укрепления государственности наша страна больше выиграет, если будет держать курс на сотрудничество и интеграцию в ЕврАзЭС.

Но политика — искусство возможного. Изменить внешний вектор страны, учитывая, что парламентом управляет большинство, сформированное проевропейскими партиями, у президента, исходя из нынешних конституционных полномочий, не получится.

Поэтому наша главная задача — сделать все возможное, чтобы изменить расклад сил в законодательном органе после парламентских выборов, независимо от того, состоятся ли они в 2018 году или будут досрочными. Там необходимо сформировать промолдавское большинство, которое будет нацелено на стратегическое партнерство с Российской Федерацией, тесное сотрудничество с ЕС, другими странами.

— Некоторые аналитики считают, что добиваться этой цели удобнее было на посту лидера крупнейшей партии.

 Это не так. Победа на президентских выборах только упрочит позиции социалистов. Мы рассчитываем, что на предстоящем 18 декабря съезде новым руководителем партии будет избрана опытный политик Зинаида Гречаный, с которой мы вместе работаем уже десять лет. Социалисты продолжат твердо следовать своей программе, главными пунктами которой остаются денонсация соглашения об ассоциации с ЕС и интеграция в Евразийский союз. Они не пойдут ни на какие коалиции с правящим большинством в парламенте и будут добиваться досрочных выборов.

— Как быть с программами сотрудничества с ЕС, которые запустили нынешние власти?

— Первый мой визит состоится в Москву, а второй — в Брюссель. Мы обсудим с ними все, что касается сотрудничества в области экономики. Дело в том, что соглашение о зоне свободной торговли с ЕС создало определенные препятствия для экспорта наших товаров в Россию. Об этом говорят и наши партнеры в Москве. Проблему надо решать в трехстороннем формате, с участием ЕС и России.

— Президент России Владимир Путин пригласил вас с визитом в Москву. Какова повестка переговоров?

— Мы основательно готовимся к ним, учитывая, что в отношениях между нашими странами накопилось много проблем. Визит планируется в январе, после церемонии вступления в должность и новогодних праздников. Хотим обсудить возобновление поставок молдавской продукции на российский рынок, трудности, с которыми сталкиваются наши мигранты, приднестровское урегулирование. Решить эти и другие вопросы, которые закладываются в повестку, непросто.

В частности, проблема экспорта связана с договором о свободной торговле с ЕС и потребует поэтапного решения. Сначала постараемся добиться снятия таможенных пошлин для поставщиков из Приднестровья, Гагаузии, а также нескольких десятков экспортеров из остальной части Молдавии, которым социалисты уже помогли вернуться на рынок России. Эти предприятия сумели подтвердить качество своей продукции. Но пошлины сделали ее неконкурентоспособной. Второй этап — это снятие ограничений для остальных экспортеров. Для этого, как я уже говорил, надо будет договариваться в трехстороннем формате, вместе с Россией и ЕС. Я надеюсь, что эти переговоры мы запустим уже в будущем году.

Второй вопрос тоже важен: в России работает более полумиллиона молдавских мигрантов. Десятки тысяч, по разным причинам, нарушили миграционный режим и сейчас не могут вернуться на работу в Россию. Им надо помочь.

— Еще сложнее будет решать проблему Приднестровья, которая заморожена уже четверть века?

— Безусловно. Еще до поездки в Москву я намерен посетить Тирасполь, чтобы встретиться с Вадимом Красносельским, который 11 декабря был избран главой Приднестровья. Я уже поздравил Вадима Николаевича с победой.

— В беседе с корреспондентом ТАСС Красносельский сказал, что готов встретиться с вами, но подчеркнул, что является сторонником независимости Приднестровья, сославшись на то, что этот курс поддержан на референдуме 2006 года.

— Я понимаю его позицию. Он знает и мою точку зрения. Но у нас накопилось немало тем для обсуждения, и ситуация, когда переговоры буксуют уже несколько лет, недопустима. Я верю, что совместными усилиями нам удастся сдвинуть процесс приднестровского урегулирования с мертвой точки. На обоих берегах Днестра живут представители одного народа, в нашей общей истории были сложные периоды. Но я верю, что нас объединяет намного больше, чем разделяет. К тому же после выборов в США, последних событий в Европе в регионе складывается политическая конъюнктура, которая позволяет приступить к решению этой застарелой проблемы.

— Вы полагаете, победа Дональда Трампа повлияет на политическую ситуацию в Молдавии?

— Мы хотим, чтобы американские политики не использовали Молдавию в роли пушечного мяса в борьбе с Россией за свои геополитические интересы в регионе. Надеемся, этого больше не будет. Что касается позиции ЕС, то я встречался с экспертами Германии, которая сдает председательство в ОБСЕ, их коллегами из Австрии, которые его принимают. Меня заверили, что хотят продолжить немецкие инициативы по мерам укрепления доверия. Надеюсь, в будущем году мы общими усилиями добьемся положительных сдвигов в приднестровском урегулировании.

— В Кишиневе утверждают, что надо начинать с политического статуса Приднестровья. Каким, по-вашему, он должен быть?

Мы хотим, чтобы американские политики не использовали Молдавию в роли пушечного мяса в борьбе с Россией за свои геополитические интересы в регионе

— Социалисты предложили свой план, который основан на федеративном устройстве государственности по примеру России, Германии, США.

— Но слово «федерация» у некоторых политиков в Кишиневе вызывает чуть ли не истерику.

— Дело не в названии. Не секрет, что многие у нас боятся прихода приднестровцев в молдавскую политику — придется потесниться в парламенте, правительстве, других теплых местах. Есть и те, кто опасается, что это поставит крест на их мечте о ликвидации молдавского государства и его объединении с Румынией. Для нас главное — найти решение, от которого выиграют люди на обоих берегах Днестра.

— Вы потребовали отставки министра обороны за призывы к вступлению Молдавии в НАТО?

— В Конституции нашей страны прописан нейтралитет, и я категорически против того, чтобы нас вовлекали в какие-то военные блоки, тем более в НАТО. Недавно правительство подписало соглашение об открытии офиса альянса в Кишиневе. Премьер убеждает нас, что этот документ не преследует военных целей, что такое же представительство есть и в Москве. Мы будем внимательно за этим следить и воспрепятствуем попыткам, которые касаются военных интересов.

Что касается министра обороны Анатолия Шалару, который ратует за объединение с Румынией и отказ от нейтралитета, я уверен, что в ближайшие месяцы мы его уволим. В мае нынешнего года социалисты протестовали против учений, которые он проводил с США и другими странами НАТО вблизи Приднестровья. На левом берегу также провели военные учения. Зачем нам это бряцание оружием? Нам провокаторы не нужны. К тому же своими выходками Шалару хочет отвлечь внимание общественности от злоупотреблений, которые допустил во время руководства министерствами транспорта и обороны. Ими уже заинтересовались правоохранительные органы.

— Ваше заявление о Крыме вызвало неоднозначную реакцию на Украине.

В Конституции нашей страны прописан нейтралитет, и я категорически против того, чтобы нас вовлекали в какие-то военные блоки, тем более в НАТО

— Вокруг него много домыслов. Я неоднократно говорил и могу повторить еще раз: де-факто Крым находится в составе России. Украина и другие страны мирового сообщества не признали это. Признает ли Молдавия Крым в составе России — вопрос непростой, учитывая, что у нас есть проблема Приднестровья. Я хочу, чтобы у нас с Украиной были дружеские и партнерские отношения, как и с другими соседними странами.

— Повлияет ли на отношения с другим соседом, Румынией, то, что вы отклонили приглашение встретиться с бывшим президентом этой страны Траяном Бэсеску?

— За Бэсеску после ухода с поста главы Румынии тянется шлейф скандалов и уголовных дел, возбужденных против его родственников. Он хочет вернуться в политику, для чего учредил партию унионистов (так называют здесь сторонников объединения с Румынией. — Прим. ТАСС).  Однако на прошедших 11 декабря выборах в Румынии это формирование заручилось поддержкой лишь 5% избирателей. Почти половину мест в парламенте и сенате получили противники Бэсеску — социал-демократы, которые уже заявили, что сформируют правящее большинство и правительство. Они занимают умеренную позицию в вопросе объединения, и я надеюсь, что мы наладим взаимовыгодное сотрудничество.

Ранее Бэсеску заявил, что может баллотироваться в молдавский парламент. Такую возможность ему предоставил президент Тимофти, который незаконно выдал ему молдавский паспорт. Я сделаю все возможное, чтобы аннулировать этот декрет. Для этого у нас есть все законные аргументы.

— Если в Молдавии убеждения Бэсеску разделяет только пятая часть населения, то в Румынии такого же мнения придерживаются почти все политики?

— Как президент я обязан бороться с теми, кто хочет разрушить молдавское государство. Недавно премьер-министр Румынии Дачиан Чолош заявил, что планы по объединению с Молдовой «не надо откладывать в долгий ящик». Интересно, какой будет реакция правительства Румынии, если мы поддержим сепаратистов в Трансильвании, выступающих за присоединение этого румынского региона к Венгрии? Или начнем финансировать политиков, которые выступают за воссоздание средневековой Молдовы, требуя вернуть нашей стране восточную часть Румынии? У себя дома за подобные призывы румынские власти сажают людей в тюрьму. А в отношении нас они не церемонятся! Такая позиция не способствует конструктивному диалогу между нашими странами. Если мы хотим дружить, как они говорят, надо относиться друг к другу с уважением.

Беседовал Валерий Демидецкий

ИсточникТАСС
ПОДЕЛИТЬСЯ
Игорь Додон
Додон Игорь Николаевич (род. 18 февраля 1975 года) — всенародно избранный Президент Молдовы. Доктор экономических наук.