Уходящий 2016 год стал годом упущенных возможностей с точки зрения развития отечественной экономики. Почему подобное стало возможным? Стоит ли ожидать, что в 2017-м федеральное правительство и российский Центробанк признают допущенные концептуальные ошибки и изменят свою политику в пользу поступательного развития? Или высушивание деловой активности будет продолжено. Об этом в программе «Реальное время» на Царьграде рассказал известный российский экономист Михаил Хазин.

Сухие цифры: Кудрин против экономики

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко встревожена снижением доходов населения, которые напрямую зависят от уровня развития экономики. По ее мнению, это главный негативный результат уходящего года. Реальные доходы наших соотечественников непрерывно сокращаются уже больше двух лет. В последний раз их прирост в годовом исчислении был зафиксирован в октябре 2014-го.

Это привело к повышению уровня бедности. Согласно данным Росстата, в России насчитывается 23 миллиона человек с доходами ниже прожиточного минимума. Кроме того, как ожидается, уровень безработицы по итогам года составит 6%. В первую очередь сокращение занятости населения затронет обрабатывающие отрасли, строительство и электроэнергетику. Увеличение пенсионного возраста, сокращение социальных и военных расходов, рост налоговых ставок.

Эти и другие меры заложены в стратегии на 2018-2024 годы. Программа была подготовлена Центром стратегических разработок во главе с «тайным гуру» так называемого либерального крыла правительства Алексеем Кудриным. Часть проблем команда Кудрина предлагает решать безальтернативно, за счет роста численности экономически активного населения.

По оценкам Центра стратегических инициатив, повышение пенсионного возраста с 2020 года зафиксирует на рынке труда 90 миллионов человек. Меры в области бюджетной политики рассчитаны, исходя из двух вариантов. Так называемый маневр 34 предполагает рост ставок налогов в 2019 году с плавным снижением доли расходов консолидированной бюджетной системы к 2030 году на уровне 34% ВВП. «Маневр 32» — это сохранение ставок налогов на нынешнем уровне. Но в то же время жесткая бюджетная консолидация, снижение всех госрасходов к 2025 году до 32% ВВП.

В первую очередь Алексей Кудрин предлагает пустить под ножницы социальную политику, национальную оборону и нацбезопасность.

Хазин: В рамках вашингтонского консенсуса не может быть экономического роста

Юрий Пронько:Деловая пресса опубликовала некие предложения будущего антикризисного плана господина Кудрина и его команды, назовем это так.

Михаил Хазин:И его присных.

Ю.П.:На мой-то взгляд, это самая настоящая провокация. Это такой информационный вброс, осознанно сделанный в конце года, когда уже основная масса наших с вами соотечественников не обращает внимания на информационные потоки, а больше занимается праздничными приготовлениями. И осознанное столкновение, такое противопоставление в части социальных расходов, военных расходов, образования, здравоохранения. Я хочу понять – что это?

М.Х.:Это же гайдаровская команда, вот она и работает, собственно. Вы тут говорили, что 2016 год – год упущенных возможностей, будет ли 2017 год. Нет, конечно.

Но еще раз повторю, мы с 1991 года живем в рамках вашингтонского консенсуса. Ну с точки зрения либералов. Там были очень небольшие исключения, был Маслюков с Примаковым, был Геращенко какое-то время. Но в общем и целом это вашингтонский консенсус. В рамках вашингтонского консенсуса у нас не может быть роста экономического, о чем речь идет.

Ю.П.:Вы знаете, министр финансов России Антон Силуанов, я был свидетелем этого диалога с академиком Глазьевым, сказал, что он ничего не знает о вашингтонском консенсусе.

М.Х.:Ну не знает – и не знает. Вы считаете, что он очень образован…

Ю.П.:Он дурачка включает?

М.Х.:Может быть, не знаю. Вы знаете, я, когда с Силуановым познакомился, он был зам.начальника департамента макроэкономической политики. Дело в том, что в Министерстве экономики в те времена, когда была мощная структура, была структура параллельная. Были структуры, отраслевые департаменты, были специализированные департаменты.

И некоторым аналогом департамента Силуанова был мой Департамент кредитной политики. Хотя не совсем точно, потому что в Минэкономики был еще Департамент макроэкономической политики, прогнозный.

И я очень хорошо его помню по тем временам. Он очень качественный исполнитель. И, разумеется, он не будет ничего говорить по поводу тех вещей, которые могут вызвать недовольство как бы его кураторов. А куратор его главный – это Кудрин. А Кудрин, разумеется, не заинтересован в том… Хотя, на самом деле, то, что он говорит, и про социальную политику, и про оборонку, это некоторая демонстрация. Он говорит: вот как мы приняли в 1991 году позицию, если угодно, апеллирующую к тезисам, которые приписывают Маргарет Тэтчер. Что для экономики трубы на этой территории должно быть 15 миллионов человек. Остальные должны сдохнуть. Вот мы и будем проводить такую политику, чтобы они сдохли. Ну, что там говорили Гайдар и Чубайс…

Либеральная команда боится Трампа

Ю.П.:Это же цинизм.

М.Х.:Ну да, цинизм, геноцид.

Ю.П.:Человек, которому поручено разработать антикризисный план на 2017 год.

М.Х.:Почему, он разрабатывает антикризисный план в рамках вашингтонского консенсуса.

Ю.П.:А о последствиях он не думает?

М.Х.:Он работает за команду. О последствиях думает команда. А его задача в рамках этой командной политики разработать программу. Он ее разработал.

Ю.П.:Этот вброс – он сделан специально?

М.Х.:В некотором смысле, да. Вы поймите, тут же такая очень сложная ситуация. Дело в том, что эта команда, которая нам поставила Гайдара и Чубайса, которая нам организовала приватизацию, которая организовала разрушение российской экономики, которая организовала ликвидацию инвестиционного рубля и так далее и тому подобное, она же в этом году, причем буквально полтора месяца тому назад, понесла тяжелейшее поражение.

К власти в Соединенных Штатах Америки пришел Трамп. Человек из другой команды, изоляционистов. Эта команда финансистов до безумия боится, что Трамп договорится с Путиным. По этой причине они должны до того, как Трамп с Путиным встретятся и появятся возможности их договоренностей, поставить Путина в ситуацию, при которой он договориться не сможет. Что для этого нужно сделать.

Ю.П.:А что это за ситуация, подождите?

М.Х.:Для этого надо вменить Путину политику финансистов, которая категорически не устраивает Трампа. То есть фактически речь идет вот о чем. У Трампа имеется некая логика. Что он говорит об изоляционизме, о валютных зонах, еще что-то. О ликвидации транснациональной банковской системы.

Политика Кудрина, Набиуллиной и Силуанова – это политика ликвидации национальной финансовой системы, в нашем случае российской. Это политика отдачи всего и вся на Запад. Ну мы видели, как по приказу МВФ Набиуллина обрушила рубль в декабре 2014 года и мы потеряли 200 миллиардов долларов, просто так.

«Они понимают, что арестовать можно любого. И это их страшно волнует, до безумия»

Ю.П.:Но Набиуллина же тоже знает о подобных высказываниях и экспертных мнениях. Она говорит: а что, вы хотите, чтобы я все тогда растранжирила?

М.Х.:Нет, значит, что она говорит – меня совершенно не волнует. Поскольку она человек безграмотный. А в рамках ее политики, разумеется, она специально ведет политику, в которой другого выхода не было. Есть другая политика, с которой вполне можно было бы работать.

На самом деле мы это уже много раз обсуждали, это политика превращения рубля в инвестиционную валюту. Дело не в этом, а дело в том, что для того, чтобы Путин не мог договориться с Трампом, а действия уже совершаются. Улюкаев арестован. Улюкаев важный человек. Он контролировал оборот золота в России, много еще чего контролировал, в рамках этого либерального контроля за финансово-экономической ситуацией.

Ю.П.:То есть кроме того, что он пописывал эти мрачные апокалиптичные прогнозы, он на самом деле контролировал серьезные активы.

М.Х.:А его взяли и арестовали. И они возмущены, естественно, все, как же так.

Ю.П.:Для них это удар?

М.Х.:Ну, конечно, естественно. Потому что это означает, что теперь ведь любого из них могут. У них, конечно, есть командная политика. Но каждый из них за свою-то шкуру опасается. Они все воры, это даже вопросов нет. И по этой причине они понимают, что арестовать можно любого. И это их страшно волнует, до безумия.

Ю.П.:Вы по поводу того, что они воры, так, для красного словца?

М.Х.:Нет, это факт. А что, вы считаете, что они не воры? Вы посмотрите, какие у них активы и какая у них была зарплата всю жизнь. Нет, они, безусловно, воры, даже вопросов нет. Про них просто общеизвестно, что они воры. Злые языки… Ну просто в силу того, что я в 90-е годы работал в правительстве, я себе примерно представляю масштаб доходов, которые они получают.

Ю.П.:Действительно, я, когда посмотрел биографию господина Улюкаева… Они же перемещаются на протяжении последних 25-ти лет, реально. По разным группам. То в ЦБ, то Минфин, то в Минэк тусовка, то аппарат Правительства, то Администрация Президента.

М.Х.:Они вот так бегают вокруг. Я могу вам сказать, биография Улюкаева, с 1991 года. Личный помощник Гайдара, зам. Гайдара в Институте Гайдара, руководитель секретариата первого вице-премьера Гайдара, опять заместитель Гайдара в институте, первый зам.министра финансов, первый зампред ЦБ, министр экономики. И они все так крутятся <…>

Чего хочет Кудрин

Ю.П.:Что хочет Кудрин, Михаил, скажите мне? Вот еще раз. Я хочу, чтобы это дошло до наших телезрителей. Вот он разрабатывает сейчас некий план…

М.Х.:Кудрин хочет реализовать ту программу, которую не додали реализовать Гайдару в 90-е годы. Ему нужно, чтобы все пенсионеры умерли. Чтобы здесь не было инженеров, чтобы здесь не было образования. Чтобы здесь было большое некоторое количество работяг, которое обслуживало бы трубу. Все, больше ему не нужно ничего  <…>

20 января инаугурация. Когда Трамп встречается с Путиным – не понятно. Ну уж не раньше марта. Скорее, где-то ближе к маю. Вот до этого времени (им) надо заставить Путина сделать шаги, от которых он не сможет отказаться. А Путин, между прочим, сказал: мне к маю нужна программа, до 2025 года. Эти люди не могут написать программу до 2025 года. У них вся программа какая: вот социальную политику убрать, все убрать, и дальше мы будем ждать. При этом они говорят: экономика будет расти.

Ю.П.:Экономика, нацбезопасность.

М.Х.:Да. Я напоминаю, у них совершенно типовая ситуация. Они говорят: да, мы сначала немножко упадем, а потом начнем расти. Вспомните, что говорил Чубайс: да, в результате моей реформы электроэнергетики тарифы чуть-чуть вырастут, а потом начнут падать в результате конкуренции. Что мы видим? Они растут непрерывно, причем быстрее, чем они росли до того, как сделали реформу. Поневоле возникает желание объединить все обратно, ликвидировав все промежуточные звенья.

ИсточникЦарьград
ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Хазин

Михаил Леонидович Хазин (род. 1962) — российский экономист, публицист, теле- и радиоведущий. Президент компании экспертного консультирования «Неокон». В 1997-98 гг. замначальника экономического управления Президента РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее…