Несмотря на рост цен на нефть в конце прошлого года, среднегодовой их уровень был ниже 2015 года на 18%. Естественно, это нанесло достаточно сильный удар по мировой нефтяной отрасли. Положение российских компаний было усугублено пресловутым «налоговым маневром», рассчитанным на цену нефти свыше 100 дол/барр, и традиционным ростом тарифов естественных монополий. Однако на общем фоне отчетность «Роснефти» — производит весьма благоприятное подтверждение и еще раз подтверждает тезис о преимуществах государственной формы собственности, позволяющей концентрироваться на стратегических целях, в условиях длительной нестабильности.

​Контроль над затратами, наращивание производства и реализации, оптимизация направлений сбыта позволили «Роснефти» свести к минимуму негативные последствия конъюнктуры и налогового давления (которое у нее является максимальным в отрасли – 41%, — по сравнению, например, с 15% у Statoil и ничтожными 2% у Shell).

​Так, по уровню выручки и EBITDA «Роснефть» уверенно (от 9 до 22%) превзошла консенсус-прогнозы Reuters и Bloomberg, составленные на основе данных специалистов девяти инвестиционных банков, — при том, что эти прогнозы сильно переоценили возможности западных корпораций. Например, аналитики инвестиционных банков ожидали от Statoil в IV квартале прибыли в 2,1 млрд.долл., а компания получила убыток в 1,9 млрд.; от Exxon ожидали прибыли в 70 центов на акцию, а она составила лишь 41 цент.

​В IV квартале наблюдалось уверенное удорожание нефти – и «Роснефть» увеличила EBITDA на четверть, став лидером по ее приросту. Без учета эффекта от консолидации «Башнефти» EBITDA выросла на 15%, в то время, как, например, у Statoil и Chevron этот показатель снизился.
​В том же IV квартале «Роснефть» повысила чистую прибыль вдвое и в рублевом, и в долларовом выражении. Однако это во многом вызвано качеством управления, так как чистая прибыль Exxon сократилась на 37%, Chevron и BP – на 68 и 69%, а Statoil – и вовсе в несколько раз.

​В 2016 году Роснефть продолжала работать в прибыль, при том, что такие глобальные мейджоры как Chevron и Statoil продемонстрировали чистые убытки. Более того: некоторым основным глобальным конкурентам «Роснефти» пришлось брать кредиты, чтобы выплатить дивиденды акционерам, что с экономической точки зрения является нонсенсом. ВР сохранила чистую прибыль, но она составила лишь 0,1 млрд.долл. против 2,8 млрд. у «Роснефти».

​И это при том, что «Роснефть» наращивает инвестиции и осуществляет масштабное развитее производства: в IV квартале 2016 года с учетом сезонности капитальные затраты выросли более чем в 1,4 раза, а за год в целом – на 19,2%.

Инвестиции в приоритетный для любой сырьевой компании сегмент разведки и добычи за год выросли более чем на треть. И это при том, что в целом капзатраты в мировой разведке и добыче снизились на 35 %. Нефтяные гранды активно сокращали бюджеты на разведку и в результате прирост запасов нефти у них не компенсировал добычу. В отличие от Роснефти, которая продолжает вкладываться в разведку и наращивать запасы.

Компания активно развивает новые перспективные месторождения, в прошлом году осуществила интеграцию «Башнефти» (синергетический эффект от которой в 2017 году оценивается в 40 млрд.руб.). При этом долговая нагрузка остается на комфортном для компании уровне. Так, на конец 2016 года отношение чистого долга к EBITDA практически не изменилось и составило 1,5 раза.
​«Роснефть» остается абсолютным мировым лидером по добыче углеводородов, обогнав в IV квартале находящуюся на втором месте месте Exxon более чем в 1,4 раза. За 2016 год, несмотря на в целом неблагоприятную конъюнктуру, «Роснефть» увеличила добычу на 4.4%, в то время как рост у ВР составил лишь 1.2%, а Exxon и Chevron снизили добычу на 0,8%.

​Несмотря на серьёзные приобретения в 2016 году Роснефть сумела сохранить положительный свободный денежный поток. По величине СДП она лишь немного уступила Exxon (4,5 против 6,9 млрд.долл.). У остальных крупных участников глобального нефтяного рынка свободный денежный поток не просто сократился, но и был отрицательным, составив у Shell -1,5 млрд.долл., у Statoil -3,2 млрд., у Chevron -5,3 млрд,, а у BP и вовсе -6,0 млрд.долл..

​Таким образом, несмотря на увеличение налоговой нагрузки (на 165 млрд.руб.) и удешевление нефти, «Роснефть» не только остаётся наиболее успешной российской компанией, но и лидером мировой нефтяной промышленности, демонстрируя исключительно высокую эффективность управления (как в тактическом, так и в стратегическом плане) и делом развеивая либеральные предрассудки об априорной неэффективности государственной собственности.

​Остается лишь ждать, когда ее опыт и опыт других эффективных государственных корпораций (от «Сбербанка» до МИА «Россия сегодня») будет осмыслен на государственном уровне и в полной мере учтен при выработке как текущей социально-экономической политики, так и стратегии развития нашего общества.