Предлагаем вашему вниманию стенограмму круглого стола Ярославского регионального отделения Изборского клуба, который прошел 14 марта 2017 года совместно с Ярославским государственным  университетом им. П.Г. Демидова, Международным университетом бизнеса и новых технологий и Ярославским региональным отделением Российского общества историков-архивистов.

(Публикуется в сокращении­)

Иванов Валерий Сергеевич, член Ярославского регионального отделения Изборского клуба, президент Академии МУБиНТ, доктор экономических наук, профессор:

«Разрешите мне открыть работу Круглого стола «Национальная идентификация как результат актуализации духовных, культурных, мировоззренческих и политических ценностей российской государственности» и пожелать успешной работы всем его участникам. Слово для приветствия представляю митрополиту Ярославскому и Ростовскому Пантелеимону».

Митрополит Ярославский и Ростовский Пантелеимон:

«От имени Ярославской епархии приветствую всех присутствующих!

Проблема общегражданской идентичности остро стоит в современном обществе. Мы задаемся вопросами: каково место нашей цивилизации в истории, что нас отличает от других цивилизационных моделей, каковы духовные корни, которые сформировали нас с нашей удивительной культурой.

Эта проблема остается актуальной на протяжении нескольких веков. Вспомним Ивана Васильевича Киреевского, который пытался найти точки соприкосновения между «настоящим характером нашей образованности» и ее отношением к «просвещению общечеловеческому». Вспомним других русских мыслителей и деятелей общественной мысли, которые старались найти место русской цивилизации, так или иначе, отталкиваясь от доминирующей западной цивилизации и культуры.

Несомненно, русская цивилизация имеет глубокие духовные корни, которые и взрастили ее – это православное христианство. Основываясь на православном понимании, наши предки общались между собой и с представителями других народов. Основываясь на православном отношении к Отечеству, строили государство и защищали его. На протяжении всей истории наш народ в своей жизни всегда руководствовался  Евангельскими смыслами.

Крещение в 988 году стало важнейшим событием русской истории, оказавшим огромное влияние не только на дальнейшее формирование государственности Киевской Руси, но и на развитие русской культуры и самосознания народа и явившееся решающим фактором распространения православной веры с Востока Европы до Азии. Как скажет спустя много веков после Крещения Руси святитель Николай Сербский: князь Владимир «направил ход русской истории в духовном направлении».

И вся наша история – образец того, как народ, теряющий свое самосознание, скатывается в бездну небытия, или, наоборот, обращаясь в самые сложные исторические моменты, когда оказывалось под вопросом целостность государства, только сплочение вокруг веры, ценностных основополагающих скреп и давало силы народу возродиться. Но посмотрим на кризисные периоды нашей истории с другой стороны. Духовно сплоченный народ трудно уничтожить. Только подорвав в нем эту основу, разложив изнутри и можно было пытаться покорить государство.

Сегодня нам особенно важно говорить о своей общегражданской идентичности, четко понимать, что именно сформировало нашу  культуру и нашу цивилизацию, для того, чтобы в будущем иметь крепкое и сильное государство, не лишенное своей независимости и не раздираемое волнениями и гражданскими войнами».

Боровицкий Михаил Васильевич, председатель Ярославской областной думы:

«Любое человеческое сообщество, любая цивилизация, любая крупная держава, показавшая свою пригодность в истории, основывается на особом присущем только ей идеале и центральной, основной идее. Без высшей идеи, совершенно справедливо подчеркнул Федор Михайлович Достоевский, не может существовать ни человек, ни нация. Опыт истории свидетельствует, что как только начинает подтачиваться духовная, культурная  сила, служащая основополагающей ценностью цивилизации, можно говорить о начале ее заката. Всякий строй сохраняет свою жизнеспособность и эффективность до тех пор, пока большинство людей сохраняет веру в его законность, справедливость и эффективность. Еще одно хочу напомнить: Идентичность это не платье, которое можно переодеть, если оно не нравится. Идентичность – это мы сами, и сменить идентичность можно только ценой отказа от самих себя, своей истории, всего уклада жизни и самосознания, и, что еще важнее, отказавшись от себя, мы ничего не приобретаем, кроме пустоты. Может ли верхушка дерева сказать: «Не хочу дальше расти сосной, хочу – осиной?». Может ли она отказаться от всего, что ей как верхушке предшествует и ее питает, т.е. от корней и ее ствола? Народ подобен дереву: также имеет корни, ствол, историю, связанную с этой культурой, укладом жизни и сознанием. Каждое поколение, новая поросль, является новым побегом от этого дерева. Если  новый побег отсечь от дерева, он неминуемо зачахнет и погибнет. Тот посыл, который обозначен в этом примере, – очень опасно отклониться куда-то в сторону, сбиться с пути. В последнее время, в последнее десятилетие нас всех тревожит – куда мы идем. Мы сейчас стоим на переломе, на той черте, когда мы должны для себя определить, в чем наше будущее, куда мы пойдем  и с чем мы пойдем. Чаще всего нас тревожит состояние экономики, материальное состояние общества и семьи, но постепенно приходим к пониманию того, что и экономика, и материальная основа жизни общества и человека должны базироваться на более серьезных и высоких ценностях. Кто-то из великих неслучайно говорил, что в жизни человека и общества должна быть заложена какая-то идея. Для русского человека, для православной культуры, в отличие от католицизма, материальное никогда не было главным, всегда главным было духовное. Когда это осознание к нам придет, мы поймем наши истинные ценности, мы поймем, чем является наше дерево, что должно оттуда произрастать. Тогда многие материальные подходы к проблемам решаться будут более логично, проще, понятнее и базироваться на реальных ценностях, которые традиционно были присущи российскому обществу и нашему миросознанию.  Сегодняшний разговор, на мой взгляд, – это уникальная возможность выявить тот фундамент, который позволит сформироваться в будущем здоровому, нравственному, экономически совершенному нашему российскому обществу».

Гаврилов Вячеслав Игоревич, заместитель мэра г. Ярославля:

«Я хочу поприветствовать всех  участников круглого стола от имени мэрии г. Ярославля и лично от только что избранного мэра Владимира Витальевича Слепцова. Для нас проведение столь авторитетного Круглого стола в нашем городе, это еще одно признание статуса тысячелетнего Ярославля, который, безусловно, является одним из крупных научных, культурных и экономических центров Российской Федерации.

Тема, которая сегодня обсуждается – общенациональная идентичность, – является чрезвычайно актуальной и разговор, который здесь состоится, будет приглашением к дальнейшей дискуссии. Высказанные на Круглом столе мысли позволят по-новому взглянуть на развитие нашего региона и нашего города. Я хочу сегодня искренне поблагодарить организаторов Круглого стола – МУБиНТ, ЯРГУ им. П.Г. Демидова, Изборский клуб, другие общественные организации, за то, что они все вместе выступили с инициативой настоящего разговора и пожелать всем нам хорошей продуктивной дискуссии».

Березкин Сергей Владимирович, председатель Общественной Палаты Ярославской области:

«Дорогого стоит сегодня принять участие в этом заседании, учитывая состав участников, представляющих и Ярославскую область и университеты, научные круги, наших уважаемых гостей. Вдвойне повезло присутствующим здесь студентам, я вижу очень много молодых лиц.

Мы с вами живем в очень непростом мире, динамика процессов которого настолько стремительна, что зачастую не позволяет подрастающему поколению глубоко задумываться над тем или иным вопросом. Буквально несколько лет назад мы не могли представить те проблемы, которые сегодня есть на Ближнем Востоке, на наших западных границах. Каждый день ставит перед нами все новые проблемы и задачи, искать ответы на которые мы будем совместно. Не первый год витает в воздухе вопрос национальной идеи. Один из ответов на данный вопрос – это патриотизм. А патриотизм – это духовность, это национальная идентичность – все то, что стоит сегодня в повестке нашего заседания. Общественная палата области представляет гражданское общество и не может оставаться в стороне при решении таких вопросов. Нам повезло: те духовные корни, те историко-культурные традиции, которыми обладает и обладал наш регион – они продолжают нас подпитывать и сегодня. Они дают нам мудрость, силы и право опираться на многовековой опыт предыдущих поколений для продолжения созидательной работы сегодня. Я вижу в зале много юных лиц и хочу сказать, что именно в сплоченном содружестве людей разных возрастов, конфессий, установок мы обретем общие точки соприкосновения. У нас один народ – российский. Вот в таких заседаниях появляются те росточки, которые дают нам опорные точки развития. Я хотел бы всем нам в этом деле пожелать успеха».

Реснянский Сергей Ивановичдоктор исторических наук, профессор кафедры истории России Российского университета дружбы народов, профессор кафедры истории России средних веков и нового времени Московского государственного областного университета, профессор кафедры истории Российского государственного гуманитарно-технологического университета:

«Уважаемые коллеги, итальянский мыслитель Умберто Эко как-то сказал, что культура потребления формирует человеческий тип рецепторного плана, пожирателя роликов и видео-рекламы с абсолютной пустотой в душе. Перед таким человеком не стоит проблема самоидентификации с собой, семьей, государством – этого просто нет.

В свое время Платон говорил, что все сущее имеет идеи – каждая семья, например, имеет идею своего развития и так далее. Конечно, каждая идея питается системой ценностей.

Сегодня мы поговорим о том, какими ценностями в российской истории подпитывалось наше государство. Семьсот лет существовала империя Рюриковичей, триста лет правили Романовы, семьдесят лет была советская власть. И мы сегодня имеем то, что мы имеем. У нас нет идеи, объединяющей нас всех, к большому сожалению. В девяностые годы об этом говорили так: «Россия исчерпала свою большую идею». Если мы посмотрим российскую историю сегодня, то обнаружим много нападок на нашу государственность. Какая ценностная матрица лежит в ее основе? Вот смотрите, семьсот лет большого царства подпитывались великой идеей, в конце концов, отлитой в «Москву –  третий Рим». Мы с вами знаем романовскую империю. В начале пути правления династии Романовых в Смутное время, что объединяло всех? Слова патриарха Гермогена: «Государство, православие, самодержавие, народ». Ценностную матрицу формировали вот эти идеи – на этих идеях была создана романовская империя. Но та большая идея «Православие, самодержавие, народность», которую попытались реанимировать во второй половине XIX века, она уже не играла никакой роли. Эта идея исчерпала себя. На разных этапах российской истории делались неоднократные попытки создать модель власти, созвучную русскому национальному сознанию. Иногда это удавалось, иногда нет – но это было всегда. Центральным звеном такой модели были взаимоотношения церкви и государства. Духовность и власть – эта симфония была с самого начала, и она была идеальна. Князь и митрополит, патриарх и царь – менялись личности, но схема существовала одна. А как вы знаете, вся история Западной Европы – это постоянная борьба с переменным успехом между светской и духовной властью. Единства и консолидации духовной и светской власти на Западе не было никогда, была борьба. А в России это была симфония. Вечное соотношение сил добра и зла. Восток – Запад. В этой связи проблема общей социально-политической атмосферы в обществе, проблема места церкви в обществе связана с проблемой выбора пути России в мировой истории, ибо православие это не только путь вечного спасения. В сакральном плане Святая Русь оказывается последним этапом небесного потока. Николай Данилевский выстраивает ось: Иерусалим – Царьград – Москва. Антиподом этому служат Афины – Рим – Европа, сюда же относятся страны евроатлантического альянса. Этот спор составляет суть мировой истории. В теории и практике российской государственности состояло два положения законной власти: первое – это идеал царского служения, второе – княжеское правление. Государственность России не претендовала на самоценность, в России было самодержавие, поддерживаемое православием – попытка гармонии светского и духовного начала, в основе которой лежала ценностная духовно-нравственная матрица».

Багдасарян Вардан Эрнестович, доктор исторических наук, профессор, декан факультета истории, политологии и права Московского государственного областного университета, заведующий  кафедрой истории России средних веков и нового времени, профессор кафедры государственной политики факультета политологии Московского государственного университета им М.В. Ломоносова.

«Уважаемые коллеги! Тезис, выносимый в выступлении – недостаточность социальной сборки на основе национальной или гражданской идентичности. Необходим еще уровень идентичности цивилизационный. Именно на цивилизационном уровне идентичности задаются высшие смыслы и ценности существования соответствующей единой общности. Российские общественные науки сегодня заточены на западный исторический опыт и западный категориальный аппарат. Но западный опыт не является успешным. Разберем с точки зрения успешности / неуспешности ключевой для рассматриваемой темы вопрос о нациегенезе.

Казалось бы, христианский универсализм фундаментально подрывал систему племенного неравенства. Однако в реалиях истории Средневекового Запада система этнического неравенства была восстановлена. В положении господствующих этнических групп оказались завоеватели-германцы. Кельты, славяне и ромеи находились в статусно более низком положении покоренных народов. Известны прецеденты проявляемой со стороны германцев в отношении них политики этноцида. С такого рода этноцидом столкнулись, в частности, западнославянские племена. Показательно название учрежденной с претензией на универсальность новой европейской империи – Священная Римская империя германской нации. Слова германской нации для раскрытия ее сути – ключевые. Эта империя была не государством для всех христиан, а именно государством германцев. Причем не германцев как культурной общности, а именно германцев как племени. Теории завоевания в объяснении генезиса европейских государств придерживались, как известно, многие видные медиевисты.

Исторически путь складывания современных наций Запада проходил через ассимиляцию, потерю этнической идентичности, а то и прямой этноцид. По образному выражению филолога и историка В.В. Кожинова, если царскую Россию ее неприятели именовали «тюрьмой народов», то было бы еще более оправданным определение Европы в качестве «кладбища народов». В любом из европейских государств моноэтничность была закреплена уже самим его наименования, производным от того или иного этноса. Германский племенной национализм встречал сопротивление. Оно и привело к развилке в трактовке нации периода Нового времени. Один путь заключался в отстаивании племенной традиции трактовки нации. Другой состоял в том, чтобы вовсе поставить крест на этничности и распространить понятие нация на все гражданское население, невзирая на этническую принадлежность.

Второй путь и был, по сути, заявлен Великой Французской революцией. В ней можно усмотреть этническую составляющую – бунт третьего – потомков кельтов против аристократии – потомков франко-германцев. Не случайно в период нее репродуцировались образы Древней Галлии и древних галлов. Итог – упразднение сословных и этнических  перегородок. Французская нация стала трактоваться как гражданская общность. Этническая принадлежность, как помеха этому пониманию, из новой системы идентификаторов исключалась. Этот же подход – единая нация вместо множества этносов реализовывался в США. Понимание американской нации раскрывалось через образ «плавильного котла». Переплавке в этом котле подлежала именно этничность.

В противоположность французской школе немецкая школа трактовки нации сохраняла связь с прежней племенной традицией ее определения. Мягким вариантом было определение нации через культуру, жестким – через кровь. Но в обоих случаях, как и во французской школе, заявлялся монистический подход. Этничность легитимизировалась. Но легитимной в раскрытии понятия нация оказывалась только одна определенная этническая принадлежность. Немецкая нация трактовалась как нация этнических (либо по крови, либо по культуре) немцев.

Оба проекта исторически провалились. Реализация немецкой модели нациестроительства выродилось в нацизм. Сама логика утверждения монистической идентичности вела к конфликту с неотносимыми к ней идентификаторами. Проект гражданской нации рассыпается на глазах. Парижские, а затем лондонские беспорядки диагностировали его провал. В США от образа «плавильного котла» фактически отказались. Вместо него теперь заявляется образ «этнической салатницы». Сбой проекта состоял в том, что этнические различия оказались слишком глубинными. Мигрировавшие во Францию арабы так и не стали французами.

В контексте этих провалов целесообразно обратиться к иным, незападным моделям построения сложных социальных систем. Целесообразно обратиться к опыту многоуровневых социальных сборок. В отличие от монистической модели нациестроительства, они и легитимизируют разные типы идентичности, и выдвигают интегративный идентификатор для всей общности. Именно этого интегративного идентификатора сегодня России, очевидно, не достает. Выдвижение же его является вопросом генерации нового российского проекта, новой идеологии.

Принципиально важный вопрос в теории социогенеза – это вопрос перехода от племенного быта к государственному. Для объединения племен в государство используются различные системообразующие механизмы. Достаточно вспомнить уроки княжения Владимира Крестителя. Он не смог, как известно, объединить Русь на основе племенных религий. Потребовалось христианство, религия надплеменная,  идеократическая сила. Она позволила интегрировать различные племена. В социогенезе принципиально значим и первый – племенной и второй – государственный уровень. Наряду с первым уровнем общественного строительства – этническим, нужен, таким образом, и второй – гражданский и третий – цивилизационный уровни. Когда этническое дается в отрыве от общегражданского и цивилизационного, оно представляет собой угрозу.

Еще одно обстоятельство, определяющее запрос на надэтническую цивилизационную идентификацию – межнациональные браки. Согласно статистике, 34% российских семей этнически гетерогенные. При узком одноуровневом понимании идентичности ребенок таких семей принуждается к выбору между отцом и матерью (чья национальность более дорога). В реалиях цивилизационного бытия такой выбор не обязателен. Модель уровневого идентификационного восхождения внутрисемейный конфликт идентичностей в принципе разрешает. Целесообразно обратиться к опыту выстраивания системы идентичностей в истории России. В Российской империи это была могоуровневая модель, в которой имелась как этническая, так и цивилизационная составляющая. Можно было быть великороссом, армянином, грузином, татарином и при этом являться русским. Русский в данном контексте – это цивилизационная идентичность, при том, что не отрицалась и идентичность этническая. Разрушение Российской империи осуществлялось в последовательном разрушении уровней идентичности – от дезавуирования христианского проекта до подрыва традиций этнического бытия. Советский вариант идентичностей структурировался сходным образом. Маркер «советский» выступал выражением цивилизационной идентичности. И был еще месседж – «послания к миру». Через него определялось, кто примыкает к проекту вовне. Такая идентификация открывала перспективы победы в мировом масштабе.

Существует ли в действительности фундамент, позволяющий заявлять об особой российской цивилизационной идентичности? Ключевая тема в раскрытии этого вопроса – это тема отношения с Западом. Возможны три ответа в выборе модели отношения России к Западу. Первый ответ : Россия – это часть Запада. В рамках данного позиционирования существуют, в свою очередь, еще две версии. Одна –  условно либеральная, что Россия – это часть цивилизованного свободного мира, который соотносится с западным сообществом. Вторая версия, условно консервативная, что Россия – часть Запада как единой христианской цивилизации. Эта версия на первый взгляд кажется более предпочтительной – все мы христиане. Но она не учитывает исторического цивилизационного антагонизма, борьбы за право позиционирования в качестве легитимного христианства. Если признается истинность православия, то, значит, подразумевается нелегитимность католичества. И, наоборот, если легитимно западное христианство, то восточные христиане оказываются еретиками, схизматиками.

Второй ответ – Россия – не Запад, а нечто иное. Она среди других незападных цивилизаций, таких как Китай, или Индия. И, наконец, третий ответ: Россия – Анти-Запад. Это позиционирование подразумевает наличие некой российской альтернативы западному пути развития, которая адресуется всему миру. Существуют различные научные школы, специализирующиеся на количественной оцифровке значимости ценностей в преломлении к различию социокультурных сред. Все они в отношении России сходятся в том, что ее ценностный облик разительно отличается от ценностного облика Запада. Четко фиксируется при проводимых аксиологических замерах и кластер «православные страны». Само по себе наличие этого кластера является свидетельством наличия соответствующей цивилизационной общности. Обнаруживается причем дихотомичность в системе ценностных шкал «православного» кластера кластерам «протестантские страны» и «англо-саксонские страны». И эта фиксация объясняет, почему эксперимент переноса в Россию американской (шире – англосаксонской) ценностной системы мог закончиться только неудачей.

Методика количественной оцифровки ценностей школы Г. Хофстеда сложилась еще в 1970-е годы. Революционное значение имел полученный на основании ее применения вывод о том, что экономическая и технологическая развитость может достигаться на различных ценностных платформах, варьирующихся по различным типам «деловых культур». Индикаторы в системе Г. Хофстеда группируются по пяти основным параметрам: индивидуалистичность, дистанция от власти, долгосрочная ориентация, определенность будущего, маскулинность. При сравнении с другими важнейшими геополитическими акторами современного мира обнаруживается определенно особый аксиологический тип России Главное ценностное противоречие между Россией и США выявляется в рамках оппозиции индивидуализма и коллективизма. И это прямо соотносится с длительной философской традицией осмысления «русской идеи», в качестве альтернативы западному индивидуализму на основе ценности общинного коллективистского мироустройства.

Большим авторитетом в современной аксиологии пользуется фигура Шоломона Шварца из Израиля. На основе шварцевской методологии был реализован, в частности, проект «Европейские ценности». В рамках него социологические данные по 22 странам Европы распределялись по 15 выделенных Шварцем ценностным индикаторам. По всем ценностным индикаторам системы Шварца обнаруживается четкая кластерная оппозиция групп православных и протестантских стран. Показатели России имеют устойчивое тяготение к полюсам аксиологических шкал.

Одним из наиболее масштабных проектов количественного расчета ценностной ориентированности стран мира является проект «World Values Survey». Он реализуется с 1981 года, охватывая около ста государств. Многочисленные опросные данные укладываются по системе, разработанной Рональдом Инглхартом, в рамках двух ценностных дихотомий: традиция – секулярность и коллективизм – индивидуализм. Страны, принадлежащие к различным цивилизационным ареалам, четко кластеризуются, подтверждая правильность применяемой методики расчетов. Россия и весь «православный» кластер стран оказываются в ценностном отношении наиболее отдалены от кластеров «протестантского» и «англо-саксонского» ареалов. На основе полученных количественных результатов можно говорить о мировой альтернативе Россия – Запад (максимальный среди всех цивилизаций показатель ценностной отдаленности).

Ценностные ориентиры населения любой из стран могут со временем подвергаться изменениям. Соответственно, помимо фиксации аксиологических различий цивилизаций необходимо также выявить направленность ценностной изменчивости. При долгосрочном рассмотрении это позволит говорить о конвергенционности или дивергенционности развития цивилизаций. Долгосрочность – около трети столетия реализации проекта «World Values Survey» предоставляет возможность обнаружения соответствующих ценностных трендов. Установление же наличия трендов дает видение ценностного облика стран и цивилизаций в будущем.

Запад, согласно данным «World Values Survey» развивается в направлении дальнейшей индивидуализации и секуляризации. Поэтому же пути идет и ряд других цивилизаций. Китай на протяжении трети столетия остается в ценностном отношении фактически в статичном состоянии. Но самое интересное происходит с Россией. Несмотря на западническую идеологическую инверсию 1990-х годов, аксиологически Россия идет по прямо противоположному по отношению к Западу пути. Происходящие в ней на ценностном уровне процессы можно определить понятиями ретрадиционализм и реколлективизм. И в этом отношении Россия опять-таки, как это и было всегда исторически, предлагает миру аксиологическую альтернативу. Другое дело, что идеологически с позиции политических элит российская альтернативность пока еще четко не артикулируется. Но вопрос об артикуляции новой идеологии России, по-видимому, дело времени.

Путь модерна был путем секуляризации. Модернизация предполагала ломку ценностной системы традиционного общества, уклада крестьянского быта. Запад при этом развивался в парадигме индивидуализации, тогда как Россия предложила модель модернизации с опорой на ценности коллективизма. Из индивидуализации в рамках западного модерна логически вытекал постмодерн. В этом смысле постмодерн является порождением цивилизации Запада. Но из российской коллективистской системы модерна постмодерн не продуцировался. И вот теперь, когда Запад двинулся в постмодернистском направлении, перед Россией возникла развилка между западничеством, а соответственно, постмодерном и культурной несуверенности, и цивилизационной идентичности, и как следствие, восстановлением идентичных традиций.

В свете полученных выводов для восстановления цивилизационной идентичности России необходимо:

– во внутреннем преломлении – формирование наднационального уровня идентификации;

– во внешнем преломлении – цивилизационная реинтеграция, новая цивилизационная сборка;

– в планетарном преломлении – большой ценностный проект, послание миру».

Рудаков Александр Борисович,  руководитель Экспертного центра Всемирного Русского Народного Собора, член Союза журналистов РФ:

«Людей разных национальностей объединяет память о наших победах: это и космос, и победа в Великой Отечественной войне и огромные социальные достижения. Это то, что объединяет людей разных национальностей, разного происхождения. Но есть и другая точка зрения: наши оппоненты говорят, что история – это балласт, что в истории было больше плохого, чем хорошего – история построена на конфликтах, поэтому давайте мы перечеркнем нашу историю и будем начинать строить все с чистого листа.

Есть расхожая фраза о том, что Россия – это молодое государство, которому двадцать, может быть двадцать пять лет, а не тысячи. Так вот, каждому из нас следует не просто расширять свой кругозор, нам предстоит анализировать эти подходы и делать выбор, на чьей вы стороне. Мы можем принять точку зрения наших оппонентов и тогда, возможно, нам предложат гранты на обучение за рубежом, или принять ту точку зрения, согласно которой традиционная идентичность России, ее исторический путь является исключительным. Тогда вы, безусловно, столкнетесь с целым рядом трудностей, потому что эта позиция (мы говорим сейчас в чисто научных категориях) не пользуется поддержкой данного научного сообщества. Вы знаете, какие положения сегодня поставлены перед современными учеными, в том числе индекс цитируемости в западных изданиях, англоязычных – он объективно делает российского научного специалиста зависимым от этих кругов. Но, возможно, несмотря на все трудности, с которыми вы столкнетесь, ваша деятельность получит новый смысл, потому что вы поймете тот исторический путь, который прошла наша страна, в том числе и те поколения, которые отстоят от нас совсем недалеко, поколения наших дедов и прадедов, – они жили не зря.

Весь исторический опыт нельзя перечеркнуть, нельзя начинать наше будущее с чистого листа – нам необходимо чувствовать связь с теми людьми, которые жили здесь, в нашей стране, начиная с крещения Владимира, Ярослава Мудрого и до наших дней. Вот эта проблема мировоззренческого восприятия и личного ценностного выбора между теми, кто даст нам некую карьерную материальность ценой отказа от нашей исторической памяти, если называть вещи своими именами – возможно, ценой предательства наших предков и нашего народа. И теми, кто хотел бы остаться со своей Родиной, со своим народом и разделить их исторический путь. В ответе на этот вопрос кроется и ответ нашей гражданской  идентичности. Что же означает быть гражданином России? Не только в правовом, но и ценностном понимании: мы получаем российский паспорт, и вот у нас есть права, предусмотренные Конституцией, и есть обязанности. Но гражданство – это вещь, которая имеет много нюансов. Нашими гражданами в последнее время стали Стивен Сигал, Жерар Депардье, которым предстоит понять наш исторический путь и наши ценности.

Гражданин России в ценностном смысле это и есть как раз тот человек, который делает особый выбор между этими двумя концепциями. Он выбирает концепцию духовно-исторического развития народа, как нации общегражданской, так и того народного единства, частью которого он является. Он отвергает утверждение о том, что история является балластом, который нужно забыть и от которого нужно отказаться, поскольку он мешает нам двигаться в будущее. Он осознает ценность истории, как того ресурса, который скрепляет сегодня людей разных национальностей, разных возрастов, разных поколений. Вот в этом ценностном выборе и есть духовная основа современной российской гражданственности, того, на чем должна строиться общегражданская идентичность. Спасибо».

В.М. Марасанова Виктория Михайловна,  доктор исторических наук, профессор, заведующая кафедрой  рекламы и связей с общественностью ЯрГУ им. П.Г. Демидова, председатель Ярославского городского отделения ВООПИиК, член  Общественной палаты города Ярославля:

«100-летие событий 1917 года по-прежнему вызывает в обществе активные научные и политические дискуссии. Для ярославцев на нынешнем коротком историческом отрезке времени близки две даты – столетие революционного 1917 года и приближающийся юбилей июльских событий 1918 года, изменивших судьбу Ярославля и ярославцев едва ли не больше самой революции.

В 1917 году ни правительство, ни революционеры не были готовы к мирному разрешению общественных противоречий. Парламентский мирный путь решения конфликтов, разумеется, предпочтительнее политических забастовок, вооруженных восстаний, гражданской войны. Однако для этого в стране необходим высокий уровень культуры, наличие правового государства, в котором уважают закон. Россию начала ХХ столетия к таким странам отнести весьма сложно. В таких условиях самые острые формы борьбы становились объективно неизбежными.

При этом Ярославль относительно мирно пережил революционные события в Феврале и Октябре 1917 года. В Ярославле первыми о революции 28 февраля узнали железнодорожники Главных мастерских. 1 марта о революции знал весь город. В Ростове, Ярославле, Рыбинске, Романово-Борисоглебске прошли манифестации и митинги. Рабочие, учащиеся, служащие, солдаты приветствовали революцию. Губернатор Николай Оболенский был арестован вместе с руководителями правоохранительных органов, а из тюрем вышли 200 политических заключенных.

На пост губернского комиссара Временного правительства был назначен кадет Константин Черносвитов. В Ярославле был образован Губернский исполнительный комитет общественного порядка. Подобные органы создавались во всех уездных городах: Рыбинский комитет общественных организаций, в Ростове – Комитет общественной безопасности.

В Ярославле 1 марта собралась организационная комиссия Ярославского совета рабочих депутатов. 6 марта 1917 года состоялось организационное заседание Ярославского совета военных депутатов. Совет существовал месяц, а в апреле солдаты создали собственный совет. 8 апреля был создан объединенный совет рабочих и солдатских депутатов. В начале марта образовался совет рабочих и солдатских депутатов в Рыбинске, были созданы совет рабочих депутатов в Романово-Борисоглебске, совет офицерских и солдатских депутатов в Ростове, там же 1 мая – совет рабочих депутатов. Советы крестьянских депутатов возникли позднее рабочих и солдатских: уездные в апреле-мае, а волостные – летом 1917 года.

Так в губернии сложилось двоевластие – органы Временного правительства и Советы. Вновь Ярославская губерния отреагировала на события в столице, но не готовилась и не ждала революции. Смена власти прошла быстро и бескровно, никто не погиб, не было расстрелов и казней. И все же в провинции люди крайне устали от войны и трудностей, они не понимали, куда движется страна. Поэтому и Октябрь 1917-го в Ярославской губернии не был отмечен особо яркими событиями. В обществе царило разочарование и апатия. Временное правительство не смогло изменить ситуацию в стране, и переход власти к большевикам произошел на удивление быстро.

Наиболее влиятельной силой в 1917 году являлась российская армия, она, по сути, и сделала революцию. Одним из наиболее заметных деятелей Ярославля в 1917 году стал Николай Доброхотов, рядовой 211-го запасного пехотного полка. В числе 33 солдат и офицеров его избрали в Совет военных депутатов. На губернских конференциях Советов в мае 1917 года Доброхотов избирался председателем губернского бюро Советов. Летом он часто выступал на городских митингах. Доброхотова в числе 8 ярославцев делегировали в Петроград на II Всероссийский съезд Советов, который провозгласил переход власти в руки Советов. После возвращения со съезда Доброхотова избрали первым председателем Ярославского Совета рабочих и солдатских депутатов и его исполкома.

Николай Доброхотов первым возглавил Ярославский губернский исполком – высший орган распорядительной и исполнительной власти между губернскими съездами Советов. Военным комиссаром стал Гарновский. Между Доброхотовым и Гарновским начались серьёзные раздоры. Занятые внутренними склоками руководители города и губернии в первой половине 1918 года не уделили должного внимания обеспечению порядка в городе и по сути дела облегчили подготовку вооружённого выступления против Советской власти.

Решающие события, как всегда, происходили в столице, но иногда отдельные города и регионы могли заявить о своем несогласии с официальным курсом. В этом ряду Ярославль, Кронштадт, Юг России. Антибольшевистское выступление в Ярославле началось в ночь с 5 на 6 июля, и восставшими были захвачены железнодорожный мост через Волгу, центральная и заволжская части города. 21 июля восстание было окончательно подавлено. Всех сдавшихся в плен расстреляли вопреки обещаниям сохранить жизнь.

Ярославский мятеж продолжался больше двух недель при том, что к красным постоянно подходили подкрепления и артиллерия, и аэропланы. Но город стоял. Это значит, что восстала не просто кучка заговорщиков, а жители их поддержали. До июля в городе числилось около 120 тысяч жителей, а после подавления восстания осталось 76 тысяч. Основная часть центрального и заволжского районов города выгорела, многие здания, водопровод и промышленные предприятия были разрушены. Из 7618 жилых строений в городе уцелело только 2147, т.е. чуть больше четверти. Из 75 фабрик и заводов сгорело 20, и «Ярославль превратился в грязный, наполовину уничтоженный город с громадными площадями-кладбищами, покрытыми развалинами и остатками пожарищ».

Над Ярославлем и его жителями была устроена массовая расправа: от 5 до 7 тысяч горожан были расстреляны практически без суда и следствия. Террор в городе продолжался до конца осени. В Ярославле красный террор начался гораздо раньше, чем где-либо, по всей стране он был объявлен декретом Совнаркома от 5 сентября 1918 года. Потери среди гражданского населения намного превзошли количество погибших заговорщиков – их в боях погибло около 600 человек. Руководивший восстанием Перхуров бежал, предав своих сторонников. Смог скрыться и еще один руководитель восстания Савинков, а тысячам ярославцев было некуда бежать.

Ярославские события показали, что, с одной стороны, новая власть не везде пользуется поддержкой жителей, и что, с другой стороны, большевики не остановятся против применения оружия: пулеметов, броневиков, артиллерии, аэропланов, против гражданского населения. Революцию 1917 года в советское время называли главным событием ХХ века. Но не менее важную роль в истории страны и всего человечества сыграла самая страшная и кровопролитная война – Вторая мировая.

В период Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. более полумиллиона жителей Ярославской области (546 тыс.) отправилось на поля сражений, и свыше 200 тыс. человек погибли. 227 ярославцев в годы войны были удостоены звания Героя Советского Союза, в том числе 68 – посмертно. 27 человек стали полными кавалерами ордена Славы. Герой Советского Союза маршал Федор Иванович Толбухин в период войны был начальником штаба фронта, командовал армией, а затем и рядом фронтов. Войска под его командованием разгромили гитлеровские войска в крупнейших операциях второй мировой войны – Ясско-Кишеневской, Будапештской, участвовали в боях за освобождение Белграда и Вены. Среди уроженцев Ярославской области генерал-лейтенант Федор Харитонов, дважды Герой Советского Союза генерал армии Павел Батов, контр-адмирал Иван Колышкин. Особенно трудным был начальный этап войны лета – осени 1941 года, когда враг подступил на 50 км к границам Ярославской области, ставшей на этот период прифронтовой, и Ярославль (оборонные предприятия и район железнодорожного моста) до 1943 года подвергались многократным бомбежкам.

В основном из ярославцев была сформирована 234-я Ярославская коммунистическая дивизия, которая прошла путь от Волги до Эльбы. На территории области формировались более 40 партизанских отрядов. Командиром отряда, в котором сражалась Зоя Космодемьянская, был ярославец Борис Крайнов, а его заместителем был также ярославец Павел Проворов, погибший в боях с фашистами. Ярославцы оказали помощь жителям блокадного Ленинграда. Всего в Ярославскую область было эвакуировано около 300 тысяч ленинградцев. Всенародное движение за оказание помощи фронту явилось ярким примером патриотизма и готовности пойти на любые жертвы для защиты свободы и независимости Отчизны.

Две революции не вызвали сильного отклика в среде ярославцев, и происходящее было в большей степени рефлексией на события в столице. В восстании июля 1918 года ярославский социум не был инициатором, но и не противник вступления. Великая Отечественная война была действительно всенародной, жертвенной, героической. Спасибо».

Кабанова Любовь Валерьевна,  доцент, кандидат исторических наук, заведующая кафедрой гуманитарных дисциплин МУБиНТа:

«Основы культуры находятся в непосредственной связи с условиями деятельности людей. Культурная идентичность связана с контурами психологических установок, предположений и отрицательных реакций, идеалов, совокупность которых  обозначается понятием «Менталитет». Факторы, влияющие на формирование менталитета, мы рассмотрим на примере  русской культуры.

Древняя Русь принимает основные идеи православия и доказательством тому является небывалый, в течение одного века, взлет искусства до такой степени «что русские не нуждались более в иностранных мастерах: у них были свои зодчие и иконописцы». Православие сыграло исключительную роль в истории России. Православие отличается большой терпимостью к другим верам, русская нация полиэтнична, многочисленна и имеет много корней. Не раз она защищала европейскую культуру от нашествий с Востока. Однако, развиваясь на стыке двух цивилизаций, Россия испытала такое экономическое, политическое и духовное влияние Востока, какое не могла испытать ни одна страна Европы. В России личностное начало, в отличие от Европы, не стало самостоятельным фактором, определяющим историческое развитие. Впитывая Западную и Восточную культуру, Россия объединила восточное подчинение индивида родовому клану, общине и западное уважительное отношение к личности. Эти два культурных явления были синтезированы в идее соборности. Основой русской культуры стало православное понимание жертвенной любви как высшей ценности, а также единства истины добра и красоты.

В России одним из главных факторов обеспечивающих культурный прогресс нации являлось государство. Оно становилось то созидающей силой, то тормозом развития. Условия развития России требовали централизации и концентрации политической власти. Географическое положение вынуждало к образованию огромного государства. «Пространства легко давались русскому народу, но не легко давалась ему организация этих пространств в величайшее в мире государство, поддержание и охранение порядка в нем. Требования государства слишком мало оставляли свободного избытка сил. Государственное овладение необъятными русскими пространствами сопровождалось страшной централизацией, подчинением всей жизни государственному интересу и подавлением свободных личных и общественных сил. Долгое время приходилось защищать Россию от наступавших со всех сторон врагов. Ценности русской культуры вырабатывались в обстановке постоянной внешней опасности. Борьба с интервентами воспитывала у населения страны патриотизм и свободолюбие. Народ, создавший в суровых условиях великое государство, в высшей степени мужественен. Суровая жизнь воспитывала в русском человеке уважение к сильной воле, упорству в достижении цели и способность к бурным, эмоциональным переживаниям. Необходимость защищаться от набегов главной задачей на долгое время сделало требование не устроиться комфортабельно, а выжить. Характерной чертой народа стала твердость душевной структуры перед лицом испытаний. Но, вместе с тем, к числу первичных свойств русского народа, по словам философа Н.О. Лосского, «принадлежит выдающаяся доброта его. Она поддерживается и углубляется исканием абсолютного добра и связанной с нею религиозностью народа.

Географические факторы, положение на земле, необъятные дали играли в судьбе России огромное значение. Сердцем русского человека всегда владело широкое пространство. Как отмечает Д.С. Лихачев, это всегда накладывало отпечаток на все понятия русской культуры. Понятие свободы соединялось с понятием природы в слове — воля, то есть свобода, соединенная с простором, ничем не прегражденным пространством. Понятие тоски, напротив соединено с понятием тесноты, лишением человека пространства. Полюшко-поле, степь широкая в русских протяжных песнях — это мечта о свободе вольной природы. Очень трудно переводится на иностранные языки и слово удаль — русское понятие храбрости. Это храбрость, умноженная на простор для выявления этой храбрости. Нельзя быть удалым, храбро отсиживаясь в укрепленном месте. Быстрая езда – это тоже стремление охватить широкие пространства. Колокольный звон также любили за возможность слышать его на много верст кругом.

Бескрайние просторы настраивали не на жажду земной прибыли, благоустройства, а на свободу духа. Русская культура видит своим идеалом тип странника – человека легко уходящего от всякого быта, самого свободного на земле.  Русский философ Н.А. Бердяев писал: «Русской душе не сидится на месте, это не мещанская душа, не местная душа. Перед русской душой открываются дали, и нет очерченного горизонта перед духовными ее очами. Есть мятежность, непокорность в русской душе, неутолимость и неудовлетворимость ничем временным, относительным и условным. Все дальше и дальше должно идти, к концу, к пределу, к выходу из этого «мира», из этой земли, из всего местного, мещанского, прикрепленного».

В русском человеке нет узости европейца, концентрирующего свою энергию на небольшом пространстве души, нет этой расчетливости, экономии пространства и времени, интенсивности культуры. Организованная прикрепленность всего своему месту создает мещанство западноевропейского человека, столь всегда поражающее и отталкивающее человека русского. Власть шири над русской душой порождала лень, беспечность, недостаток инициативы. Мещанское устроение жизни противно было русскому человеку.

Русский менталитет складывался из противоречий, как противоречива отразившаяся в нем природа. Она слишком короткое время – примерно сто дней отпускала на сельскохозяйственные работы, что требовало громадных трудовых затрат, необычайного трудолюбия, поворотливости, проворности закреплявшихся в менталитете, но тяжкий и спешный труд благодаря неровному климату не давал никаких гарантий хорошего урожая. Это порождало привычку к терпению, выносливость, надежду на помощь сверхъестественных сил или безоглядную отвагу, удивительную наблюдательность и изворотливость, умение выходить к цели окольными путями.

Любая страна, народ, любой город оценивается, прежде всего, по тем людям, которых они рождали. Наш круглый стол проходит в Ярославле, городе, который может гордится, в том числе, и меценатами, предпринимателями — организаторами экономики, отдававшими Ярославлю, России не только свои капиталы, но и энергию, жар души. Смыслом их жизни были слова, произнесенные однажды в торжественной речи промышленником, ярославским городским головой, меценатом и благотворителем Иваном Александровичем Вахрамеевым: «Позвольте мне закончить мою речь желанием, чтобы наш древний город просуществовал еще много и много столетий! Конечно, город может обеднеть, но ни в нас, ни в наших потомках, я верю твердо, не обеднеет присущее каждому из нас чувство — любовь к Родине!».

Иерусалимский Юрий Юрьевич, член Ярославского регионального отделения Изборского клуба, доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой отечественной средневековой и новой истории исторического факультета ЯрГУ им. П.Г. Демидова; научный руководитель лаборатории военной истории ЯрГУ им. П.Г. Демидова; председатель Ярославского регионального отделения Российского общества историков-архивистов:

«Я представляю наш совместный доклад с отцом Сильвестром, который сделает необходимые добавления. В XX–XXI веках в России существовало две точки зрения на цели отечественного высшего образования. Первая из них предполагает одновременное получение знаний и воспитание молодого поколения, а сторонники второй настаивают на том, что целью образования может быть только получение нового знания. По нашему мнению, приоритет, безусловно, должен быть отдан гармоничному сочетанию приобретения новых знаний с духовно-нравственным воспитанием учащейся молодежи.

Одной из важнейших целей духовно-нравственного воспитания личности студента является формирование любви к своему Отечеству. На протяжении длительного периода времени в высшем отечественном образовании, за исключением конца XX века, студенческая молодежь получала не только знания, но и патриотическое, духовно-нравственное воспитание, основанное на формировании осознанного уважения к своей истории и культуре. Учащиеся приобретали знания о героической борьбе с иностранными захватчиками, достижениях нашей страны в научно-технических и гуманитарных отраслях знаний, золотом и серебряном веке русской культуры и т.д. Этим задачам была подчинена учебная программа высшей школы Российской империи и Советского Союза, к ним возвращаются сейчас, во второй половине 10-х годов XXI века.

Для становления и эффективного духовно-нравственного воспитания студентов необходимо широко использовать возможности учебного процесса. Эти вопросы преподаватель может успешно выстраивать в ходе чтения лекций, проведения практических и семинарских занятий. Любое знание подаётся преподавателем с определенных мировоззренческих, методологических и методических позиций, комментируется и разъясняется соответствующим образом – в этом и заключается существенная составляющая духовно-нравственного развития учащихся.

Наша идеология должна включать в себя цель построения правового государства, базирующегося на традиционных духовно-нравственных ценностях: семья, совесть, честь, милосердие, жертвенность, взаимное уважение всех членов общества, соборность, труд на общее благо, сохранение историко-культурного наследия, доставшегося нам от предков, любовь к Родине. Любовь к Родине выражается, прежде всего, как служение Отечеству.

Важную роль в духовно-нравственном воспитании студенческой молодежи играют научные конференции по истории русского государства и Русской Православной Церкви. Подобные международные и всероссийские конференции систематически проводятся в Ярославском государственном университете имени П.Г. Демидова. Их материалы регулярно издаются и пользуются большой популярностью среди студентов. Также необходимо привлекать учащихся высших учебных заведений к мероприятиям по сохранению историко-культурного наследия. Так, в Ярославском государственном университете имени П.Г. Демидова студенты принимают активное участие в реализации проекта по сохранению памятников деревянного зодчества.

Важной составляющей в духовно-нравственном воспитании студентов является разработка общенациональной идеи Российской Федерации. Современной студенческой молодежи нужна новая, национально-ориентированная идея, обращенный к миру российский проект. Данный проект невозможен без осознания базовых ценностей, выдвижения единой общенациональной идеи, способной сплотить население страны, прежде всего молодежь, т.к. за ней будущее. Молодежь должна понимать, какое общество мы строим, знать наши нравственные ориентиры.  

Общенациональная идея невозможна без государства, его нравственно-духовной составляющей и гражданского общества. Мы должны строить не сытое общество потребителей, а духовно богатое. Сейчас общество все больше скатывается к бездумному потреблению, но обладание вещами не делает человека счастливым. Потребление – процесс бесконечный, постоянно будет требоваться что-то еще. В итоге человек становится рабом вещей, а он должен быть свободным и самостоятельно выбирать векторы развития своей жизни и личности. Желая найти удовлетворение в материальном, человек подменил временным понимание настоящего блага. Насаждение системы потребления как главной ценности является следствием духовно-нравственного кризиса значительной части современного общества. В тоже время далеко не все разделяют эти положения. Возьмем, например, известный рекламный слоган «Тойоты»: «Управляй мечтой!». Я думаю, что многие из нас свою мечту  представляют несколько иначе.

Общенациональная идея должна объединять, а не разделять. Следует найти такой принцип в первую очередь внутренней жизни человека, который бы не разъединял общество и людей между собой, а старался объединять, принцип, который бы укладывался в традиционные ценностные установки. Таковым может быть только закон любви, любви как милосердия, сострадания, взаимопонимания, жертвенности, патриотизма. Все созидательное в нашей жизни строится на любви, поэтому главная задача – научить молодое поколение чувствовать любовь к ближнему, к Отечеству.

В этом и состоит общенациональная идея России, задача которой – поднять значимость понятия любви и научиться раскрывать её ценность в произведениях культуры, в образовательном процессе средней и высшей школы. Любовь объединит все поколения российского общества и дает возможность жить бесконфликтно в одной многонациональной и поликультурной семье.

Общенациональная идея должна объединять все многочисленные народы нашего великого Отечества. Краеугольным камнем в его основании является русский народ, вокруг которого объединились все национальности Российской Федерации. Ни один народ не должен быть ущемлен в своих правах, каждый народ России имеет право на развитие своей национальной культуры, языка и территории, а также на свободу передвижения. Через процветание всех народов нашего Отечества к его нерушимому добровольному единству. Поэтому в основе общества должно лежать служение Отечеству – каждый гражданин должен трудиться на своем месте для созидания будущего своей Родины.

Без четко сформулированной национальной идеи невозможно духовно-нравственное воспитание учащейся молодежи. Важно, чтобы гражданин Российской Федерации, получив качественное высшее образование, стал патриотом своей Родины и не стремился уехать на постоянное место жительства за рубеж, а также получить теплое, комфортное место в нашей стране или заграницей. Целью молодого поколения должно стать не только достижение материальных благ, высокой заработной платы и социального статуса, но и стремление служить своему Отечеству всеми силами души.

В то же время у молодежи необходимо не только сформировать желание служить Отечеству, но и дать ей качественные знания и умения. Для этого необходимы стремление и желание самих учащихся, эффективная деятельность высокопрофессионального профессорско-преподавательского состава в высших учебных заведениях, использование новейших достижений науки и техники, продуманные рабочие планы и программы, наличие качественной научно-методической литературы и солидная материальная база, включая достойную оплату труда педагогов, чтобы не было риторического вопроса: «Если ты такой умный, где же твои деньги?» Все эти проблемы следует решать на уровне правительства Российской Федерации, министерства науки и образования, а также во всех звеньях отечественной высшей школы.

Высокое качество обучения советской системы высшего образования привело к тому, что в СССР активно стремились учиться тысячи граждан многих государств со всех концов света, особенно из стран социалистической ориентации. Флагманами в этом направлении справедливо стоит отметить Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, Российский университет дружбы народов, ряд других известных образовательных учреждений. В наши дни, учитывая сохранившийся высокий уровень отечественного высшего образования  и доступную стоимость платы за обучение, наблюдается определенный интерес у иностранцев в получении дипломов ведущих российских университетов. Подобные процессы необходимо всячески поддерживать и укреплять. Для успешного проведения духовно-нравственного воспитания учащейся молодежи в Российской Федерации необходимо повысить престиж высшего образования, знаний и преподавания, включая материальную базу вузов и заработную плату преподавателей.

Таким образом, самое главное в духовно-нравственном воспитании учащихся высших учебных заведений XXI столетия – наличие национальной идеи, основанной на служении Отечеству и нашему народу. Молодежи необходимо знать, какое государство мы строим, на чём основаны наши идеалы и ценности. Спасибо за внимание к нашему совместному с отцом Сильвестром докладу».

Архимандрит Сильвестр (Лукашенко Сергей Павлович), член Ярославского регионального отделения Изборского клуба, член общественной палаты Ярославской области, председатель Ярославского церковно-исторического общества, настоятель храма святого мученика Андрея Стратилата с. Сулость Ростовского муниципального района:

«Я хотел бы немного добавить в наш совместный доклад. Почему мы остановились на таком понятии, как «национальная идея»? Долгое время мы шли, как государство, у которого нет руля – есть кормчий, а руля нет, и мы не понимаем, куда мы движемся, куда ветер подует, туда, собственно, мы и поплыли. Национальная идея – это идея, позволяющая формировать направление движения нашего общества. До сих пор, вот каждого в зале спроси – и никто никогда не ответит, какое общество мы строим. Никто, ну за исключением единиц, быть может, которые предполагают. А это же беда! Почему у нас растет коррупция, почему у нас растет беззаконие? Никто не знает, куда мы идем. Мы не понимаем, что будет завтра. Ведь молодое поколение, так же, как и мы, должно понимать, что нас ожидает завтра. И вот тут мы должны определить в национальной идеи: что мы строим правовое общество, базирующееся на традиционных духовно-нравственных ценностях. И никто в нашем государстве не будет против, ну, может быть, за исключением меньшинства – это люди, которые не согласны с тем, что ценность любви, ценность семьи, ценность совести и чести должны превалировать в нашем обществе. А кто это? Это люди, у которых нет любви, совести и чести и не хотят они все это иметь. То есть это люди – разрушители. Но разве можно опираться на их мнение и точку зрения, когда мы строим государство? Мы же не хотим жить среди таких людей-разрушителей, монстров! Естественно, мы хотим жить в обществе защищенном, которое позволяет этому обществу развиваться, двигаться вперед.

А какая идея основополагающая должна быть в этом государстве? Конечно, служение Отечеству. В нее входит и патриотизм. Она не разделяет общество на нации, не разделяет общество на религии. Она объединяет вокруг того единого, что у нас у всех есть – Отечество, которому мы служим. Мы учимся для того, чтобы служить этому Отечеству, которое мы любим. Мы работаем для того, чтобы обогащать это общество. Но мы должны понимать, что мы строим. И поэтому вот сейчас идет эта дискуссия и не только сегодня и здесь, но и в разных местах, где пытаются определить, но никто ясно и четко это не высказывает. Я  бывал на разных конференциях, иногда совершенно случайно это бывают такие удивительные конференции – вроде серьезные люди собирались, когда им говоришь, они даже злобились на то, что им говорят ясные и простые вещи. Это, говорят они, слишком просто и слишком ясно. А вам, спрашиваю, надо сложно и непонятно? То есть, понимаете, вот эта ясность должна быть и простота.

Ведь раньше, до революции, национальная идея из чего складывалась? Вера в Бога, царя и Отечество. Но мы светское государство – не все верят в Бога, хотя каждый носит его в сердце. Мы не можем верить в царя – его нет. А Отечество у нас осталось! Для христианина это еще небесное и земное Отечество, а земной и небесный царь все равно во главе любого Отечества есть. Поэтому это глубоко и по-настоящему. И когда у нас будет вот этот вектор, это определение – что мы строим, тогда у людей появится желание не воровать друг у друга, ведь они у своих детей и внуков воруют. Они думают, сейчас наворуют и всем хватит. Нет, ты украл у них. А появится желание созидать, отдавать, потому что служение – это движение от себя, движение отдачи. А вот работа, как вот они работают, по часу чиновники, эта работа на себя, взять за свой труд должное себе, как ты считаешь нужным. Знаете, вот, взять, а не отдавать. Национальная идея – служение Отечеству. Мы ориентируемся на приоритет международного права: оно определяет, что в нашем государстве является правильным, а что нет. Мы не развиваемся, а разрушаемся, поэтому нам необходимо этот вектор выстроить. А после этого можно построить кодекс государственного чиновника на базе вот этих вещей».

Владыка Пантелеимон:

«Я хотел бы поблагодарить всех выступавших за те мысли, которые мы сегодня услышали, ибо эти мысли рождаются из того менталитета, из того своего «я», как мы это понимаем – и это очень важно. Обычно делаются выводы по изложенным проблемам, как бывает в любой аудитории – делаются выводы по результатам того или иного вопроса. О чем вообще думает аудитория? Поэтому я считаю, это очень полезно – проведение таких вот конференций, представляющих за одним столом людей разных направлений: культуры, науки, предпринимательства, экономики, политики. Мы сегодня услышали прекрасные доклады, в которых содержались ответы на стоящие сегодня перед обществом задачи и вызовы. Национальная идея. В этом направлении нам нужно встречаться, беседовать, конкретизировать и предлагать вопросы – очень дельные вопросы, с тем, чтобы получить на них ответы. Ответы зависят от внутреннего воспитания, от внутреннего содержания человека – в Евангелие есть такие слова: «Из сердца исходит и плохое и доброе». Поэтому мы должны заострить свое внимание, даже не заострить внимание – Церковь ведь и служит для этого – помочь человеку понять свое «я», на воспитание сердцем. Это чувства, о которых на лекториях и встречах очень редко говорится, но ведь вся основа – это внутренний человек.

Вся основа национальной идеи заключается в том, чтобы было хорошо человеку на земле. Ведь когда будет хорошо для сердца человека, для его бессмертной души. Это одно понимание, более глубокое понимание для чего живет человек. Для чего он родился? Выяснение этих вопросов и есть духовно-нравственная жизнь. Когда грех восстает своими мыслями – демократическими, либеральными – человек говорит себе: «Свобода! Я все могу!» Однако он должен понимать следующее: «Да, я все могу – но не все мне полезно». Наши размышления – что полезно для нашего разума, для нашего внутреннего «я» –  чувства и другие духовные начала, поскольку они являются первыми в жизни человека – все это предназначено для жизни вечной. А когда мы ведем эти политические баталии, у кого больше приоритеты и др. – это только забалтывание истины. Поэтому получается неудовлетворенность в обществе и в миру. Зло – это нарушение закона, в первую очередь духовного. А законы мира не всегда правильные и не всегда дают ответ человеку, для чего он живет.

Задача Русской Православной Церкви, ее религиозная задача – это духовно-нравственное воспитание народа, дать понять человеку уже с детской скамьи, с юного возраста представления о том, для чего ты живешь. Ведь если ты живешь по законам материализма, ну что ж, семьдесят – восемьдесят лет, а потом тебя закопают, ты испытываешь страх – такому человеку надо урвать все у жизни, все, что возможно, пока сильный, пока здоровый, пока умный. А после него хоть потоп. Вот это момент закабаления нашего разума неправильными идеями. Поэтому так важна наша национальная идея. И это не одноразовая наша встреча, мы будем встречаться и говорить, чтобы составить концепцию – это должно быть воспитание наших детей с колыбели.

Наш разум, разум человеческий должен способствовать вечности. Ты создан для вечности – это должен понимать каждый человек, именно в таком плане мы воспитываем на приходах прихожан, верующих людей. Если бы Русь Святая была единым приходом Русской Православной Церкви с духовным отцом патриархом, вот тогда было бы дело. Нужно, чтобы начиная с детских садов, затем в школе, армии, институте была только одна идеология, которая растет и ширится с тем, как растет человек. Вот тогда наше общество будет несокрушимым и в моральном, и в духовном, и в политическом, и в экономическом плане. Не будет раздрая внутри нас, мы станем единым целым. Мы все едины, но в разных лицах. Спасибо».

comments powered by HyperComments