Обсуждаемые вопросы:

1) Ситуация в регионе Ближнего и Среднего Востока: подходы к урегулированию политического кризиса в Сирии, борьба с экстремизмом и терроризмом в регионе. Роль государств региона (Сирия, Турция, Иран, Ирак, страны Персидского залива, Афганистан, Израиль) и внерегиональных держав в обеспечении безопасности.

2) Проблема политического экстремизма на постсоветском пространстве. Национализм и ксенофобия как угроза единству общества.

3) Радикальные религиозные течения и группы на Ближнем Востоке и постсоветском пространстве: анализ угроз для региональной и международной безопасности.

4) Наркоугроза — как фактор международной и региональной нестабильности.

5) Миграция из региона Ближнего и Среднего Востока: значение, структура, последствия.

Участвовали
— члены Нижегородского отделения Изборского клуба:

  1. Гуськов Вячеслав Александрович – председатель НО Изборского клуба.
  2. Орехов Алексей Николаевич – ответственный секретарь НО «Изборского клуба».
  3. Андрюхин Вадим Игоревич – зам. гл. редактора газеты «Новое Дело», политолог.
  4. Колобов Олег Алексеевич – профессор ННГУ им. Н.И.Лобачевского, д.и.н.
  5. Павлова Наталья Валентиновна — журналист, блогер, беженец с Украины.
  6. Чижов Михаил Павлович – член Союза писателей России.
  7. Шамин Игорь Валерьевич – профессор ННГУ им. Н.И. Лобачевского, д.п.н. Тема доклада: «Анализ перспектив развития геополитической ситуации на Ближнем Востоке».
  8. Колобова Светлана Анатольевна – доцент НГЛУ им. Н.А.Добролюбова, д.п.н.

— представители научного сообщества, общественных организаций, национальных объединений:

  1. Боев Эрадж Бегиджонович – председатель НРОО «Конгресс ираноязычных народов». Тема доклада: «Перспективы стратегического партнерства России и Ирана в области обеспечения региональной безопасности в Евразии».
  2. Микаэлян Саркис Альбертович – заместитель председателя Армянской общины НО.
  3. Балтаев Анвар Нематович – председатель НРОО поддержки выходцев из Республики Узбекистан «Саховат».
  4. Самедов Азад Агаханович – председатель НРО «Всероссийского Азербайджанского конгресса».
  5. Завьялов Андрей Иванович – председатель НРО «Партия Великое Отечество».
  6. Силеенков Александр Фёдорович – председатель НРОО «Конгресс народов НО».
  7. Эргашев Абдумумин Мухатарович — председатель Общественной организации «МНКА кыргызов города Нижнего Новгорода».
  8. Х.И.Абдуллин – заместитель председателя «Региональной национально-культурной автономии татар НО».
  9. Хрыков Владимир Павлович – директор «Центра социального развития и противодействия наркотизации».
  10. Агаев Роман Матлаб-оглы – исполнительный директор НРО «Всероссийского Азербайджанского конгресса».

В. А. Гуськов: Здравствуйте! Сегодня мы проводим под эгидой Изборского клуба наше мероприятие для того, чтобы обсудить угрозы нашей безопасности в свете геополитических и внутриполитических событий. И я думаю, что не слишком ошибусь, если скажу, что к президентским выборам в нашей стране все будет только нагнетаться и накручиваться, и бить будут именно по межнациональным отношениям, если брать внутреннюю обстановку. Поэтому мы решили собрать и экспертов, и лидеров национальных общин и диаспор, чтобы обсудить складывающуюся в мире и стране ситуацию. В начале нашего мероприятия я хочу предоставить слово одному из организаторов сегодняшнего круглого стола, председателю «Конгресса ираноязычных народов» Боеву Эраджу Бегиджоновичу. Прошу.

Э. Б. Боев: Уважаемые коллеги! Во-первых, разрешите поблагодарить руководство Нижегородского отделения Изборского клуба за возможность выступить на таком важном мероприятии. Когда появилась идея о его проведении, мы с удовольствием на нее откликнулись, потому что, во-первых, те вопросы, которые сегодня будут здесь обсуждаться, имеют большое значение не только для России, но и для многих стран на евразийском пространстве, да и что говорить – для всего мира. Во-вторых, поскольку наша общественная организация принимает участие в развитии всесторонних связей между Россией и Ираном, мое выступление будет посвящено теме взаимодействия России и Ирана по поддержанию региональной безопасности, причем разговор будет идти не только о том регионе, в котором сейчас такое сотрудничество активно развивается – о Ближнем Востоке – но и о Евразии в целом. Обе страны являются ключевыми акторами международной политики. Поэтому от того, каким образом взаимодействие между Россией и Ираном по различным вопросам будет организовано, многое зависит и в самой России, и на ее границах, и в тех регионах, входят в орбиту интересов России – это территории Центральной Азии и Закавказья.

Одним из важнейших направлений российско-иранского сотрудничества является совместное противодействие псевдоисламским религиозным течениям нетрадиционного характера. Иран выступает в качестве естественного препятствия перед распространением деструктивной религиозной идеологии из региона Ближнего Востока в Центральную Азию, что совпадает с интересами национальной безопасности России, центральноазиатских государств и Китая. Противодействие, оказываемое Исламской республикой радикальным движениям салафитского направления, использующим терроризм как один из ведущих инструментов своей деятельности, сближает позиции Ирана и России. В связи с этим Иран, так же, как и Россия, подвергается давлению террористических организаций салафитского толка (в Иране, например, к числу таких организаций относится «Джундалла»). Дестабилизация обстановки в Сирии и Ираке, связанная с активизацией террористической группировки ИГ (ДАИШ), вызвала усиление сотрудничества двух стран по противодействию распространению экстремизма. В сентябре 2015 года в Багдаде при участии России, Ирана, Ирака и Сирии был создан информационный центр для координации борьбы с ДАИШ. Основными функциями данного центра стали сбор, обработка и анализ текущих данных о ситуации в Ближневосточном регионе, распределение информации по назначению и оперативная ее передача генеральным штабам указанных стран. После начала Россией воздушной операции против сил ИГ в Сирии, военное сотрудничество между Ираном и Россией только усилилось, так как при осуществлении сухопутной операции против ИГ поддержку вооруженным силам Сирийской Арабской Республики оказывают военнослужащие Корпуса стражей Исламской революции ИРИ. Примечательным фактом эффективного сотрудничества России и Ирана в ходе антитеррористической операции в Сирии является то, что операцией по спасению сбитого 24 ноября 2015 года штурмана российского Су-24 руководил генерал КСИР Касем Сулеймани.

В качестве следующего направления двустороннего сотрудничества следует отметить противодействие наркоугрозе и борьбу с наркотрафиком. Как отметил министр внутренних дел Исламской Республики Иран Абдолреза Рахмани-Фазли, иранские спецслужбы страны ежегодно перехватывают около 500 тонн наркотиков, тем самым предотвращая транзит значительной части наркотических веществ в Европу. Между соответствующими профильными ведомствами России и Ирана на данный момент действуют соглашения о взаимодействии, включающие в себя протоколы об организации приграничного сотрудничества и совместные планы по борьбе с наркотиками. В этой связи важной задачей является развитие информационного и организационного взаимодействия по противодействию наркоугрозе, представляющей собой один из инструментов дестабилизации региональной безопасности.

Важным направлением двустороннего сотрудничества России и Ирана является противодействие вмешательству в решение вопросов региональной безопасности внерегиональных игроков – в первую очередь США и других западных держав. С точки зрения среднесрочной внешнеполитической стратегии Ирана безопасные, стабильные и независимые в политической и военной сфере страны региона, в том числе Ирак и Сирия, представляют собой идеальный вариант для Ирана. Военное присутствие в регионе США под предлогом борьбы с ИГ и другими радикальными силами не может соответствовать интересам, как Ирана, так и России. Кровопролитные этнические конфликты, деятельность радикальных группировок, слабость центральной власти в Ираке, Сирии, Афганистане в управлении страной, угроза появления новых очагов нестабильности являются проблемами, затрагивающими всю систему региональной безопасности в Евразии

Большое значение имеет развитие военно-технического, научного и экономического сотрудничества двух стран. В настоящее время складываются оптимальные условия для интенсификации российско-иранских отношений во всех указанных сферах. В декабре 2015 года иранская сторона подтвердила отзыв иска по делу об аннулировании контракта на поставку систем С-300 в 2007 году, находящийся на рассмотрении в Международном третейском суде. Иран заинтересован в развитии сотрудничества с России в сфере развития энергетики. Также следует отметить имеющийся потенциал в области промышленного сотрудничества. В существующих условиях западных санкций перед Россией стоит проблема обеспечения своей экономической безопасности, в первую очередь в сфере импортозамещения, что обусловливает важность российско-иранского экономического сотрудничества, которое может позволить решить задачи промышленной и продовольственной безопасности двух стран.

В условиях возросшего значения информационных методов борьбы перед Россией и Ираном встает необходимость объединения усилий по противодействию информационно-пропагандистскому давлению со стороны Запада. России следует учитывать более чем тридцатилетний иранский опыт противостояния деструктивной пропаганде. Также большую важность приобретают вопросы координации действий России и Ирана по информационному противостоянию пропаганде религиозного экстремизма, информационное сотрудничество, обмен передовыми технологиями в информационной сфере и разработка общих подходов к обеспечению информационной безопасности в частности и гуманитарной безопасности в целом, а также противодействие западным технологиям «цветных революций».

Необходимо подчеркнуть важность координации совместных действий России и Ирана на международном уровне по противодействию реализации концепции «однополярного мира» и защите традиционных духовных ценностей на основе мирового культурного многообразия. Неприятие американского гегемонизма сближает позиции Ирана и России. В условиях, действующих против Российской Федерации экономических санкций, инициированных западными странами и сохраняющегося переходного периода по снятию аналогичных санкций с Ирана, для двух стран актуальными становятся меры взаимной дипломатической поддержки. Венское соглашение по иранской ядерной программе было заключено при активной роли России, с самого начала переговорного процесса поддерживавшей право Ирана на мирный атом. В свою очередь, иранское руководство с момента введения антироссийских санкций выступило с их осуждением.

Таким образом, потенциал российско-иранского сотрудничества по обеспечению региональной безопасности включает в себя широкий комплекс областей взаимодействия, что в первую очередь объясняется сбалансированной внешнеполитической стратегией двух стран, основанной на защите собственных государственных интересов и стремлении к поддержанию стабильности и безопасности в регионе. Необходимо отметить, что необходимым условием повышения эффективности российско-иранского сотрудничества в сфере обеспечения безопасности в Евразии представляется подключение ко всем его направлениям Китая.

Также хочется отметить ряд направлений двухстороннего российско-иранского взаимодействия, которые могут способствовать общему укреплению отношений между странами. Среди них — научно-образовательное сотрудничество, включающее в себя расширение связей между российскими и иранскими высшими учебными заведениями, организацию обменов между студентами и преподавателями двух стран, реализация мер по популяризации персидского языка в России и русского – в Иране. Сотрудничество в сфере развития туризма. Иран имеет огромный потенциал, связанный с культурно-познавательным туризмом. На территории страны расположены древнейшие археологические памятники, такие, например, как Перспеполис. Кроме этого, Иран может представлять интерес для спортивного туризма, поскольку в стране располагаются горнолыжные курорты. В последнее время в Иране активно развивается медицинский туризм, поскольку медицинские услуги в этой стране отличаются высоким качеством и сравнительно низкой стоимостью по сравнению с западными странами.

В. А. Гуськов: Спасибо! Да, очень интересный доклад. Эрадж Бегиджонович осветил нам ситуацию, связанную с российско-иранскими отношениями. У нас на мероприятии есть специалист по геополитике, Шамин Игорь Валерьевич, который занимается ей углубленно. Игорь Валерьевич, прошу Вас.

И. В. Шамин: Уважаемые коллеги! Я бы хотел посвятить свое выступление анализу тех ключевых приоритетов геополитического курса новой администрации США в отношении Ближнего Востока, которые определились в текущем году. Начать мне хотелось бы с констатации следующего основополагающего тезиса. Это то, что надежды определенных представителей российской элиты на то, что с приходом Трампа «холодная война-2» закончится, в общем-то, не оправдались. Дело в том, что первые шаги новой администрации Соединенных Штатов, возглавляемой президентом Дональдом Трампом, достаточно очевидно свидетельствуют о том, что правящая элита США отнюдь не собирается отказываться от прежней политики в отношении России. Этот курс будет продолжен, но с определенными поправками, и как раз те дипломатические шаги, которые были осуществлены Вашингтоном в последнее время, с момента инаугурации Трампа и до конца весны этого года, позволяют сделать определенного рода выводы в этом отношении. Прежде всего, определились три магистральные направления внешнеполитических усилий США и, соответственно, программных установок, связанных с сокрушением России в рамках ведения «холодной войны-2». Первое направление, в соответствии с выводами экспертов Изборского клуба – это Китай, то есть Дальний Восток. Следующее направление – это районы Ближнего и Среднего Востока. И, наконец, третье ключевое направление — это Европа, то есть Евросоюз. Если оценивать угрозы для России, которые представляют действия США по этим направлениям, то, естественно, мы с вами не можем не констатировать следующий очевидный вывод. Наиболее опасным для Российской Федерации, по крайней мере, в настоящее время, представляют действия США на Ближнем и Среднем Востоке. Достаточно ярко это продемонстрировал недавний вояж Дональда Трампа по целому ряду стран, включая такие государства, как Саудовская Аравия и Израиль. Как мы с вами можем констатировать, одной из главных целей США на Ближнем Востоке, которые официально были продекларированы Белым Домом, является сдерживание Ирана. Для решения этой задачи американцы и их союзники на Ближнем Востоке собираются создавать нечто похожее на «ближневосточное НАТО». Предполагаемыми участниками этой коалиции должны стать Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Египет, Иордания, и, вероятно, Турция. В процессе создания коалиции количество участников в ней в дальнейшем может увеличиться. Визит Трампа в Саудовскую Аравию свидетельствует о том, что эта программа является достаточно серьезной, и под нее выделяются серьезные средства, прежде всего, со стороны Саудовской Аравии. Судя по сообщениям СМИ, в ходе визита Трампа в Саудовскую Аравию США заключили с этим государством достаточно крупные контракты на поставку вооружений. По одним данным, стоимость этих контрактов составляет 280 миллиардов долларов, по другим – 105 миллиардов долларов. В любом случае, эти цифры свидетельствуют о том, что игра затевается очень серьезная. В связи с этим возникает вопрос, каким образом Соединенные Штаты могут использовать подобного рода объединения в качестве инструмента для решения собственных задач, в первую очередь, для продолжения «холодной войны» против России? Если оценить все нюансы, связанные с созданием «ближневосточного НАТО», то получается следующая картина. Во-первых, налицо стремление Саудовской Аравии, которая поддерживается Соединенными Штатами, образовать в рамках Большого Ближнего Востока коалицию государств региона, состоящую в первую очередь из тех стран, в которых господствующим является суннитский ислам, и образовать некое подобие халифата, где определяющую роль будет играть ислам ваххабитского толка со всеми вытекающими отсюда последствиями. Данную коалицию США могут использовать не только для достижения сдерживания Ирана, но и для реализации сразу всех магистральных направлений своей внешней политики. Одним из главных приоритетов США в регионе Ближнего и Среднего Востока, помимо борьбы с ИГ, является сдерживание и переориентация геополитического курса Ирана в регионе. Средства сдерживания аккумулируются Саудовской Аравией для создания определенного военного потенциала, направленного на то, чтобы не допустить дальнейшего геополитического и геоэкономического укрепления Ирана. Очевидным здесь является своеобразное разделение труда между возможными участниками коалиции. Саудовская Аравия и другие богатые страны Аравийского полуострова финансируют данный проект, а такие страны, как Египет и Иордания участвуют в нем в качестве главной военной силы. Египетская и иорданская армия будут играть ведущую роль в планировании и осуществлении военных операций в регионе. Как показывают события, связанные с участием саудовских вооруженных сил в конфликте в Йемене, воевать сейчас саудиты должным образом не могут.

На мой взгляд, не в интересах Соединенных Штатов разжигать на Большом Ближнем Востоке религиозную войну между суннитами и шиитами, поскольку в конечном итоге получить какой-либо позитивный геополитический и геоэкономический результат в условиях войны всех со всеми США, а вместе с ними и весь «коллективный Запад» вряд ли смогут. Поэтому с большой долей вероятности можно предположить, что сдерживание Ирана в регионе, в первую очередь нейтрализация его позиций в Сирии, Ираке, Ливане, уничтожение «Хезболлы», направлено на решение другой геополитической задачи, а именно — на переориентацию геополитических усилий Ирана с юга на север, в сторону постсоветского пространства (Закавказье, Каспий, Центральная Азия). Таким образом, преследуется цель заставить Иран, по аналогии с ситуацией конца 1970-х годов, играть по тем правилам, которые будет формулировать Вашингтон. В истории Ирана так уже было. Возникает вопрос: смогут ли США осуществить геополитическую операцию такого рода? Ответ неоднозначен. На мой взгляд, определенные усилия, предпринятые на данном направлении, очевидны. Если бы Соединенные Штаты действительно хотели бы очень жестко наказать Иран, то вряд ли бы новая администрация сохранила бы прежний формат взаимоотношений с этой страной. Я имею в виду то, что в настоящее время новый пакет антииранских санкций не введен, следовательно, США рассчитывают на более тонкое ведение игры в отношении Ирана.

Задача номер два – это сокрушение России. На мой взгляд, все действия США на Большом Ближнем Востоке направлены на формирование той геополитической ситуации, которая существовала в данном регионе в конце 1970-х годов, когда в Афганистане возник конфликт с участием в нем СССР. Я хотел бы обратить внимание на то, что в тот период времени по большому счету на антисоветской основе Соединенным Штатам удалось объединить весь арабо-исламский мир. Практически все государства региона оказывали поддержку силам, которые вели борьбу против тогдашнего афганского руководства и советских войск, которые находились в Афганистане. Причем в этой же антисоветской коалиции принимал участие и Иран, который достаточно активно поддерживал движение моджахедов. В наше время суть подобной игры сводится к тому, чтобы добиться либо нейтралитета Ирана, либо его прямого участия в этой игре. Афганистан в данной комбинации, а точнее, определенные силы в нем, могут быть использованы для дестабилизации ситуации в Центральной Азии и, в перспективе, на российском Северном Кавказе. Я объясню, в чем заключается особенность в расстановке сил в Афганистане. К настоящему времени, по мнению многих экспертов, в этой стране борются за власть уже две силы. Это «Талибан» и вооруженные формирования, которые формально присягнули так называемому «Исламскому государству». Причем победе сторонников ИГ объективно препятствуют две силы – это «Талибан» и Иран. Следовательно, если в результате успешной реализации игры, направленной на нейтрализацию Ирана, последний покинет данную связку, ИГ получит возможность стать ведущей силой в рамках Афганистана и полностью подчинит себе Талибан со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В этом случае возникает своеобразный геополитический коридор из районов Ближнего Востока через Иран в Афганистан, дальше – Центральная Азия и Северный Кавказ. Таким образом, деструктивный эффект для России и центральноазиатских стран будет обеспечен и с геополитической, и с геоэкономической точек зрения.

Поэтому мы можем говорить о том, что, по крайней мере, первые две задачи этой многоходовой игры тесно взаимосвязаны друг с другом. Нейтрализация позиций Ирана в регионе автоматически означает нейтрализацию позиций России не только на Ближнем Востоке, но и в Центральной Азии и на Северном Кавказе с перспективой разжигания конфликтов на всех этих территориях.

Третья задача – это ослабление геополитических позиций Китая и возможность манипулирования геополитическими усилиями этой страны на международной арене с целью сокрушения Российской Федерации. Каким образом это планируется обеспечить? Эффект деструктивного характера в Центральной Азии дает возможность Соединенным Штатам создать угрозу воплощения жизненно важного для Китая геоэкономического проекта нового Великого Шелкового Пути. Дело в том, что основные ключевые магистрали этого проекта должны будут проходить через территории государств Центральной Азии, там должны быть созданы соответствующие транспортные коридоры для обеспечения транзита товарных потоков в страны Евросоюза. Однако, если планы США будут реализованы, Китай окажется не в состоянии воплотить в жизнь данную программу. А это, в свою очередь, приведет к тому, что в Китае начнутся серьезные экономические проблемы, угрожающие дестабилизации ситуации в этой стране. В этом случае перед китайским руководством встанет серьезная дилемма: либо сохранять свои отношения с Россией с угрозой геополитических и геоэкономических проблем для себя, либо играть по тем правилам, которые будут продиктованы из Вашингтона.

В заключение напрашивается вывод о том, что складывающаяся в настоящий момент геополитическая и геоэкономическая ситуация на Большом Ближнем Востоке, и прежде всего в рамках Ближнего и Среднего Востока, представляет серьезную угрозу для национальной безопасности Российской Федерации. В этом контексте главная задача для России заключается в том, чтобы сорвать подобного рода геополитические планы. Одним из важнейших направлений в этой связи для Москвы является сохранение дружественных отношений, как с Ираном, так и с Китаем. В противном случае серьезный геополитический проигрыш потерпит не только Россия, выступающая главным объектом коварной игры Вашингтона, но и те страны, которые в данном случае будут являться объектами соответствующей геополитической и геоэкономической манипуляции – Иран и Китай. Поэтому на данный момент для России, Ирана и Китая ключевое значение имеет формирование более прочного стратегического союза, сохранение позиций этого союза в Евразии и недопущение подрывных действий со стороны «коллективного Запада» и его союзника в регионе.

В. А. Гуськов: Спасибо за выступление, Игорь Валерьевич. Слово предоставляется мэтру нашей исторической науки, Олегу Алексеевичу Колобову.

О. А. Колобов: Коллеги, повестка дня нашего заседания чрезвычайно интересная и насыщенная. Она имеет отношение к значительным, существенным аспектам внутренней и внешней политики. Но главное состоит вот в чем. Нам нужно разобраться, в каком состоянии мы сейчас находимся. Пока на государственном, на общественном уровне внятное никто ничего не сказал: а что представляет собой сейчас наше государство, чем оно отличается от того, что было до 1991 года, какие тренды существуют вечно для нашего государства, какие технологии есть у нас сейчас в наличии? Все упирается в отсутствие некой стратегии, в отсутствие правильного, четкого самоощущения нации как таковой, государства и тех интересов, которые у нас непременно должны быть сейчас, ибо они были всегда. Вот смотрите, что получается – мы сами не можем сказать, кто мы есть сейчас. По сути, осколки старого мира. Бывшие советские республики отдалились, ушли от нас. Возникла полоса напряжения в этом плане. Должна быть определенная самоидентификация. Какое государство у нас есть? О русском мире глава государства сказал «А», а «Б» не сказал. Русский мир создавался длительный период времени, он обязательно должен сохраниться в системе геополитических координат, хотим мы этого или не хотим. Тогда задачи будут понятны. Мы можем сколько угодно дискутировать по поводу судьбы «незалежной» Украины, как у нас сейчас достаточно бойко делают наши средства массовой информации. А смысл утерян. Что мы их ругаем? А что мы сделали для того, чтобы нас поняли правильно, чтобы к нам пришли, и чтобы с нами взаимодействовали? Решительно ничего. Кроме ругани, кроме констатации каких-то глупостей ничего нет. Нет того, что делалось раньше – мощной национальной политики, мощного государственного остова, который мог объединить людей разных национальностей. Поэтому дискурс нужно прекратить и переходить к действиям. Чтобы Украина пришла к нам с покаянием и соучаствовала в наших делах.

Можно сколько угодно сейчас размышлять о значимости темы миграции. Но что сделано для того, чтобы принять мигрантов здесь достойнейшим образом? Мы же сами толкаем их в жалкие условия, в которых они вынуждены существовать. Вы думаете, они будут после этого правильно к нам относиться? Но люди, которым на государственном уровне поручено курировать эти проекты, взять, к примеру, хотя бы Германа Грефа – они вообще ничего не понимают в стратегических смыслах. Поэтому с точки зрения миссии государства мы несем серьезную утрату. Не получается союза народов, которые добровольно могли бы жить по соседству в рамках единого культивируемого пространства. Это суперзадача, и мы ее должны сформулировать четким образом, чтобы нас понял народ. Чтобы он понял, куда мы все идем, чтобы он ощущал заботу государства. И чтобы вновь прибывшие наши друзья чувствовали себя в высшей степени комфортно и правильно. Для этого нужно поддержать, во-первых, те структуры, которые у нас сплачивают дружбу народов – национальные структуры. Необходимо вести работу по предварительной подготовке мигрантов через систему учебных центров. Межнациональные отношения приобретают особое значение, если мы говорим о высокой миссии России, о международной безопасности, о какой-то геополитической данности, в которой мы обречены жить.

Что такое Соединенные Штаты Америки? Они не первые в «связке» англосаксов. Они вторые. Они были задуманы как колония, и капитал там не их. Правят англичане. Англия охотится за ресурсами, распределяет свои интересы по всей планете. Если мы не можем правильно оценить действия противника, мы опять оказываемся в проигрыше. Можно сколько угодно бороться с терроризмом на словах. Сначала нужно определить врага в темной комнате, а потом сделать хотя бы так, как это делают англосаксы, американцы. Они каждую доктрину разрабатывают на протяжении всего периода существования США. В результате получается довольно интересный стратегический концепт. Американцы говорят: «давайте бороться вместе». По какой формуле организовать действия вооруженных сил? Коалиция-командование-контроль. Поэтому не надо рассуждать о том, как мы будем предотвращать террористическую угрозу как таковую. Сделайте глобальное антитеррористическое командование. Не хотят они участвовать – не приглашайте их туда. Иран с удовольствием примет участие, другие страны совершенно спокойно присоединятся. И создавайте «союз доброй воли», который правильно определяет противника. Не надо ассоциировать объединения типа ИГИЛ с исламом, здесь надо быть в высшей степени острожными, предупредительными, и начинать нужно с воспитания молодежи.

Мы ничего не можем сделать с Украиной, поскольку там огромное влияние Запада, в том числе в ценностном смысле. Мы получили там общество, которое плюет на нас, да еще и угрожает какими-то непонятными действиями. И так везде. Надо сказать, что во времена Российской империи с национальными делами все обстояло не так плохо. Восточный Туркестан имеет стратегическое значение. Это та территория, куда сейчас уйдут адепты большого террора. Они уже там. Это утерянная нами территория. Царь посылал туда генерал-губернатора, который знал три языка, никогда не лез в местное самоуправление. Все делали аборигены – местные жители, и делали правильно. Контакты с национальными общинами в то время были в высшей степени предупредительными. Была ли экспансия? Конечно, была. Но она осуществлялась с пониманием, при взаимном сотрудничестве. И заботился царь о той зоне, которая имеет стратегическое значение во всех смыслах современной геополитики. Почему этот регион был ключевым? Он нам дал все сырье для ядерной бомбы, мы совершенно спокойно увозили оттуда уникальный обогащенный уран и могли бы продолжать это делать. Но китайцы закрыли от нас эту зону, по нашей же, нерадивости.

Все то, что будет находиться до Восточного Туркестана, в ближайшее время может стать зоной террористической активности. Нам нужно об этом тревожиться – о контроле над территорией, о сохранении народа, об обеспечении в поведении людей не какой-то «толерантности», а конструктивного взаимодействия. Будем терпеть ругань с Украины, будем терпеть нестроение, если не займемся межнациональными отношениями в правильном, геополитическом смысле этого словосочетания, государственным строительством на стратегической основе.

Сейчас китайцы выдвинули новый геополитический проект – будет воссоздаваться Великий Шелковый Путь. Нас там не будет никогда. Это уникальный геополитический, технологический коридор, который должен замкнуть на себе все ресурсы. Кто же в доле? Иран, Средняя Азия. Что касается России, то я опасаюсь, что мы просто не готовы к этому проекту. Этот коридор уже существовал в истории на протяжении 1100 лет минимум. Этот проект нужно использовать с точки зрения ресурсов, товаров, услуг. Новый Шелковый Путь не случайно начинается от 38-й параллели, где сейчас возникают страсти вокруг Северной Кореи, и идет прямо к Крыму. Китайцами уже обеспечено ресурсосбережение в районе российского порта Новороссийск. Интересы в Крыму есть и у Израиля, который планирует осваивать сельское хозяйство данного региона.

Геополитические оценки должны быть верными, прогнозы необходимо составлять на основе анализа состояния животрепещущих дел. Национальный компонент является самодовлеющим, а всплески насилия будут продолжаться всегда. Поэтому в данном случае священным является слово «профилактика». Профилактика кризисных состояний должна быть поставлена на уровень приоритетов государственной политики нашего государства.

В. А. Гуськов: В продолжение выступления Олега Алексеевича я хотел бы задать Балтаеву Анвару Нематовичу, который возглавляет Нижегородскую региональную общественную организацию поддержки выходцев из Республики Узбекистан «Саховат», два вопроса. Первый вопрос: относится ли Узбекистан и Средняя Азия в целом, по вашему мнению, к русскому миру? И второй: какие вы видите перспективы Узбекистана в рамках его участия в проекте Нового Великого Шелкового Пути?

А. Н. Балтаев: Добрый день, уважаемые коллеги! Спасибо за приглашение и за предоставленное слово. Могу сказать, что к русскому миру Узбекистан, волей-неволей, оказался приобщен за то время, пока существовали Российская империя и Советский Союз. До сих пор в Узбекистане присутствует сильное влияние русского языка, несмотря на различные периоды похолоданий в отношениях с Россией и сокращение часов преподавания русского языка в рамках школьной программы. На данный момент начинается новый период отношений между странами, сопровождающийся потеплением. Можно констатировать, что влияние русского мира в Узбекистане вполне ощутимо. В данный момент наблюдается большой прогресс в развитии образовательного сотрудничества между Россией и Узбекистаном, по сравнению с ситуацией десятилетней давности. Со времен Советского Союза российское образование считалось самым лучшим. Благодаря активной деятельности Россотрудничества, количество студентов из Республики Узбекистан, обучающихся в российских вузах, резко выросло и в среднем составляет примерно 5% от общего количества студентов среднестатистического российского вуза. Это хорошая тенденция, которую необходимо развивать. Вместе с тем есть и проблемные моменты. Один из них – это восприятие студентов из Узбекистана в России, которое практически не отличается от восприятия трудовых мигрантов. Среди них есть очень талантливые ребята. Почему бы не предложить абитуриентам, студентам и выпускникам российских вузов из Узбекистана специализированные программы, предусматривающие ускоренное получение российского гражданства? К сожалению, ничего подобного не предпринимается. Мы неоднократно обращались в региональное управление ФМС, а затем и в управление по миграции ГУ МВД России по Нижегородской области с предложением рассмотреть возможность разработки таких программ. В итоге выпускники российских вузов – граждане Узбекистана – возвращаются на родину, где они зачастую не могут применить свое высококачественное образование, работодатели часто отказывают им в приеме на работу, поскольку в Узбекистане признается только часть дипломов российских вузов. Поэтому данный вопрос нужно рассмотреть тому же Россотрудничеству.

Что же касается проекта Шелкового Пути, то Узбекистан участвует в его реализации. Достигнуты двусторонние договоренности между Узбекистаном и Китаем, в рамках которых китайская сторона уже построила ряд инфраструктурных объектов в Ферганской долине – туннели, горные дороги через перевалы. По степени своего экономического влияния на Центральную Азию Китай в настоящее время обогнал Россию. Россия в данный момент не может экономически привлечь Узбекистан. Вроде бы есть программа импортозамещения, в рамках которой Узбекистан готов отправлять в Российскую Федерацию свою сельскохозяйственную продукцию, но при этом ничего сделано не было. Было много делегаций из Узбекистана, нашу организацию привлекали к участию в различных мероприятиях, но «воз и ныне там». А китайцы не дремлют, у них все детально проработано.

Поэтому перспективы у России в Узбекистане, конечно, есть, но если при этом ставятся какие-то геополитические цели, то необходимо действовать активнее. Тем более, что миграционная политика осуществляется в стране из рук вон плохо. Те люди, которые до изменений в миграционном законодательстве, вступивших в силу с 2015 года, начали оформлять свое пребывание в России, в настоящее время были вынуждены уйти в тень. Новые трудовые мигранты, прибывающие в Россию, вообще теперь избегают легализации. Работодатели их принимают на работу без соответствующего оформления, не отвечая ни за что. В итоге, о какой адаптации мы говорим? В отношении сертификатов на знание мигрантами истории и русского языка можно сказать, что здесь включается фактор коррупции. Происходит обогащение посредников, а реальных знаний мигрантами истории России, русского языка и своих собственных прав не наблюдается.

Гуськов В.А. Слово предоставляется одному из основателей Нижегородского отделения Изборского клуба Вадиму Андрюхину.

В. И. Андрюхин: Хотелось бы поделиться своими соображениями и предложениями в рамках обсуждаемой темы. Я категорически не согласен с Олегом Алексеевичем в том, что мы должны бороться за создание какой-то благоприятной картинки для того, чтобы к нам кто-то потянулся. Мы можем создать здесь уровень жизни в двадцать раз выше, чем в Соединенных Штатах Америки, и никто к нам не потянется. Также не согласен с тем, что ту же «украинскую тему» нужно меньше освещать. Наоборот, нужно освещать больше. Украина вообще в 1990-е годы в информационном пространстве российского телевидения отсутствовала, вплоть до 2014 года, за небольшими исключениями, вроде событий майдана 2004 года. Нужно все это показывать. Нужно показывать то, как сейчас живут в Прибалтике, в Болгарии и в других странах. Это наглядная картинка американской оккупации. Супердепрессивные регионы, в которых у людей нет никакого будущего, из которых половина населения уехала на заработки Запад. Например, те люди, которые уехали из Латвии, не только не желают возвращаться домой, они уже не считают себя латышами. Там существует система оккупации. Сначала туда приходит иностранный, западный капитал. Потом запрещается коммунистическая партия, которая обеспечивала связь страны с советским прошлым, а затем создается музей «оккупации». То, что мы сейчас видим на Украине — это уже было в Прибалтике, в Восточной Европе. Потом заменяется политическая элита. Ее представители могут называть себя «социалистами», «христианскими демократами», но все это одно, и то же. Те же воры, что и были раньше, только теперь это воры от Евросоюза. Те же коррупционные схемы, тот же вывод капиталов. Нам обязательно нужно все это показывать.

К чему мы должны прийти? Я хочу сказать, что социально-психологическая ситуация в России гораздо лучше, чем во всех этих странах. Что касается системы нашей внутренней безопасности, то это многогранная тема. Я считаю, что сегодня у нас ситуация в сфере межнациональных отношений намного лучше, чем в 1990-е годы. Я помню, что происходило в то время. Помню, что происходило на Кавказе, куда мне приходилось ездить, что было в Чечне. Помню, что мне говорили чиновники в Татарстане – там все готово было к выходу из состава России. Шаймиев то время повел себя мужественно и не дал этому случиться. То, что происходят миграционные процессы – это последствия распада Советского Союза. Если в СССР все составляющие его республики поддерживались на более-менее одном экономическом уровне, и их население видело свое будущее в своих республиках, то после распада единого государства все рухнуло. В Европе после распада колониальных империй столкнулись с такой проблемой. Люди поехали в свои метрополии. Конечно. Российская империя и Советский Союз не были колониальными державами, но какие-то общие тенденции здесь просматриваются.

Все упирается в социальные проблемы. Я пришел к выводу, что капитализм в том глобальном виде, в котором он существует сейчас, России противопоказан. Можно забыть о различных теориях, основанных на том, что какой-то национальный капитал спасет Россию. Никакого национального, «русского» капитала быть не может. Это может быть только на каком-то малом уровне, среднем. Крупный капитал либо становится транснациональным, либо просто погибает. В мире все поделено, он глобализирован, причем не в нашу пользу. Капитализм – это несправедливость, неравенство. История это уже доказала. Все проблемы в сфере безопасности, которые мы сегодня имеем, связаны именно с капитализмом. Капитализм никогда не даст существовать социальным лифтам, никогда не даст России войти в состав ведущих мировых держав. В экономическом смысле капитализм обрекает нас быть придатком для того мира, который называют «первым миром». В этой системе мы должны обслуживать «золотой миллиард». Отсюда и невостребованность молодежи. Что такое общество потребления? Это, прежде всего общество, характерное для стран третьего мира. Это способ новой колонизации. В условиях социального неравенства никакого успеха у людей быть не может. Возникает ненависть к своему государству, которое не может обеспечить такой успех. Проблема исламского радикализма, того же «Исламского государства» также вытекает из капитализма. Терроризм – это тоже своего рода ответ на вызовы глобализации в мусульманском, суннитском мире. Ведь помимо религиозной пропаганды террористы используют лозунги социальной справедливости. Так же, как и большевизм в начале ХХ века бросил вызов капитализму, ДАИШ пытается играть такую же роль сегодня. И если это игнорировать, можно совершить большую ошибку, поскольку ДАИШ ведет свою пропаганду в самых разных странах мира. Какой же ответ современное мировое сообщество может дать на этот вызов? Никакого ответа нет. Россия тоже должна учитывать все эти моменты.

Я не призываю вернуться к социализму в том варианте, который мы уже прошли, с господством идеологии КПСС. Но социализм – это будущее России, без него мы можем быть только колонией. И это также верно для системы образования, воспитания подрастающего поколения. Даже заядлые либералы не смогут отрицать, что система образования и воспитания детей в СССР была одна из самых в мире.

В. А. Гуськов: Спасибо. Я хотел бы дать слово Михаилу Павловичу Чижову, члену Союза писателей, члену нашего отделения Изборского клуба.

М. П. Чижов: Когда листаешь книгу «Великая шахматная доска» Збигнева Бжезинского, написанную в 1997 году, приходит понимание того, как США к нам относятся. В 1990-е годы они поманили нас своим «стратегическим партнерством», и, по сути, мы поверили пустым обещаниям. Но Америка никогда не собиралась делиться с Россией своим гегемонистским положением в мире. Когда она разваливала СССР, она стремилась стать первой страной. Что же касается отношений России со своими ближайшими соседями, в том числе с Украиной, то здесь мне хочется обратиться к размышлениям Ф. М. Достоевского, который достаточно критически относился к славянской идее. Еще в 1880 году он сказал о том, что среди славян возникнет сильная ненависть по отношению к России, стоит только их освободить. И сегодня мы это видим – как те же болгары в двух мировых войнах были на стороне Германии. То же самое мы наблюдаем и с Украиной.

Всевозможные телевизионные ток-шоу не способствуют поддержанию общего культурного пространства и национального единения в России. На эти шоу приглашаются заведомые антагонисты, которые выясняют отношения друг с другом. Так зачем мы их приглашаем? У них нет никаких точек соприкосновения.

Что касается мигрантов, то действительно нужно делать ставку на людей, готовых жить в нашем обществе, нужно привлекать их. Закончу я свое выступление словами Голсуорси: «Если вы не думаете о будущем, у вас его не будет».

В. А. Гуськов: Насколько я понял из предыдущих выступлений, у нас долгое время происходила утечка мозгов, в то время как нам нужно, чтобы был обратный процесс. Этим надо заниматься напрямую. Хочу предоставить слово Колобовой Светлане Анатольевне, члену Нижегородского отделения Изборского клуба, специалисту по работе с молодежью.

С. А. Колобова: Дорогие коллеги! Я хочу продолжить разговор о том, какую роль в жизни молодых людей, которые оказываются в ситуации выбора, в ситуации, когда им приходится решать вопрос о том, куда применить свои собственные силы, сегодня играет образование. Дело в том, что сегодня мы, как преподаватели высшей школы, замечаем очень опасную тенденцию, связанную с поведением молодежи и с теми поступками, которые совершают молодые люди в контексте этого выбора. Всем уже давно известно, что террористы прилагают особые усилия для привлечения в свои ряды детей, девушек, молодого поколения. Как можно объяснить, что молодые девушки, которые получают высшее образование в элитном вузе страны — в Московском государственном университете, или в учебных заведениях Башкортостана, Татарстана, отдельных регионов Кавказа, попадают в руки вербовщиков? Каким образом мы можем объяснить, что дети из хороших семей, имеющие родителей, которые в материальном плане полностью обеспечивают свои семьи, вдруг уходят в принципиально иное социальное пространство?

Совместно с администрацией города Нижнего Новгорода и городским студенческим советом мы начали очень интересное социальное исследование, целью которого является определение взглядов и настроений молодежи, их отношения к деятельности террористических организаций. Мы, взрослые люди, можем дискутировать на тему нашего сегодняшнего мероприятия сколько угодно, но при этом важно понять: а молодежь действительно так же думает, как и мы? Или у нее совершенно иные взгляды на то, что происходит вокруг? При проведении нашего исследования мы выявили ряд проблемных моментов. Первая, самая большая проблема, с которой сегодня сталкивается молодое поколение — это растерянность молодых людей, вызванная несоответствием ценностных установок, которое им предлагает общество и реального социального опыта. С одной стороны, посмотрите, как устроены все образовательные программы нашего государства. Главная цель, которую мы должны преследовать как преподаватели, воспитатели в рамках наших школьных и университетских программ – сделать человека успешным, карьерным и богатым. Мы их учим достигать и потреблять. А вот созидать, быть креативными людьми, которые могли бы создавать эстетические, духовные ценности, заниматься служением – к сожалению, ни в одной программе это вообще не предусмотрено. В результате у молодого человека происходит раздвоение личности. С одной стороны, у него есть потребность быть действительно полезным обществу, а с другой – он не может найти применение своим возможностям. Посмотрите, как работают средства массовой информации, как работает реклама. Основные лозунги – «купи», «выиграй», «найди», «получи». Мы провели исследование, для того, чтобы выяснить, как эти глаголы влияют на поведение ребенка. Следует отметить, что тот же студент в возрасте 20 лет не является в полной мере зрелой личностью, у него возникает проблема выбора. И все эти лозунги и призывы быть богатым, знаменитым, успешным на практике не реализуются. Молодые люди оканчивают вуз и никому не нужны, не могут найти работу. Даже если они эту работу находят, то все равно оказываются не подготовленными к очень жестким испытаниям, которые им устраивает жизнь. Им необходимо уметь «держать удар». Они должны научиться работать в коллективе, выстраивать отношения со старшими, разрабатывать технологии взаимодействия со своими коллегами. Ребята видят, что реализовать себя они не могут. Дальше они начинают искать виноватых. Виноваты, естественно, не они сами. Происходит поиск соответствующих структур для того, чтобы воплотить свое искаженное представление о справедливости.

Анализ механизмов вербовки в террористические организации показывает нам универсальные технологии, используемые террористами. Так, сегодня в образовании мы забыли слово «коллективизм». При этом технологии, существующие в социальном пространстве и направленные на вербовку и переформатирование сознания людей, активно используют коллективное сознание, в том числе приемы формирования единого коллектива. Когда ты будешь со всеми, ты не будешь испытывать сложностей ни с кем, потому что все равны, с тобой будут советоваться, ты будешь кому-то нужен и востребован – это использование тех самых технологий коллективизма, которые использовались еще в системе Макаренко и в настоящее время ушли из нашей практики. Это первое, что мы увидели. Второй момент, на который хочу обратить внимание. Почему молодежь идет в экстремизм? Потому что сегодня она, к сожалению, ощущает, что она никому не нужна. В коллективной террористической группе молодых людей убеждают в том, что они смогут реализовать себя, что именно они нужны для совершения каких-либо противоправных действий. Молодым людям, начиная с 13-14 лет, очень четко объясняют, что благодаря конкретно им, можно совершить нечто «великое». Подросток, который еще неустойчив с точки зрения психики, очень нуждается в ощущении того, что он кому-то нужен. Мы теряем понимание этих вещей в нашей повседневной практике, когда дети не могут найти понимание в семье, ощутить себя нужными.

Поэтому на сегодняшний день нам очень важно слышать саму молодежь. Нужно менять поход к воспитанию молодых людей, который должен быть не объектно-субъектным, а субъектно-субъектным. Нужны новые формы, например, квесты, которые подхвачены молодежью. Например, почему бы нам не провести молодежный форум, касающийся в том числе, межнациональных отношений, но не в традиционном формате, а с учетом пожеланий самих ребят?

Спасибо за внимание.

В. А. Гуськов: Слово предоставляется представителю Региональной национально-культурной автономии татар Нижегородской области Абдуллину Ильдусу Ханяфиевичу. Перед выступлением особо хотел отметить роль и значение братского татарского народа, самого многочисленного мусульманского народа России. В настоящее время — время массовой миграции, основные потоки которой идут из мусульманских стран, татары первые принимают на себя нагрузку по фильтрованию, адаптации и ассимиляции прибывающих из стран ближнего и дальнего исламского Зарубежья. На них, в первую очередь, нацелены пропагандисты радикального исламизма. Задача остального коренного населения и тем более патриотического экспертного сообщества помогать им. Вам слово Ильдус Ханяфиевич.

И. Х. Абдуллин: Разрешите передать приветствие участникам круглого стола от председателя Совета РНКАТНО, председателя комитета по социальной политике Законодательного Собрания Нижегородской области Хафизова Надира Мансуровича и от исполнительного директора РНКАТНО, Заслуженного ветерана Нижегородской области Салихжанова Рамиля Ахметовича.
Региональная национально-культурная автономия татар Нижегородской области (РНКАТНО) в своей деятельности опирается на 40-тысячное коренное татарское население Нижегородской области, а также на более 900 тысяч выходцев из края, проживающих в разных регионах России, странах ближнего и дальнего зарубежья (Москва, Санкт-Петербург, Казань, Иваново, Кострома, Республика Татарстан, Украина, Белоруссия, Финляндия, США, Австралия, Китай, Саудовская Аравия). В Нижегородской области в настоящее время находится 34 населенных пункта с преимущественно татарским населением, в области действует более 60 мечетей, построенных в основном на народные деньги татарской общины региона. Часть мечетей входит в состав общепризнанных достопримечательностей региона. Нижегородские татары на протяжении вот уже тысячи лет живут в дружбе и согласии с представителями остальных народов и народностей, проживающих в Нижегородской области и в других регионах РФ. Наши представители вносили и вносят большой вклад в укрепление государственности и величия нашего Отечества. В текущем году, как и в последние три года, наша организация по мере своих сил и возможностей, находясь в тесном взаимодействии с органами государственной власти различных уровней, вносит свой посильный вклад в противодействии проявлениям экстремизма, национализма, ксенофобии и другим угрозам единства общества.

Например, в текущем году наша организация, под эгидой министерства внутренней муниципальной и региональной политики Нижегородской области, Федеральной национально-культурной автономии татар и министерства культуры Республики Татарстан, в плотном взаимодействии с администрациями муниципальных образований области, в период с января по декабрь 2017 года реализует масштабный проект по сохранению национальных традиций и устоев нижегородских татар «Возвращение к истокам». Проект ориентирован на все возрастные категории, но в качестве приоритетного направления выбрана работа с детьми, студентами и молодежью. Проект включает в себя областные конкурсы творческих работ «Родословная моей семьи», «Моя родная деревня», «Моя любимая мама», «Сказки Габдуллы Тукая», проведение женских встреч, круглых столов, различных мастер-классов по изготовлению традиционных головных уборов для мужчин и женщин: калфаков, тюбетеек, фартуков, по шитью бюджетных вариантов традиционных национальных платьев и одежды, по изготовлению блюд татарской кухни, по разучиванию фольклорных песен и танцев. Также предусмотрено проведение различных районных и областных фестивалей, областного схода женщин и итоговой научно-практической конференции. Все мероприятия мы стараемся максимально освещать через различные районные и региональные СМИ, а также через соцсети. Через каждое мероприятие проекта, опираясь на свое тысячелетнее наследие, мы хотим передать подрастающему поколению те традиционные ценности и устои, которые присущи нижегородским татарам: чувства любви к родному краю, своему народу, к окружающему нас миру и к нашему Отечеству. С этого года успешно функционирует Школа лидерства татарской молодежи при РНКАТНО, которая ставит собой те же цели и задачи — передачу студентам и молодежи нашего культурного наследия и истинных традиций и устоев. В семинарах Школы лидерства участвуют видные представители нашего народа, бизнесмены, госслужащие, напрямую делятся со слушателями своими формулами успеха, ставя во главу успеха для каждого человека здоровье, семью и интересную деятельность, приносящую пользу обществу. По примеру прошлых лет, РНКАТНО и в этом году намерено наилучшим образом реализовать по намеченным целям областной проект «Нижегородчина — земля согласия», который включает в себя проведение различных круглых столов, экскурсий для студентов и мигрантов по храмам области, проведение фестиваля «Венок дружбы» в рамках празднования Сабантуя на региональном и иных уровнях, межнационального спортивного турнира, а также традиционного фестиваля «Мосты дружбы», включающего в себя выставку-экспозицию предметов быта, национальной кухни разных народов области (более 10 народностей), концертную программу, издание спецвыпуска журнала «Нижегородские татары» и проведение научно-практической конференция по развитию межнациональных отношений в регионе. Через данные проекты и мероприятия, а также через сеть своих членов и активистов на территории области и в других регионах, наша областная татарская организация РНКАТНО, входящая в структуры Федеральной национально-культурной автономии татар и Всемирного конгресса татар, на протяжении многих лет вносит посильный вклад в обеспечение мира и согласия на территории конкретного субъекта РФ — Нижегородской области, а также в других регионах РФ. Хочу поблагодарить всех членов Совета РНКАТНО, а также наших постоянных спонсоров и благотворителей, меценатов, как местных предпринимателей, так и уроженцев татарских поселений, проживающих в Москве и других регионах, оказывающих на постоянной основе свою материальную и организационную помощь и поддержку в реализации данных задач на протяжении последних 25 лет. Мы выражаем надежду на то, чтобы государственное участие в финансировании проектов и мероприятий РНКАТНО увеличилось. Вместе с тем мне хотелось бы поблагодарить правительство Нижегородской области, а также администрации муниципальных образований области за поддержку деятельности РНКАТНО в различных ее направлениях.

В. А. Гуськов: Слово предоставляется Азаду Агахановичу Самедову, председателю Нижегородского регионального отделения Всероссийского Азербайджанского Конгресса. Прежде чем мы послушаем Азада Агахановича, доведу до участников стола, что присутствовал на юбилее нашего коллеги. Так вот его сослуживцы отмечали его верность присяге России и самоотверженность во время прохождения службы в горячих точках. Итак, слово боевому русскому офицеру Самедову.

А. А. Самедов: Спасибо за предоставленное слово. Хочу отметить, что я согласен со многими выступающими. Работе со студентами, молодежью необходимо уделять больше времени. Такая работа должна быть планомерной, осуществлять ее нужно ежегодно, на постоянной основе, а не от мероприятия к мероприятию. Необходимо стремиться к тому, чтобы у нас было больше культурных событий различного уровня – фестивалей, праздников, на которые нужно приглашать представителей различных национальностей. Молодежь – это будущее нации, поэтому важно обеспечить для ее развития, воспитания, образования наилучшие условия. К сожалению, сфера образования и социальной политики сегодня переживает у нас сложные времена. Проблемой государственного масштаба является коррупция, которая разъедает наше общество. Вместе с тем, нам необходимо стремиться к реализации оптимистичного сценария, делать все для защиты нашего общего Отечества. Как гражданин, как ветеран МВД, я стараюсь прилагать максимальные усилия для того, чтобы наша молодежь воспитывалась в правильном русле, чтобы сохранялась дружба народов.

В. А. Гуськов: А сейчас хочу предоставить слово заместителю председателя Нижегородской армянской общины Микаэляну Саркису Альбертовичу.

С. А. Микаэлян: Сегодня разные спикеры пытались найти какое-то решение по поводу нашего государственного строя, целей и идей нашего государства. Я, как экономист, могу сказать, что экономика оперирует ограниченными ресурсами. Любая система ограничена. Поэтому всегда нужно искать компромисс между мирными статьями бюджета и военными расходами. Советский Союз, отличавшийся большим перекосом в сторону военного бюджета, к сожалению, развалился. Сегодня мы видим, как колоссальные средства направляются на вооружение. Это неудивительно, поскольку, имея такие колоссальные запасы ресурсов, было бы глупо не заботиться об их охране. Если вы не будете защищать то, что вы имеете, в один прекрасный момент вы этого, конечно, лишитесь. Но, еще раз повторюсь, самой важной задачей является поиск компромисса между развитием системы и ее защитой от разрушения извне.

То, что касается молодежи. Хочу сказать, что с транснациональными корпорациями мы конкурировать не сможем до тех пор, пока у нас у самих не возникнет корпораций такого уровня. Приведу простой пример. Многие выпускники физико-математического факультета, а также факультета ВМК Нижегородского государственного университета имени Лобачевского, закончившие его в последние годы, сейчас работают в Соединенных Штатах Америки. Почему? Они поступают на работу в региональное отделение компании «Intel», с самыми успешными там подписываются контракты, по которым их отправляют в материнскую компанию. Им предлагаются такие условия, которые мы, к сожалению, предложить не можем. И эти люди фактически отдаляют потенциал Российской Федерации от потенциала Соединенных Штатов Америки. А потом мы жалуемся на то, что мы почему-то отстаем в электронике, в IT-технологиях, в машиностроении и так далее. Потому что, сожалению, в нашей стране принято ценить материальные ресурсы – нефть, газ, металлы, лес, а человеческий капитал потерял цену. При этом все зависит в первую очередь от человеческого капитала. Если у вас в компании нет грамотного управления и грамотного персонала, которые занимаются производством, сбытом, и прочими делами, то поверьте, ваше предприятие не будет успешным.

Следующий момент. К сожалению, сегодня в нашей стране образование оторвано от реальной производственной базы. У нас катастрофически мало производственной практики, она во многом носит формальный характер. Практических занятий мало, только лекции и контрольные работы. Вчерашние студенты приходят устраиваться на работу, но им не хватает практических навыков. Я приведу информацию для сравнения. В США готовят двадцать нейрохирургов на всю страну, но эти нейрохирурги выходят на работу, заменяя пенсионеров или выбывших специалистов, и проводят высокопрофессиональные операции на высокоточном оборудовании. В то же время только в одном университете имени Лобачевского готовят пятьдесят нейрохирургов. Ни один из них не может потом найти работу. Зачем их в таком количестве готовить в Нижегородской области, если у нас в регионе есть только два полностью укомплектованных отделения нейрохирургии?

Что касается Армении, то здесь необходимо отметить следующее. За последнее десятилетие количество некоммерческих организаций, получающих гранты от западных государств, резко выросло. Точное их количество не может подсчитать никто. Русский язык вытесняется из оборота, посколькуне имеет финансовой поддержки. Английский язык является первостепенным. Хотя в советское время в Армении практически все идеально владели русским языком. Для молодежи в современной Армении знание английского языка является приоритетным. Поэтому, о какой мотивации со стороны постсоветских государств может идти речь? Там главный вопрос заключается в выживании. Человек не может заработать у себя на родине, и он приезжает в Российскую Федерацию, для того, чтобы прокормить свою семью. Он не едет сюда целенаправленно. Года полтора назад экономическая ситуация в России пошатнулась, и часть потока мигрантов переориентировалась на Казахстан. Сейчас армяне едут зарабатывать деньги в Казахстан, потому что из-за курсовой разницы в валюте там работать выгоднее.

Необходимо понимание, что работу по улучшению ситуации на постсоветском пространстве начинать нужно с Российской Федерации. Когда наша молодежь здесь начнет участвовать в жизни государства и будет стремиться расти и развиваться, тогда к ней присоединится молодежь из постсоветских республик, увлеченная и заинтересованная таким примером.

В. А. Гуськов: Спасибо, Саркис Альбертович. У нас сегодня очень интересный гость. Думаю, мы услышим много новой и интересной информации. Передаю слово для выступления Хрыкову Владимиру Павловичу – директору Автономной некоммерческой организации «Центр социального развития и противодействия наркотизации, члену Наблюдательного совета Автономной некоммерческой организации «Институт демографии, миграции и регионального развития».

В. П. Хрыков: Уважаемые коллеги! Во-первых, я хотел бы сказать о том, что ровно год и один месяц прошло с момента, когда 15 апреля прошлого года в России произошла страшная вещь, а именно была ликвидирована Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков, то есть позиции России в сфере противостояния наркоугрозе были порушены. Это мое субъективное, но однозначное мнение. Дело в том, что Госнаркоконтроль был, пожалуй, единственной структурой в России, которая занималась системным подходом к противодействию угрозе наркотизации. То есть это была и силовая борьба, и реабилитация наркозависимых, и международное сотрудничество. Теперь все это в урезанном формате осуществляется МВД, которое, на самом деле, не может этими вопросами заниматься, и частично наркологическими структурами, которые никакого отношения к реабилитации не имеют. Что такое вообще наркоугроза? В России существует огромное количество конспирологических теорий, связанных со сценариями нашего уничтожения. В рамках таких теорий Афганистан и некоторые другие страны производят наркотрафик и отправляют в Россию наркотики целенаправленно. Однако проблема в другом. Год назад я был в Афганистане, где встречался с главным наркологом страны. Я спросил его о том, есть ли в Афганистане проблема с наркозависимостью. Он ответил, что проблема есть в Кабуле. Но в Кабуле наркотики не производят. Там, где их производят, проблемы нет. То есть угроза наркозависимости, и это мнение большого количества специалистов, зависит не от того, есть или нет доступ к наркотикам, а от того, в каком состоянии находится личность. Наркотик – это всего лишь инструмент, направленный на получение того, чего тебе не достает. Следуя данной логике, мы можем говорить, что кто-то уходит в наркоманию, кто-то в терроризм. Поэтому проблема наркотизации в России обусловлена социальными проблемами – в образовании, воспитании, в отсутствии целей у государства, в незанятости молодежи и так далее.

Что же касается наркопроизводства, путей распространения наркотиков, то здесь примечателен следующий опыт. Два года назад США ввели в Афганистане программу альтернативного развития, направленную на борьбу с наркотиками. Крестьянам давали деньги на закупку семян, чтобы они сеяли зерно, а не семена мака. В итоге половина денег была украдена представителями руководства страны, и в Афганистане бизнесом № 1 стал не наркотрафик, а «отмывание» зарубежных грантов по борьбе с ним. Крестьяне брали деньги, обрабатывали за счет них землю, но продолжали сеять мак. Поэтому, когда мы говорим о наркоугрозе или о терроризме, мы должны четко представлять себе две цели. Первая: мы должны воспитывать людей, у которых нет потребности ни в том, ни в другом. Нужно понимать, что основные потоки наркотиков идут легальным путем, используя коррупцию, и искоренить наркоторговлю полностью невозможно. Но при этом мы можем создать общество, которому наркотики будут неинтересны. И вторая: нужно выстраивать нормальную профилактическую работу. Для этого, в том числе, и существует государство. К сожалению, многие люди у нас не понимают, что означает и что включает в себя понятие «государство». Государство – это, прежде всего уникальный коллективный институт, осознав и поняв который, можно не допустить возникновения многих негативных явлений. Государство невозможно заменить ничем, даже транснациональными корпорациями. К сожалению, наши учебники по обществоведению не дают детям нормальных знаний в отношении базовых понятий, в них трудно что-то понять даже взрослым.

В. А. Гуськов: Спасибо, Владимир Павлович. Слово предоставляется Силеенкову Александру Федоровичу, председателю Конгресса народов Нижегородской области.

А. Ф. Силеенков: Здравствуйте, коллеги! Хочу подчеркнуть, что я не специалист-международник и больше специализируюсь на вопросах внутренней политики и межнациональных отношений. Большую часть своей жизни я провел в городе Ташкенте, трудился в сфере печати. Последние пять лет своей жизни в Узбекистане я работал в качестве одного из руководителей Интернационального культурного центра Республики Узбекистан. Данная организация, существующая до сих пор, координирует деятельность всех национально-культурных центров, действующих в республике. 15 лет назад в Узбекистане было 126 таких центров, сегодня их более 140. Забота государства и нацеленность на результат всегда являлись основой национальной политики в Узбекистане еще со времен Шарафа Рашидова – руководившего республикой в течении 24 лет. В последующем эти традиции были подхвачены первым президентом независимого Узбекистана – Исламом Каримовым, при котором Интернациональный культурный центр и был создан в 1992 году. В него, например, вошли 11 корейских, 8 русских национально-культурных центров. Лидеры этих организаций вошли в состав Совета Интернационального культурного центра. На заседаниях Совета обсуждаются различные вопросы, связанные с межнациональными отношениями. Узбекистан, являясь не самым богатым государством в мире, тем не менее, всегда находил определенные средства на развитие центра и на мотивирование лидеров национальных общин. Их награждали орденами и медалями, выдвигали в состав органов законодательной власти. Все это способствовало укреплению взаимодействия, как между общинами, так и между общинами и властью.

В настоящее время вместе с нашими коллегами из различных национально-культурных объединений региона мы создали новую общественную организацию – «Конгресс народов Нижегородской области», в рамках деятельности которой мы стараемся укрепить дружбу народов на Нижегородской области, используя имеющийся опыт, в том числе и международный, в данной сфере.

Хотелось бы отметить большую работу в сфере гармонизации межнациональных отношений, которую проводят органы власти, в частности администрация города Нижнего Новгорода. Вместе с тем уже как минимум 15 лет в нашем регионе стоит вопрос о создании Дома дружбы народов. В настоящее время у нас открыт «Зал дружбы народов» на площадке библиотеки имени Гайдара в Канавинском районе. Но этого недостаточно для проведения более серьезной работы по укреплению межнациональных отношений. Создание в Нижнем Новгороде Дома дружбы народов, с наличием соответствующего помещения и штатных единиц по аналогии с другими российскими регионами, могло бы намного повысить эффективность такой работы.

Гуськов В.А. Спасибо, коллеги, за плодотворную работу и интересные доклады и выступления.

comments powered by HyperComments