О масштабе кризиса в США

Михаил Хазин

Отрывок из еще неопубликованного текста — как объяснение того, почему я считаю, что спад нас ждет посильнее, чем в начале 30-х годов прошлого века.

Итак, рассмотрим ситуация экономики США сентября 2008 года. Тогда в ней начался типичный дефляционный кризис (по образцу весны 1930 года), который был купирован массированной эмиссией. Но в чем была причина этого дефляционного (то есть связанного с падением совокупного частного спроса) шока? Для ответа на этот вопрос вспомним некоторые положения экономиксистской теории.

Она утверждает, что нормальное состояние экономики — равновесное. Если какие-то внешние обстоятельства, политика государства, изменение природных условия или еще что выводят экономическую систему из равновесного состояния, то она начинает самопроизвольно в нее возвращаться и нужно все большее и большее усилие, чтобы держать ее в неравновесном состоянии. Я не буду утверждать, что эта идея верна всегда и везде, не исключено, что «равновесного» состояния просто в природе не существует, но дело не в этом. Как мы знаем, в 1981 году в США была принята т.н. «рейганомика», то есть экономическая программа, которая предполагала постоянное кредитное стимулирование спроса.

До ее принятия, равновесные макроэкономические параметры для домохозяйств выглядели примерно так: совокупный долг — не выше 60-65% от годового дохода, сбережения — порядка 10% от реально располагаемых доходов. К 2008 году эти параметры изменились следующим образом: средний долг — выше 130% от годового дохода, сбережения — -5-7%. Отметим, что последняя цифра, которая еще в 2008 году не ставилась под сомнения,в последующие 5 лет была «нивелирована» за счет статистических ухищрений, так что в последних официальных данных она около нуля. Впрочем, к реальности это отношения не имеет. Возникает два вопроса. За счет чего был достигнут такой серьезный отход от положения равновесия и насколько сегодня спрос американских домохозяйств выше равновесного?

На первый вопрос ответ простой — банковская система в начале 80-х годов прошлого века позволила домохозяйствам рефинансировать свои долги, то есть стало возможным старые кредиты погашать за счет новых (это было частью политики «рейганомики»). А для того, чтобы при этом не падал спрос, начали снижать стоимость кредита. В 1980 году учетная ставка ФРС США была равна 18% (Пол Волкер, тогдашний глава ФРС, боролся со стагфляцией), к декабрю 2008 года она стала, фактически, равной нулю. И экономическая система начала самопроизвольное движение к равновесному состоянию, то есть снижать частный спрос, стимулирующийся почти 30 лет.

Сейчас США активнейшим образом стараются стимулировать частный спрос другими методами (описание их не является темой настоящей статьи), но он все равно падает. Пусть и медленно. Но до какого момента он будет падать? На основании статистики можно дать примерную оценку этого спада. Если на начало кризиса сбережения были -5%, а должны быть 10%, то всего спрос за счет роста сбережений сократится примерно на 15% от реально располагаемых доходов населения на осень 2008 года. А это — 11 триллионов долларов. То есть, завышение спроса за счет снижения сбережений составило около 1.5 триллионов долларов в год.

Далее, спрос стимулировался за счет роста долгов домохозяйств, на момент кризиса совокупный долг составлял около 15 триллионов долларов, рос он на 10% в год. То есть и здесь масштаб стимулирования на момент кризиса — 1.5 триллиона долларов в год. Кстати совпадение этих цифр — косвенное свидетельство их достоверности. Итого — 3 триллиона превышения спроса домохозяйств над их реально располагаемыми доходами.

До тех пор, пока мне не объяснят, как именно денежные власти США будут эти 3 триллиона изыскивать и давать домохозяйствам — я в естественный экономический рост американской экономики не поверю. Ну хоть меня режь! Отметим, что не поверю я и в то, что в рамках «постмодерна» (я не раз писал, что не понимаю, что это такое) базовые пропорции меняются — да и доля расходов домохозяйств в ВВП США, которая находится на исторических максимумах, это подтверждает.

Разумеется, эти три триллиона исчезнут не одномоментно — но именно их сокращение и вызывает кризис! Потому что падение спроса вызывает сокращение рабочих мест и зарплат — то есть падают доходы, что вызывает дальнейшее падение спроса … Ну, и так далее, по снижающейся спирали, к равновесному состоянию между спросом и реально располагаемыми доходами. По очень приблизительной оценке эта точка равновесия по доходам находится на уровне ниже нынешнего примерно на 4.5 триллионов в год (то есть по мере завершения кризиса реально располагаемые доходы американских домохозяйств будут где-то на уровне 6.5 триллионов долларов в год). Спрос, соответственно — больше, чем в два раза ниже, чем сейчас.

По поводу масштаба падения спроса и доходов населения США я готов принимать уточнения и спорить. Но напомню, что этот расчет сделан где-то в 2002 году — и за прошедшие 10 лет никаких оснований для его изменений не наметилось. Вопрос был только, где будет максимум спроса — но сама «мина» была подложена по экономику США уже несколько десятилетий назад. И именно в связи с наличием приведенного выше расчета я не могу воспринимать всерьез рассуждения о том, что в США (и в мире) может начаться экономический рост — если такие рассуждения не сопровождаются описанием механизма стимулирования структурного дисбаланса между спросом и доходами. Пока, за 10 с лишним лет, такого механизма мне никто не показал.

WorldCrisis.ru 16.06.2013

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Хазин
Михаил Леонидович Хазин (род. 1962) — российский экономист, публицист, теле- и радиоведущий. Президент компании экспертного консультирования «Неокон». В 1997-98 гг. замначальника экономического управления Президента РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...