Утром во вторник, 4 июля, Пхеньян сообщил об успешном испытании новой, ранее не испытывавшейся межконтинентальной баллистической ракеты «Хвасон-14». Ракета, которая способна достигнуть территории США, пролетела 933 километра, достигла высоты в 2802 километра и точно поразила цель через 39 минут после старта. Пуск состоялся в 9:39 по местному времени (03:39 мск) с полигона в северной части северокорейской провинции Пхёнан-Пукто, граничащей с Китаем.

Президент США Дональд Трамп отреагировал на очередное ракетное испытание в присущей ему манере. «КНДР только что запустила еще одну ракету. Этому парню больше нечем заняться в этой жизни? Сложно поверить, что Южная Корея и Япония будут с этим мириться дальше. Вероятно, Китай предпримет жесткий шаг и положит конец этой глупости раз и навсегда», — написал американский глава в своем микроблоге в Twitter.

При этом американские военные утверждают, что КНДР запустила ракету средней дальности, и Штатам она никак не угрожала.

Протест властям Северной Кореи уже выразило Токио, японский премьер-министр Синдзо Абе сказал, что запуск «демонстрирует возросший уровень угрозы». Абэ заявил, что в связи с ракетными пусками КНДР собирается на полях G20 в Германии попросить президента России Владимира Путина и председателя КНР Си Цзиньпина занять «более конструктивную» позицию в отношении Северной Кореи.

Отметим, что запуск ракеты произошел на фоне визита в РФ председателя КНР Си Цзиньпина. Накануне в Москве состоялась его неформальная встреча с президентом России Владимиром Путиным. Большая часть встречи была закрыта от журналистов, однако, как стало известно, лидеры обсудили ситуацию на Корейском полуострове и сирийский вопрос.

«Обе стороны согласились, что Китай и Россия должны сохранить стратегическое сотрудничество, чтобы содействовать мирным переговорам и решению проблемы на Корейском полуострове должным образом», — отмечает агентство Синьхуа.

Подчеркивается, что ядерная проблема Корейского полуострова должна решаться путем диалога и переговоров. Также оба лидера вновь подтвердили, что выступают против развертывания американских ПРО THAAD в Южной Корее.

«Россия и Китай должны усилить взаимную поддержку и тесное взаимодействие по основным международным и региональным проблемам. <…> Я считаю, что визит председателя КНР придаст новый импульс и стимул для развития всестороннего стратегического сотрудничества и партнерства России и Китая», — приводит агентство слова российского президента.

Конечно же, пуск северокорейской баллистической ракеты — это неприятный сюрприз для Си Цзиньпина и Путина. Обратите внимание, что как только Си Цзиньпин приезжает в какую-то мировую столицу, происходят запуски ракет. Когда он встречался с Трампом, тот пустил ракеты на сирийский аэродром. Теперь Си Цзиньпин приезжает в Москву — корейцы испытывают межконтинентальную ракету. Дело обстоит гораздо серьёзнее случайных совпадений. Конечно, есть шанс, что сегодняшний пуск корейской ракеты приурочен к поездке Си Цзиньпина в Москву. Но гораздо больше шансов, что испытание приурочено к предстоящей встрече «двадцатки». Я думаю, что корейская проблема станет в центр обсуждения в Гамбурге.

Дистанцируются ли теперь Россия и Китай от КНДР, говоря проще — «сдадут» ли её? Я думаю, что РФ вообще очень мало осталось что сдавать. Невелики и торговля с КНДР, и другие связи, в том числе по использованию корейской рабочей силы на Дальнем Востоке. У китайцев, конечно, гораздо больше позиций в Корее. Но они, с одной стороны, не могут полностью прервать отношения со свои соседом. И, во-вторых, я думаю, что они и не хотят этого. Нельзя прижимать тигра к стенке, потому что тогда он обязательно прыгнет — есть такая китайская пословица.. И, судя по заявлению Трампа, он не собирается реагировать силой. Страшный сценарий, если американцы нанесут точечные удары по корейским пусковым установкам, по военным складам. Ещё хуже будет, если будет применено тактическое ядерное оружие. Сами понимаете — это будет ужас. Такая вероятность есть. Но, судя опять же по выступлению Трампа, он хочет достать каштаны из огня чужими руками, в первую очередь китайскими. Так что всё-таки есть такое ощущение, что война не начнётся, хотя американцы угрожали корейцам: красная черта — запуск межконтинентальной баллистической ракеты, и после этой красной черты будет возмездие. Похоже, ничего не будет. И Абэ говорит: надо собраться, побеседовать, обсудить ситуацию — и что дальше? Ещё один пакет санкций?

Я думаю, что китайцы тоже не будут никаких делать резких, рискованных шагов. Да и мы не будем. У нас и возможностей, и желания нет, Поэтому я думаю, что после двух-трёх дней бурного обсуждения в прессе и после обсуждения этого вопроса на «двадцатке» жизнь продолжится в своём обычном измерении. Самое главное, что не будет войны.

Так что возможно, что северные корейцы во всех смыслах попали в яблочко — рискнули и выиграли.

Попробуем понять мотивацию КНДР и её руководства. Кто-то представляет их просто агрессивными психами, но это явно не так. Может быть, КНДР — единственное реально суверенная страна в мире, которая в наименьшей степени зависит от глобальных финансовых, политических и прочих структур. Она уж точно не будет устраивать гей-парадов, кланяться «демократическим ценностям» и опасливо говорить о западных «партнёрах». Северная Корея является примером реальной суверенности и всё делает правильно — или она всё-таки играет с огнём?

И то, и другое правильно. Действительно, КНДР является примером суверенности. И действительно она играет с огнём. И действительно она всё делает правильно, исходя из своей логики. У корейцев особенная национальная психика, их коллективно-бессознательное. На протяжении целого века они подвергаются агрессии. Были поглощены Японией, даже включены в состав Японской империи. Тогда корейцам запрещалось иметь свои имена, их заставляли говорить по-японски, мужчин мобилизовывали на шахты и другие опасные работы, женщин во время войны посылали в солдатские публичные дома. Затем — страшная война 1950-53 гг. Затем — оккупация южной части страны американцами. Всё это привело к нынешнему состоянию национального сознания, национальной психики — повышенному вниманию к независимости, к суверенитету. Плюс, конечно, имеет значение враждебное окружение. Рядом — Южная Корея, на территории которой стоят американские войска. Рядом — Япония, на территории которой также находятся американские базы. США с сателлитами проводят ежегодные военные манёвры, максимально приближённые к боевым условиям. Официально объявлено о том, что разрабатываются сценарии ликвидации руководителей Северной Кореи. Всё это, конечно, подталкивает их к такому поведению, которое Мао Цзэдун называл «острием против острия». Конечно, они хотели бы жить лучше. Конечно, у них огромные средства уходят на подготовку ядерно-ракетного оружия. Но самое интересное, что в КНДР экономика-то налаживается. Это все говорят— я был недавно на выступлении южнокорейского учёного, и он признаёт, что экономика Северной Кореи работает. Они ввели некоторые элементы НЭПа (или китайских реформ). У них появились продукты, есть частники, которые налаживают производство необходимых товаров. В общем, жизнь становится легче для народа. Поэтому я думаю, что они продолжат этот курс. В обозримом будущем режим будет именно таким, какой он есть. И у них главная идея будет такая: независимость любой ценой. Кроме того, давайте вспомним, что случилось со странами, которые поддались на уговоры иностранцев и избавились от своего оружия массового уничтожения или даже от программ его создания. А также теми, кто был обвинён в наличии такого оружия, не имея его. Все же знают судьбы Хуссейна, Каддафи и других. Так что я думаю, что всё останется на своих местах в обозримом будущем. И Северная Корея будет примером суверенитета, независимости — чего бы это корейцам не стоило.

Тут есть ещё один момент — это культурный суверенитет. На Корейском полуострове в древности было три государства: Силла, Пэкче и Когурё. И нынешняя Северная Корея — это как раз государство Когурё, а Южная Корея — это в значительной степени государство Силла. А они были очень разными. И даже к 1945-му году, когда произошло освобождение от японской оккупации, они тоже были очень разными. Именно Северная Корея была промышленно развитой частью страны, а Южная Корея была сельскохозяйственной, отсталой. Потом за счёт капиталовложений Запада всё это поменялось. Что касается культуры, то эти настроения — независимость любой ценой — подразумевают и приверженность национальной культуре, и отторжение внешних воздействий. В Северной Корее культивируется национальный костюм, национальная музыка, там нет засилья английского языка, которое наблюдается в Южной Корее. В КНДР моральный уровень высок, культурный уровень тоже высок, а на Юге идут тревожные этно-культурные процессы. В значительной степени это ещё объясняется агрессией христианства, которое там началось при американцах. Разнообразные протестантские секты вытесняют исконную религию, буддистских храмов становится всё меньше и меньше. В РК народился непонятный культурный гибрид. В этом смысле в случае воссоединения двух Корей было бы очень интересно смотреть, как сохранившаяся национальная культура будет взаимодействовать с гибридной квази-западной культурой. Нам, конечно, по душе больше северокорейский вариант.

О пребывании Си Цзиньпина в Москве. Если смотреть телевизор, создаётся впечатление, что происходит нечто эпохальное. Или мы видим спокойное, поступательное и осторожное движение?

Я всё-таки сторонник второго варианта — идёт поступательное движение. Но наши отношения настолько уже многоплановые, глубокие и объёмные, что каких-то сенсаций от каждой встречи Путина и Си Цзиньпина ждать не приходится. Они предыдущий раз встречались в мае в Пекине на форуме Шёлкового пути. Затем у них ещё будет встреча через несколько дней в Гамбурге во время «двадцатки», где они, конечно, будут обсуждать ход и итоги саммита. Из-за частых встреч не накапливается материала для принятия каких-то исторических решений. Нет никаких сенсаций и от этого визита. Подписан очередной пакет соглашений. Грудь Си Цзиньпина украсил Орден Андрея Первозванного. Но это всё текущая политика.

Давайте учитывать, что есть арифметика и есть высшая математика в отношениях двух стран и в контактах двух лидеров. Арифметика — это цифры торгового бюджета, экономическое взаимодействие. Тут у нас, конечно, наблюдается топтание на месте. Но ведь лидеры в основном обсуждают не это: а вот давайте-ка ещё продадим вам столько-то газа, а купим ещё столько-то каких-то товаров. Они же говорят о высшей математике, о мировых процессах. И это не попадает потом на страницы газет или в объективы телеканалов. Не будут же камеры фиксировать, как главы государств кулуарно обсуждают Трампа или согласовывают общую позицию на «двадцатке». Или обсуждают, что делать с корейской ракетой — вообще с корейской проблемой. Это не прошло в публичное пространство. Мы услышали 2-3 фразы о главном в совместном заявлении, которое они сделали по итогам встречи, но на самом-то деле Путин и Си Цзиньпин очень глубоко все эти проблемы обсуждали.

Третий год уже лидеры проводят по пять встреч — это очень много. Это очень много и для китайцев, они ни с кем не встречаются пять раз в году. Это много и для Путина. Может быть, он с Назарбаевым встречается больше или с Лукашенко, но из лидеров мировых держав Путин ни с кем столько не встречается. Поэтому это очень хороший шаг вперёд. Визит, конечно, проходит очень неплохо, судя по всему. Причём Си Цзиньпин приехал не один. Сейчас в Москве — огромный десант китайских деловых кругов, журналистов, разных организаций культурного плана. Я вчера за один день участвовал в двух круглых столах: один посвящён тому, что телевизионщики из пограничнлй провинция Хэйлунцзян начинают фестиваль на российских телеканалах; второй — презентация провинции Гуандун, тоже их СМИ-потенциала. Они создали корпорацию, в которую входят 8 газет, 5 телеканалов, 8 интернет-ресурсов и так далее. А что такое провинция Гуандун? В ней ВВП больше, чем во всей России. И все приехавшие вместе с Си Цзиньпином создают мощные подпорки нашим отношениям. Они демонстрируют, что, несмотря на скудость нашего товарооборота (70 миллиардов долларов в прошлом году), у них огромное желание с нами взаимодействовать в самых разных областях. Они хотят больше знать о нас и хотят, чтобы мы знали больше о них. Но ещё раз подчеркну — прорывов, сенсаций я не жду. Тут самое главное, что мы видим стабильно хорошие отношения, видим примерно одинаковую стабильную реакцию на глобальные мировые вызовы. Это остужает горячие головы — что в Вашингтоне, что в Токио, что ещё где-то — и помогает сохранять мир.

Исходя из этого, можно ли сказать, что на встрече Трампа с Путиным в некотором смысле президент США будет иметь дело не просто с позицией конкретного Владимира Владимировича Путина, а с некой солидарной позицией лидеров России и Китая? Конечно, там будет незримо присутствовать третий собеседник — это Си Цзиньпин. Дело в том, что если бы не было даже нынешнего уровня стратегического партнёрства между Россией и Китаем, то американцы говорили бы гораздо жёстче и с китайцами, и с нами. Сейчас уровень нашего взаимодействия с Китаем называется «всеобъемлющее стратегическое партнёрство». И есть много людей в России и в Китае, которые говорят: давайте сделаем следующий шаг, создадим военно-политический союз, подпишем договор о ненападении, о взаимопомощи, какой был между Советским Союзом и Китаем заключён в 1950 году. Пока обе стороны не готовы к этому. Но наше нынешнее стратегическое партнёрство продолжает развиваться, особенно в области безопасности. В прошлом году у нас прошли совместные учения по противоракетной обороне — представляете, какая это чувствительная область? Если учесть объём совместных учений, обмена между высшими офицерами двух стран, то можно говорить о том, что у нас сложилось стратегическое партнёрство с элементами союзнических отношений. И это, конечно, учитывается Западом, американцами в первую очередь, это их очень возмущает, и они всеми силами пытаются подорвать российско-китайское взаимодействие. Запад пытается нас разобщить для того, чтобы затем поодиночке нагнуть. Конечно, это противоречит национальным интересам, и Путин с Си Цзиньпином не пойдут на это. У нас, безусловно, с китайцами хватает проблем экономических, приграничных, каких угодно проблем. Мы недостаточно быстро развиваем взаимодействие — но взаимопонимание по вопросам мировой политики и безопасности на высшем уровне. Отношения наших силовых блоков тоже на высшем уровне. В области культурного сотрудничества мы очень быстро развиваемся. Так что всё очень неплохо, и без китайского фактора нам было бы гораздо сложнее в нынешней ситуации.

ИсточникЗавтра
ПОДЕЛИТЬСЯ
Юрий Тавровский

Юрий Вадимович Тавровский (р. 1949) – востоковед, профессор Российского университета дружбы народов, член Президиума Евразийской академии телевидения и радио. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее…