Ах, Дюнкерк-Дюнкерк! Ах, гениальная операция по спасению, ах, какой подвиг моряков и лётчиков! Все словно с ума сошли — сплошные умиление и слёзы над импортной киношкой, где «массовые налёты» немецкой авиации изображают одиночные «хейнкели», место разрыва немецкой «сотки» — ямка, которую можно перепрыгнуть, а обстрел немецкой артиллерией берега — пара десятков всплесков в воде и что-то невнятное на суше. Впрочем, это же кино!

Но как-то все внезапно забыли о двух операциях по эвакуации Красной Армии, которые уступают Дюнкерку разве что по количеству эвакуированных. И только!

Я говорю о прорыве балтийского флота из Таллина в Кронштадт и об эвакуации окружённой Одессы. Обе эти операции прошли в 1941 году. Таллинская — 27–30 августа, Одесская — с 30 сентября по 16 октября.

Напомню: «чудо Дюнкерка» — это бросок через пролив шириной 86 морских миль (это чуть больше 160 километров, меньше, чем от Москвы до Тулы). Только поэтому в «чуде» смогли поучаствовать, а точнее — его осуществить сотни маломерных судов, для которых такой заплыв был вполне по силам. Но даже в этих условиях британцы потеряли треть всего участвовавшего в эвакуации флота.

А теперь вспомним незаслуженно забытые подвиги наших соотечественников.

7 августа 1941 года противник отрезал гарнизон и военно-морскую базу Таллина от основных сил Северного фронта и отбросил РККА далеко на восток. Таллин стал осаждённой крепостью.

В порту Таллина в этот момент находилось 150 боевых кораблей, 20 транспортов и больше 50 вспомогательных судов. Обороняло город больше 20 тысяч красноармейцев.

Немцы очень быстро поняли, что у русских, прижатых к морю, есть лишь один вариант спасения — эвакуация морем, и 20 августа Гитлер подписал директиву № 33: «…не допустить погрузку советских войск в Эстонии на суда и прорыв… в направлении Ленинграда».

С этой целью на южном берегу Финского залива вдоль маршрута перехода Балтийского флота из Таллина в Ленинград была развёрнута береговая артиллерия (17 дивизионов), а на северном берегу уже имелись две стационарные финские береговые батареи. В Финском заливе силами Кригсмарине и ВМФ Финляндии в июле-августе 1941 года были спешно установлены 36 минных заграждений (777 немецких и 1261 финских морских мин, 796 немецких минных защитников). На аэродромах для действий по кораблям КБФ были спешно развёрнуты 110 немецких и 10 финских самолётов. В Финском заливе действовали финские торпедные катера. Фактически Таллин был заперт!

Вот в этих условиях, после почти трёх недель обороны города, 27 августа начался прорыв нашего флота. Всего на борту кораблей к этому моменту находилось больше 40 тысяч солдат, офицеров, моряков и гражданских лиц. И прорываться им предстояло не 80 морских миль, как под Дюнкерком, а 180! Поэтому никакими «маломерками» тут и не пахло! К тому же в районе перехода разыгрался семибалльный шторм.

Из вышедших в море кораблей и судов на минах, от атак самолётов и огня артиллерии погибло 62 корабля и судна. Из 41 тысячи человек, находившихся на борту, — больше 10 тысяч.

Но главная часть сил флота и гарнизона Таллина прорвалась в Кронштадт и влилась в ряды защитников Ленинграда. Не будет преувеличением сказать, что именно эти силы сыграли важнейшую роль в том, что последующий штурм немцами Ленинграда был неудачным…

Второй масштабной операцией по эвакуации войск, проведённой РККА, стала эвакуация Одессы, так же отрезанной от основных сил Красной Армии и ставшей городом-крепостью. В течение 73-х дней оборона Одессы задерживала продвижение правого крыла войск группы армий «Юг» вермахта и румынской армии. Было отвлечено и сковано до 18 дивизий противника общей численностью свыше 300 тысяч военнослужащих. Потери немецко-румынских войск в боях за Одессу составили свыше 160 тысяч военнослужащих, около 200 самолётов и до ста танков.

Всего в августе 1941 года из Одессы было эвакуировано 58 тысяч человек гражданского населения и 67,6 тысяч тонн грузов, в сентябре 1941 года — 67 тысяч человек гражданского населения и 44,8 тысяч тонн грузов, за 15 дней октября 1941 года — 18 тысяч гражданского населения и 18,5 тысяч тонн грузов. В том числе промышленное оборудование десяти крупных заводов, топливо, металл и иное сырьё, даже паровозы и железнодорожные вагоны, музейные ценности и картинные галереи.

С 1 по 16 октября (почти за те же две недели, что и Дюнкерк!) из Одессы в Крым — 150 морских миль! — было переброшено около 80 тысяч бойцов и командиров Приморской армии и военно-морской базы Черноморского флота, 15 тысяч человек гражданского населения, около 500 орудий, почти 20 тысяч тонн боеприпасов, 24 танка и танкетки, 5 бронемашин, 1158 автомобилей и 500 автомобильных моторов, 163 трактора, свыше 3,5 тысяч лошадей, почти 25 тысяч тонн оборудования одесских заводов, порта и других грузов.

Напомню, британцы и французы бросили в Дюнкерке ВСЁ своё тяжёлое вооружение, вплоть до пулемётов! 2472 артиллерийских орудий, почти 65 тысяч автомашин, 20 тысяч мотоциклов, 68 тысяч тонн боеприпасов, 147 тысяч тонн топлива и 377 тысяч тонн снаряжения и военного имущества, 8 тысяч пулемётов и около 90 тысяч винтовок…

Легенда рассказывает, что последними из Одессы вывезли двух подгулявших где-то матросиков, которые, проспавшись, бросились на пирс и увидели уже уходящие из бухты последние корабли. Оба рухнули на колени и замахали бескозырками. Один из командиров уходящего тральщика увидел эту душераздирающую картину и вернулся за ними…

При этом о том, что советские войска оставили город, противник догадался только через шесть часов после ухода последнего нашего корабля!

А вы говорите: «Дюнкерк! Дюнкерк!»…