В воскресенье 15 октября в Австрии состоялись досрочные выборы в парламент. Согласно предварительным результатам подсчета голосов, с 31,4% голосов ожидаемо лидирует консервативно настроенная «Народная партия» (OEVP), которую возглавляет министр иностранных дел страны и действующий председатель ОБСЕ 31-летний Себастиан Курц. Второе же место заняла существующая с середины ХХ века право-националистическая Австрийская партия свободы (FPOE) — с 27,4% голосов. 

В основном население Австрии очень дорожит идентичностью австрийцев: тирольцев, жителей Каринтии, Штирии и так далее. И заселение Австрии выходцами из других стран на гранты крупного финансового капитала противоречит интересам австрийского народа. Это никак не обусловлено потребностями австрийской экономики, которые полностью покрывается тем числом коренного населения, которое там проживает. Вся политика мигрантских потоков не обусловлена сегодня для Евросоюза экономически, а для Австрии особенно. Эта политика обусловлена идеологией либерального режима в Брюсселе, направлена на размывание европейской идентичности европейских народов. Она носит чисто политический характер, а не экономический. Немцы и австрийцы больше не должны ощущать, по мнению брюссельских господ, своей национальной или этической идентичности. Они должны быть размыты, должна господствовать либеральная, как говорится, «общечеловеческая» идеология.

На это австрийский народ ответил, проголосовав за Австрийскую народную партию (которая предпочитается христианским электоратом) и Австрийскую партию свободы, которая выступала с предвыборным лозунгом «Народные представители против предателей из ЕС». Да, Австрийская партия свободы выступает против прекращения миграционного заселения территории прекрасной и маленькой Австрии. Но при всём этом многие натурализовавшиеся в Австралии турки голосуют за Партию свободы. Никто её не обвинит в пропаганде, направленной на разжигание национализма. Они прекрасно, я лично знаю некоторых руководителей. Знаю Хайнца-Кристиана Штрахе (лидера АПС). Знаю барона Йохана Гуденуса (главу Венского отделения партии), который великолепно говорит по-русски и учился в России, кстати. Поэтому я не думаю, что нам надо как-то трагически воспринимать успех АПС.

Наоборот, я считаю, что он в интересах России. Австрийская партия свободы была одной из немногих европейских партий, которые признали крымский референдум и прислали на него наблюдателей. Это партия много раз демонстрировала пророссийскую направленность своей политики — в отличие от Народной партии, которая хоть и является партнёром «Единой России», но всегда голосовала против интересов России: за все антироссийские санкции и так далее. Австрийская партия свободы не поддерживает санкции против России. Она многое сделала в интересах нашей страны. Тут от неё шарахались как чёрт от ладана, потому что нашим правящим элитам гораздо выгоднее изображать некое респектабельное лицо в ЕС, чем реально вести дела с нашими союзниками, кем и является Партия свободы. Штрахе, как многие другие лидеры этой партии — современные люди, которые вполне адекватны, являются новым поколением европейцев, любящих свои народы, свои страны, но при этом открытых всему миру. Мне кажется, что второе место АПС никакой поворот к фашизму не символизирует, потому что это вполне демократическая партия, признающая парламентские демократические процедуры, никогда не выставлявшая никаких расовых требований или чего-то ещё в нацистском духе.

Защита от мигрантов для Австрии — это вопрос жизни, политического и культурного выживания австрийского народа, австрийской микроцивилизации. Австрия — это уникальная страна с уникальными немецкими диалектами, с уникальной и очень древней историей, с уникальной территорией.

Если Партия свободы (Freiheitliche Partei Österreichs) входит в правящую коалицию, то это можно считать подароком для нашей страны, просто бонусом, который Россия внезапно получает.

Лидер победителя, Народной партии (Österreichische Volkspartei) Себастьян Курц, по моему мнению, вынужден пойти на такую коалицию. Раньше у него была коалиция с социал-демократами, но социалисты резко ухудшили свои показатели на этих выборах. Теперь не пойти на коалицию с Австрийской партией свободы — это дать АПС карт-бланш на атаку правящей партии. Я уверен, что на следующий выборах, если такое случится, АПС получит большинство голосов. Сегодня, идя на соглашение с АПС, правящие элиты Австрии сохраняют статус-кво, контролируя парламент, который является в Австрии ключевым политическим институтом гораздо более важным, чем позиция президента, например. Это для них сегодня единственный выход.

Ещё об АПС. Её принципиальная позиция — по вопросу сохранения австрийской идентичности. И как малый народ австрийцы, конечно, имеют на это полное право. Турок — десятки миллионов, а австрийцев — 8 миллионов. Так что, извините, Брюсселем проводится просто ассимиляция. При этом мне нравится турецкий народ. Но у каждой страны ЕС должны быть свои миграционные правила, учитывающие нормы жизни. Если, допустим, Германии нравится то, что в Берлине или в Гамбурге живут люди, не говорящие по-немецки и приехавшие вообще из других цивилизаций, то австрийцам это не нравится. Поэтому они выбираются Свободную партию.

Кстати, некоторые этносы в Австрии очень легко приживаются — например, чеченцы. Я знаю австрийских чеченцев. Там достаточно большая чеченская община, чуть ли не одна из самых больших в Европе, порядка 30 тысяч. С ними у австрийцев нет никаких проблем, в том числе у Партии свободы, потому что чеченцы говорят на немецком языке, сами они — абсолютно европейского типа. Они очень легко включаются в австрийское общество. Турки же живут своим закрытым сообщество, как правило. Они очень с большим трудом ассимилируются среди австрийцев. И это проблема — а не вообще иностранцы. С нормальными людьми вообще проблем нет. А с людьми, которые пытаются навязать какую-то свою повестку, линию, конечно, всегда есть проблемы. Конфликт связан не столько с турками, на мой взгляд, сколько с ЕС и его бюрократией.

В Брюсселе хотят уничтожения традиционной Европы с её культурой. Хотят уничтожения германоговорящих народов в первую очередь. Это последствия 45-го года. Заселение турками Германии не было экономической необходимость. Огромное количество немецких мужчин, когда вернулись из советского плена и вообще из плена, отлично работали. Заселение турками целенаправленно оправдывалось тем, что это будет прививка против возрождения немецкого национализма и немецкого самосознания. Это специально делали, специально поощряли эмиграцию на территории Германии и Австрии с целью культурной ассимиляции. Это была сознательная политика оккупационных властей. Единственная территория Германии, где такое не проводилось, была ГДР. Советская военная администрация, а потом руководство ГДР не поощряло размывание идентичности. Хотя на территории Восточной Германии жили вьетнамские рабочие, особенно в последние годы, в 80-е. Но они жили компактно, были под контролем. В общем, это не было такой серьёзной проблемой, как на территории ФРГ. При всём при том, что я — человек левых взглядов, мне позиция Свободной партии Австрии кажется понятной и абсолютно внятной. Я считаю, что защита территории малых народов, каким являются австрийцы, от интервенции крупного капитала, который поощряет неконтролируемую миграцию — это важный момент.

Австрийцы это понимают. Но понимают ли другие представители германского мира в ФРГ? Там всё иначе. Дело в наличии крупных городов. ФРГ — это страна больших городов: Берлин, Кёльн, Франкфурт, Гамбург. Это многомиллионные города. А во всяком многомиллионном городе этничность является достаточно виртуальной позицией, потому что огромный город (являющийся тем более ещё портом, транзитом, экономическим центром), естественно, привлекает большое количество самых разных людей. Но в Австрия только один большой город — это Вена. Все остальные города Австрии небольшие. Австрия живёт если не в сельских районах, то в маленьких городах, связанных с землёй, с почвой, с ландшафтом. И там поэтому наличие инокультурного населения гораздо более заметно, чем в Германии. Разные проблемы и разные подходы к иммиграции. Немцам в гораздо меньшей степени угрожает размывание, чем австрийцам. Австрийцы — это небольшой народ. А немцы, проживающие в ФРГ — это огромный народ по западноевропейским меркам. И немцы составляют подавляющее большинство населения Германии. При всём том, что была политика поощрения иммиграции, совокупность всех инокультурных мигрантов в Германии достигает 3-4 миллионов, что немного по сравнению с немецким населением всей остальной Германии. Поэтому в Германии эта проблема так остро не ощущается, как в Австрии.

Нет общих законов для стран. Нет общих законов для разных территорий Европы. Результаты выборов в Австрии нельзя рассматривать как какой-то маркер для всей Европы или только для всего германоязычного мира. В Германии и в Австрии совершенно разные законы. Партия «Альтернатива для Германии», которая ставит примерно такие же лозунги, как АПС, собирает мало процентов. Я не верю, что у неё в Германии большие перспективы. Заметьте, «Альтернатива» наиболее популярна на территории бывшей ГДР. То есть того региона Германии, который не знал до 90-го года ассимилятивной мигрантской политики.

Что касается Франции, то французы были хозяевами Северной Африки. И алжирцы, и тунисцы имели французские паспорта, французское гражданство. Французские военные кладбища уставлены камнями мусульманских надгробий. Миллионы мусульман, по крайней мере, сотни тысяч погибли за свободу Франции. Франция на протяжении долгого времени владела Северной Африкой как колонией. Как бывшая метрополия она, безусловно, несёт ответственность за свои бывшие колонии. Поэтому наблюдаются разные сюжеты и разные темы в разных странах. Нет никакой единой Европы. Нельзя объявлять в каждой стране Европы свои, условно говоря, болезни и свои способы их лечения. В Австрии одни, в Польше другие, в Чехии третьи. Поэтому, когда у нас пытаются говорить: «единая Европа, христианская Европа», — это абсурд какой-то, потому что между Австрией и Францией разница как между Дагестаном и Смоленской областью.

О персоналиях. Канцлером становится 31-летний Себастьян Курц. Это кто? Новое издание Макрона? Как мы с ним будем общаться?

Нам будет трудно общаться с ним, поскольку Курц — это человек, который принадлежит к Народной партии, которая в целом принимала антироссийские законы. Но, слава богу, вице-канцлером, скорее всего, будет Штрахе, с которым нам общаться очень легко. Поэтому надо говорить не про Курца, а про коалицию в целом.

ИсточникЗавтра
ПОДЕЛИТЬСЯ
Максим Шевченко
Максим Леонардович Шевченко (род. 1966) ‑ российский журналист, ведущий «Первого канала». В 2008 и 2010 годах — член Общественной палаты Российской Федерации. Член президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...