— Александр Гельевич, если вы согласны с тезисом президента о восстановлении отношений между русскими и украинцами, то скажите, что для этого надо сделать?

— Я, во-первых, с этим, безусловно, согласен. Во-вторых, думаю, что всегда надо начинать с ума. Поэтому мы, великороссы, должны признать совершенно самобытную уникальность и идентичность и малороссов, и западенцев, уделив этому должное внимание.

Очень многие проблемы возникают из-за того, что мы игнорируем эту идентичность, говоря, что мы один народ. Да, мы один народ, но при этом, на самом деле, мы нераздельны. Да, мы с малороссами нераздельны, но при этом мы еще и не слияны.

Когда мы, великороссы, игнорируем малороссийскую идентичность, то в ответ получаем крайне искаженные формы реакции со стороны Украины. Поэтому в первую очередь надо сделать работу над ошибками в своем сознании. Мы, великороссы, во многом виноваты в трагедии братоубийственной войны на Украине.

Для того, чтобы подойти к возрождению этой нераздельной стороны нашего православного восточнославянского братства и наших исторических корней, необходимо, безусловно, вступить в интенсивный диалог со всеми представителями украинского общества. Не игнорировать их, а вступить. Я отдаю себе отчет в том, что это чрезвычайно трудно.
Но это надо было делать всегда. Именно из-за того, что мы игнорировали полностью эту ситуацию, пытались управлять ею с помощью экономики, с помощью олигархических связей, с помощью трубы, а потом уже и военных действий, мы и получили тот братоубийственный конфликт, который и получили.

Конечно, Украина в той ситуации, в которой она находится сейчас, с тем идеологическим спектром и с тем руководством, партнером и другом России быть не может. Потому что значительная часть территории, на которой живет народ Новороссии, видящий себя единым с Россией, просто оккупирована киевским режимом и находится в жутком положении.

Думаю, что американцы, не задумываясь, ставят перед собой задачу смены режима в тех государствах, которые представляют с их точки зрения опасность для американских интересов. Они занимаются этим по всему миру.

Нам на Украине нужен не пророссийский режим, а, по-настоящему, проукраинский полноценный суверенный режим, отражающий интересы украинского народа. Нам не нужна марионетка глобалистов и нацистская пародия, которую мы имеем сейчас. Для этого нужно отстранение нынешнего режима.

— Как все это воплотить в жизнь?

— Президент сказал великолепные слова, но пока не предложил механизмов их реализации. Когда президент действует лично, он всегда действует правильно. Однако то, что не является его персональным действием, а есть действие бюрократических структур, в результате грозит системным провалом. Никакой стратегии воплощения его правильных идей пока нет. Она не создана. Это катастрофически неправильно.

— Полагаете, Новороссию после освобождения надо присоединять к России или как?

— Освобождать Новороссию надо, но после этого необходимо предоставить возможность выбора и новороссам, и малороссам, и западенцам. Нужно понять, чего они сами хотят. Мы не можем за них решать. Это вопрос новороссов, малороссов и западенцев.

Украину надо освободить, прекратить там геноцид, обеспечить людям свободу выбора. Потому что сейчас они находятся под давлением неонацистского прозападного либерального режима, который не отражает их волю. Вот с этим надо покончить. Новороссия должна быть освобождена.
Что касается Малороссии, то я считаю, что это еще одна идентичность, отличная и от новороссийской, и от западенской, третьей идентичности. Была еще и четвертая — крымская, но Крым уже в составе России.

Украина раньше состояла из четырех народов, которым надо было дать возможность высказать свою собственную позицию. Вот точно так же, как и мы, великороссы, игнорируем со своей слепотой другие идентичности, в частности, малороссийскую, киевский режим взял на вооружение искусственную версию украинского национализма, уничтожающую все три идентичности, которые сейчас присутствуют на Украине.

Вот поэтому Украина и развалилась. И будет дальше разваливаться, пока она не учтет интересы всех своих народов — малоросского, новоросского и западенского.

— Что тогда делать?

— В первую очередь необходимо дать людям свободу. Их надо освободить от марионеточного прозападного режима, который просто работает на глобалистов. Даже не на Америку, а на глобальное мировое правительство. То, что американцы называют «болотом».

Этот режим, этих марионеток следует смести, а руководители должны просто провалиться. Этому мы должны содействовать в активной форме. Затем мы должны дать всем возможность выбора. Хотят новороссы строить свою Новороссию — пусть строят. Хотят — пусть объединяются с малороссами в федерацию или в конфедерацию, или присоединяются к России.

Мы сейчас смотрим на них через искажающие стекла. Из-за великорусского шовинизма, с которым надо заканчивать, потому что империя — это очень ответственная вещь. Газовый вентиль и ракеты — это только один из инструментов искусства создания империи. Мы — имперский народ. Мы должны вернуться к этой функции. Надо гнать к чертовой матери технократию в отношениях между народами — она ничего хорошего не дает. Это чистый империализм, но только экономический.

Нам нужна свободная Украина, которая сама решит, в каких границах, и с кем она должна строить свои отношения. Пока этого нет. Пока Киев оккупирован прозападной хунтой, мы не должны опускать рук.

А пока мы должны работать над своими ошибками и должны прекратить считать украинцев сошедшими с ума младшими братьями, иначе мы ситуацию не разрешим. Половина проблемы в украинцах, но вторая половина — в нас.

ИсточникУкраина.ру
ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Дугин
Дугин Александр Гельевич (р. 1962) – видный отечественный философ, писатель, издатель, общественный и политический деятель. Доктор политических наук. Профессор МГУ. Лидер Международного Евразийского движения. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...