Мир расхлёбывает очередную гендерную новость: англичане решили больше не употреблять выражение «беременная женщина», потому что существуют особи, которые носят в себе как женские, так и мужские черты. Причём эти особи обладают способностью в определённом случае беременеть. Они не являются женщинами, а являются неизвестно чем, тем не менее у них начинает расти живот. Поэтому, исходя из политкорректности, толерантности и прав человека, беременных решили назвать просто «людьми». Вводится понятие «беременный человек» — слава богу, что не беременная корова. Над этим можно смеяться, этим можно возмущаться, как это, естественно, делаю и я. Однако за этой чудовищной антиконсервативной, безмерно либеральной средой — в которой стираются грани между мужчиной и женщиной, между половой распущенностью и половым воздержанием, исчезают представления о нормах, о нормальной семье, о нормальном ребёнке, — в этом либеральном месиве, которое начинает кипеть в европейской среде, прослеживаются другие тенденции, к которым следовало бы отнестись серьёзнее.

Идёт стремительное вторжение в биологическую среду, в биологические организмы, в биологические особи. Идёт конструирование бактерий, конструирование водорослей, конструирование насекомых, конструирование животных и в конце концов — конструирование человека. Новейшая наука о человеке позволяет (или очень скоро позволит) создавать искусственных людей с параметрами, которые заложены в исходное досье. Искусственный интеллект позволяет придать этому организму, этой сконструированной особи характер эмоционально и интеллектуально оснащённого человека. Например, всевозможные композитные материалы позволяют создать для этого человека кожные оболочки или костный состав. А вторжение в генетику способно создавать особи как мужского пола, так и женского, а также смешанного пола, который нельзя определить как мужчину или женщину. А также, по-видимому, и нечто такое, что вообще выходит за пределы полов: существо, лишённое половых признаков, наделённое какими-то другими, ещё не существующими признаками. Например, такими признаками, которые — да простят мне эту вульгарность — способны беременеть от табуреток, на которые они садятся и, в конце концов, рожать не людей, а табуретки, с которыми они таким образом совокупились. Я утрирую, но такая возможность существует.

Поэтому эта новость, которая сейчас прозвучала и вызвала возмущение феминисток и восторги свободомыслящих либералов, является сигналом о грядущей неопределённости, в которую будет помещён сегодняшний человек. Как он будет бороться с этой неопределённостью — трудно сказать, потому что существует свобода исследований, свобода неограниченного эксперимента. Люди — особенно богатые люди, богачи — занимаются биотехнологиями с тем, чтобы продлить свою жизнь до бесконечности. А в идеале — стать бессмертными. И в создании бессмертного человека такие признаки, как пол, могут оказаться совершенно лишними и ненужными. Поэтому мне кажется, что современные люди должны очень внимательно следить за прогрессом цифровых сфер, за прогрессом современных биотехнологий, чтобы они в один прекрасный день не накрыли людей огромным чёрным колпаком и поместили в разряд меньшинства, имя которому человек.

Думаю, что история будет проходить следующим образом. Революцию XXI века, в частности биотехнологическую революцию, не остановить, потому что за этой революцией стоят гигантские деньги, гигантские силы и вообще, по-видимому, мировая тенденция. Исследования и фабрикации не остановить, сколько бы ни возмущалась церковь или гуманитарное искусство. Но в какой-то момент возникновение этой новой среды, отрицающей традиционного человека, вызовет восстание. Впереди неизбежно восстание человечества. Чем кончится это восстание? Трудно сказать. Но восстание человека, направленное против биороботов, восстание человека, направленное против античеловечества, восстание человека, направленное против сверхчеловечества — неизбежно. И к этому восстанию надо готовиться, и тогда художники или проповедники должны возглавить это восстание — чем бы оно, это восстание, ни кончилось. Может быть, в этом восстании падут все богооткровенные художники и пастыри, но, может быть, оно ценой огромных потрясений и жертв приведёт к возвращению человеческого.

Я в последнее время всё больше и больше перечитываю Апокалипсис. Приход Царствия Небесного, приход нового Иерусалима, приход новой Земли и нового Неба будет связан с огромным восстанием, с огромными катастрофами, с огромной, гигантской, может быть — последней в этом мире революцией.

ИсточникЗавтра
ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Проханов
Проханов Александр Андреевич (р. 1938) — выдающийся русский советский писатель, публицист, политический и общественный деятель. Член секретариата Союза писателей России, главный редактор газеты «Завтра». Председатель и один из учредителей Изборского клуба. Подробнее...