23 сентября 2017 года, г. Санкт-Петербург

Шамахов Владимир Александрович, директор Северо-Западного института управления РАНХиГС, д.э.н., действительный государственный советник РФ I класса. Председатель Санкт-Петербургского отделения Изборского клуба.

Сегодня у нас была обширная программа в любимом городе: встреча с губернатором – Георгием Сергеевичем Полтавченко, с митрополитом, посещение исторических мест. Мы поучаствовали в спуске на воду атомохода «Сибирь». Состоялась пресс-конференция, на которой с помощью журналистов петербуржцам еще раз были рассказаны цели и задачи Изборского клуба.

Одним из главных целеполаганий, по крайней мере, Санкт-Петербургского отделения Изборского клуба (в равной степени, как и нашего института) является тема сегодняшнего круглого стола. Я приветствую всех его участников: представителей науки, учебных заведений, промышленных предприятий, которые уже многие годы занимаются теми или иными направлениями, связанными с развитием Арктики.

По поручению Н.Н. Цуканова (Полномочный представитель Президента РФ в Северо-Западном федеральном округе – прим.) создан коалиционный совет научно-образовательных и промышленных предприятий Санкт-Петербурга. Мне поручено его возглавить. Мы провели три заседания, выработали механизм консолидации наших усилий, которые ведутся по тем или иным функциональным линиям. Этого явно не хватало не только в Санкт-Петербурге или в нашем федеральном округе, на наш взгляд, этого не хватает и стране: шесть федеральных министерств работают по Арктике, но официального органа управления нет, есть правительственная комиссия, которая носит, скорее, совещательный характер. Мы убеждены, что настало время создать орган государственного управления для решения задач государственной важности, связанных с развитием Арктики.

Полагаем, что есть все основания для того, чтобы этот центр государственного управления был в Санкт-Петербурге. Мы знаем, что и в царские, и в советские времена управление сего пути было в Петрограде, здесь была сосредоточена подготовка кадров, экипировка и т.д. Здесь и в настоящее время исследовательская база – НИИ Арктики и много других научных заведений, промышленность (прежде всего, судостроение), центр геофизического сопровождения и многие-многие другие вещи. Это одно из предложений, которое мы сегодня планируем сформулировать.

Помимо этого, конечно, очень важны задачи воспитательного характера: Арктика – это великое будущее не только России, но и всего мира. Но об этом еще скажет председатель Изборского клуба.

Сейчас я бы хотел, завершая нашу официальную часть, предоставить слово Князеву Игорю Федоровичу – председателю комитета территориального развития Санкт-Петербурга, который зачитает приветствие участникам заседания от Губернатора Санкт-Петербурга.

Князев И.Ф.: «Дорогие друзья! Рад приветствовать на берегах Невы участников первого заседания петербургского отделения Изборского клуба. За годы действия клуб стал авторитетной экспертной организацией, которая объединяет крупных общественных деятелей, политологов, представителей творческой и научной интеллигенции. В настоящее время он представлен во многих российских городах и за рубежом. Теперь идея клуба появилась и в Санкт-Петербурге, городе, который всегда был на передовой прогрессивной и общественно-политической мысли. Неслучайно темой первой встречи на новой площадке стала русская Арктика, которая является стратегическим ориентиром для внутреннего и внешнего развития нашей страны.

Северная столица имеет огромные традиции в освоении арктической зоны, обладает соответственным управленческим научным, промышленным и образовательным потенциалом. Перед членами Изборского клуба сегодня стоят важные задачи, связанные с защитой идеи Российской государственности, высоких культурно-нравственных и духовных ценностей. Правительство Санкт-Петербурга открыто к диалогу и сотрудничеству по этим направлениям. Уверен, Петербургское отделение Изборского клуба станет важным центром общественной жизни мегаполиса. Желаю всем членам клуба успехов в воплощении намеченных идеалов и новых свершений на благо России!» Губернатор Санкт-Петербурга, Г.С. Полтавченко.

Шамахов В. А.: Слово предоставляется Проханову Александру Андреевичу – председателю Изборского клуба, писателю, главному редактору газеты «Завтра», общественному деятелю.

Проханов А.А.: Здравствуйте! Вчера мы наблюдали грандиозное зрелище спуска на воду ледокола «Сибирь». Гигантская громада, застывшая на берегу, под звуки оркестра, под рукоплескания тронулась и плюхнулась в невскую воду. Это было незабываемое зрелище! Когда я за этим наблюдал, то подумал, что так же плюхнется в невскую воду наш Петербургский Изборский клуб, и так же, как этот арктический гигант будет рассекать своим стальным носом льды и двигаться в вечной тьме полярных ночей, так и Изборский клуб – и наше главное отделение, и петербургское, – будут раздвигать своими бортами, своим носом тьму, накопившуюся в нашем обществе, особенно после 1991 года. Раздвигать уныние, раздвигать ощущение неполноценности, создавая могучую колею для русского возрождения.

Почему Арктика стала для нас столь привлекательной? Да потому что Арктика – это первый грандиозный проект нового государства российского. До этого времени у российского государства не было возможности заниматься огромными масштабами, космическими представлениями. Нужно было выиграть войну (вторую Чеченскую), запустить мертвые заводы, начать строительство новых представлений, необходимо было вернуть русскому сознанию ощущение Победы. До этого провести Олимпийские игры – не только для того, чтобы показать весь блеск нашего спорта, а чтобы нашему народу – унылому и не верящему – напомнить, что он народ-победитель, что он способен выиграть эту схватку, выиграть этот бой. После Олимпийских игр сразу занялись Крымом, и это вызвало в нашем народе такое восхищение, которое казалось бы странным, потому что завоевание Крыма Потёмкиным-Таврическим не вызвало такого переживания в русских сердцах, как возвращение Крыма сейчас. И вот теперь, когда у государства появилась мощь, мы приступаем к Арктике.

Мы намерены развивать два направления: первое — бороться за души и умы, которым на переломе эпох насаждали экономику потребления под видом демократии. Также в наших приоритетах Арктика. Это суперпроект, подобный тому, какими блистал Советский Союз.

Арктика, конечно, важна нашей державе как поставщик углеводородов, как могучая коммуникация, важна как морской путь. Конечно, она важна и как рубеж обороны, потому что главная опасность нам угрожает оттуда – с Северного полюса должны будут подниматься американские Б-52, которые хотели бы пронзить нашу Родину с полярного направления. Мы выстраиваем свою оборону, ставим станции слежения, ставим противоракетные системы, выдвигаем наши гарнизоны поближе к полярному кругу.

Но одно из важнейших значений арктического проекта – создание среди этих сверкающих льдов фабрики русской пассионарности. Без этой русской пассионарности мы бы не создали империю с 12-ю часовыми поясами. Она была всегда, сопутствуя нам и в победах, и в поражениях. Мы выходили из чудовищных поражений только благодаря тому, что эта пассионарность порождала на свет воинов-спасителей Отечества, и рождалось грандиозное космическое государство.

Русский человек – копатель, он всю жизнь копает землю (котлованы для заводов, окопы, просто огороды), но всю жизнь он поднимает свои глаза вверх, к небу, к звездам, смотрит за горизонт – в реальном времени он прозревает грядущие века, грядущие пространства. Арктика в воображении русского сознания всегда была пленительной и таинственной, она пленяла русское сознание ощущением необычного, волшебного, райского. Задача Изборского клуба, вместе с исследованием всех насущных проблем (административных, технических, военных) – создать идеологию Арктики как носительницы русской мечты, ощущения вселенского блаженства.

Американская мечта нам известна – это «град на холме» (великая, могучая, построенная чуть не до неба башня, с которой из бойниц будут стрелять, если кто-то в долинах будет вести себя не по-американски). Русская мечта – это «храм на холме». Вся русская история – это холм, который насыпали поколения, и мы на этом холме ставим храм, который близок к небу, близок к Полярной звезде. Храм возвещает нам о высших задачах – создать такое бытие, в котором бы не было насилия, лжи, неправды, чтобы всюду господствовала Божественная справедливость, чтобы соединить человека с человеком, человека с государством, машину с природой, звезду с цветком – вот эта цель прослеживается во всех русских сказках, во всех русских церковных летописях, во всех политических документах, и в Толстом, и в Достоевском. Вот такая благая задача – создание на земле этого божественного уклада – не оставляет людей. Для Изборского клуба это блестящий повод продемонстрировать свой русский интеллектуализм, проявить свою способность объединить необъединяемое, извлечь неизвлекаемое, обнять весь мир. И вот мы создаем здесь, в имперском Санкт-Петербурге наше отделение – с восторгом, с трепетом, с надеждой! Вчерашний корабль, который сходил в Неву, был прекрасен как Зимний дворец или как Исаакий, Исаакий двадцать первого века. Пусть он не был с позолотой, но это огромная купель, огромный ковчег, монастырь, спускаемый в арктические воды, который будет нести там божественный свет, нашу великую русскую мечту о Победе!

Шамахов В. А.: Спасибо, Александр Андреевич, за выступление. Уважаемые коллеги, мы переходим к рабочей части нашего круглого стола и слово предоставляется Штырову Вячеславу Анатольевичу – постоянному члену Изборского клуба, члену Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности, председателю Совета по Арктике и Антарктике при Совете Федерации, члену Президиума Государственной комиссии по вопросам развития Арктики.

Штыров В.А. Уважаемые коллеги, дорогие друзья, в настоящее время в международной практике сложилась установка, что к арктической территории относятся все те земли, моря и острова, которые находятся за Северным полярным кругом. Исходя из такого понимания, существуют восемь государств, которые имеют морские или сухопутные территории, находящиеся за Северным полярным кругом: Россия, США, Канада, Норвегия, Дания, Исландия, Швеция и Финляндия. Из них пять государств непосредственно имеют выход на Ледовитый океан.

У нас в стране под Арктикой, с точки зрения практических действий, понимается несколько иная территория. В настоящее время арктическая зона РФ включает в себя территорию муниципальных районов (я подчеркиваю, муниципальных районов, а не субъектов федерации), которые непосредственно выходят на Северно-Ледовитый океан. Это сухопутная арктическая территория Российской Федерации, она закреплена указом президента РФ.

Именно для этой зоны разработаны Стратегия развития Арктики и Государственная программа по развитию Арктики. Причем редкие макрорегионы Российской Федерации имеют такую стройную взаимосвязанную систему документов, которые определяют их развитие. Почему? – Последнее время интерес к Арктике усилился во всем мире. И это неспроста. Существует несколько причин. Главная, с которой стоит начать, связана с обострением наших военно-политических отношений с США. Арктика – это та зона, из которой мы должны ожидать наиболее вероятного удара нашего вероятного противника. Об этом было известно давно. Еще в годы холодной войны была построена целая система, которая позволяла доставить наше ядерное оружие к границам с потенциальным противником, а с другой стороны – защитить от их удара. Аналогично была создана и целая система противоракетной обороны.

В связи с появлением новых видов оружия, особенно в связи с тем, что США приняли в 2004 году доктрину быстрого массированного опережающего удара, у нас возникают новые угрозы. И эти угрозы усиливаются, поскольку наш вероятный противник имеет доминирующее преимущество в области надводного флота, а глобальное потепление снижает возможности нашего подводного стратегического флота. Вот почему сейчас в Арктике как с нашей стороны, так и со стороны наших вероятных противников ведется работа по укреплению обороноспособности.

С другой стороны, Арктика – это средоточие большого количества полезных ископаемых, вероятность добычи которых повышается с глобальным потеплением. Там собрана почти вся таблица Менделеева, что-то у нас, что-то у наших соседей, но самое главное – это, конечно, запасы углеводородов. Считается, что примерно 22% всех мировых запасов углеводородов находится в Арктике.

Арктика – это зона транспортных коммуникаций. Мы привыкли говорить о Северном морском пути, а существует еще и Северо-Западный у берегов Канады, который почти на 2,5 тыс. миль сокращает расстояние перевозки грузов между Азией и Америкой по отношению к перевозке через Панамский канал. То есть транспортная составляющая будущего экономического потенциала Арктики интересует сейчас всех.

Есть еще вопрос биологических ресурсов. Наши приарктические моря, и моря, которые находятся в районе Арктики, очень богаты на рыбу. Потенциал этот сейчас настолько велик, что в самые лучшие советские годы, когда мы добывали по 10 млн. тонн рыбы, до 40 процентов приходилось на наши северные моря, а с глобальным потеплением эти возможности будут увеличиваться.

Учитывая это все, развернулась самая настоящая борьба, которая пока еще ведется на дипломатическом фронте. Сложилась такая ситуация, когда с правовой точки зрения может быть два сценария развития событий:

Первый – мы признаем, что раздел территории Арктики – это дело арктических государств (на самом деле у этого есть все основания, существует целый массив арктического законодательства).

Второй – решать все, основываясь на общем праве. Одним из таких документов является Конвенция о морском праве, которая была подписана в 1982 году большинством стран мира (как всегда, ее не подписали США). Если руководствоваться этой Конвенцией, то ситуация очень сильно меняется. Этот документ определяет Арктику как ничейную зону международного развития.

Какой нам путь избрать? – Россия придерживается второй точки зрения, что, по мнению некоторых экспертов, является ошибочным подходом. Из-за этого на сегодняшний день наша страна вынуждена была уступить Норвегии значительную часть акватории. Сейчас решается вопрос, кому принадлежит дно этого ничейного морского участка. А оно будет принадлежать тому, кто докажет, что оно является продолжением материковой биологической структуры. Мы самоуверенно заявили в 2004 году, что это продолжение нашей Сибирской структуры, поэтому мы и пошли на подписание Международной Конвенции. Однако этот вопрос спорный. Дания заявляет, что они могут представить научные доказательства того, что это продолжение структур Гренландии. То же самое заявляют канадцы и т. д. Впереди нас ожидает раздел морского дна. Это важная проблема, поскольку этот регион богат биоресурсами и углеводородами.

Другими словами, у нас появилось огромное количество проблем. Отметим, что есть военная составляющая, которой уделяет большое внимание президент РФ; есть дипломатическая составляющая – там задействованы Министерство внутренних ресурсов и МИД, но при этом очень важно, чтобы мы там развили достаточно мощную экономическую активность, чтобы мы везде присутствовали. Сама программа по развитию Арктического региона, по мнению многих специалистов, пока что носит малоактивный характер, она сформирована из современных возможностей РФ.

Более серьезной работой можно назвать поиск месторождений нефти и газа – это основа будущего индустриального строительства и второе направление, по которому мы работаем в экономическом плане. Третье направление – это использование Северного морского пути. Можно предположить, что Северный морской путь будет иметь мировое значение для транзита грузов из Азии в Европу? – Нет, конечно, потому что такой путь не должен зависеть ни от чего, ни от каких караванов, это должно быть во льдах что-то вроде Панамского или Суэцкого каналов. Существуют ли у нас сейчас технические и экономические возможности для создания такого пути? – Существуют. Главная ключевая зона, от которой будет зависеть судьба нашей Арктики – развитие Ямало-Гыданского полуострова. Вам знакомы все проекты, связанные со сжижением газов, с перевозками углеводородов и т.д., которые там сейчас подписываются? Это гигантские, огромные проекты. На сегодняшний день примерно 35 млн. тонн грузов формируют у нас там, в перспективе – это 70 млн. тонн. И вот это непрерывное движение потребует не создание проводки караванов на танкере, а создание каналов для перевозки грузов как на Восток, так и на Запад.

Вот почему у нас сегодня развернуто строительство арктических ледоколов. У нас есть парк ледоколов, но им на смену скоро должны прийти новые. Второй из них вчера был спущен на воду. Это будут уже ледоколы нового поколения. Также развернуто строительство специальных арктических судов для перевозки углеводородов. Таким образом – это уже ближайшее будущее, когда Северный морской путь станет большой магистралью мирового значения.

Достаточно ли Северного морского пути для развития Арктики? Нет, конечно. Потому что нужно укреплять тыл, нужно сделать очень много всего внутри Российской Федерации. Вновь стоит вопрос о строительстве широтной трансарктической магистрали: от наших северных подступов – от Мурманска на западе, до наших восточных портов в Новосибирске и т.д.

На самом деле сегодня речь не идет о том, что мы должны объявить такую ударную стройку как БАМ, но отдельные элементы уже стоят на повестке дня. Есть план правительства, работа в этом направлении ведется, привлекаются инвесторы, в том числе наши китайские партнеры. Еще один путь – «Северный широтный ход» – это усиление Северной железной дороги. Единственная железная дорога на Транссиб до Нового Уренгоя очень перегружена, и при строительстве нового участка ЖД с нее снимется часть нагрузки. И третий участок, который сейчас находится в проработке – это от Ямальского узла до Норильска. Вы видите, что половина пути уже находится на трансатлантической магистрали. Нужно думать над следующей половиной.

Насколько это нужно? Я буду сейчас говорить даже не об экономических аспектах, хотя они чрезвычайно важны. Исходить нужно из политических аспектов – страна разрывается на части. Многие люди с востока страны никогда не были на западе и наоборот, потому что у нас не закончены системы взаимосвязи азиатской и европейской части. У нас нет этих скреп, их нужно создать. Железная дорога – это единая энергосистема страны, которая не закончена, которая оборвана. Единая система газопроводов, которая сейчас создается, и система нефтепроводов, которая уже создана, – это экономические и инфраструктурные скрепы, которые должны держать государство. Посмотрим на историю: известна общепринятая точка зрения, что Крымская война проиграна даже не за счет техники, а за счет логистики. Нужно учитывать и такие моменты.

Уважаемые коллеги, я думаю, что Арктика и Север, как говорил Александр Андреевич (Проханов – прим.), могут стать кузницей для кадров нового типа — русских пассионариев. Обращаю ваше внимание на то, что этот регион может стать мощным потребителем продукции шестого технологического уклада, который у нас сформирован. Спрос на такую продукцию гарантирован. Тактика малых дел хороша, но она должна закончиться глобальными масштабными проектами. Спасибо.

Шамахов В.А: Слово предоставляется старинному другу Изборского клуба Степанову Анатолию Дмитриевичу, главному редактору Информационно-аналитической службы «Русская народная линия».

Степанов А.Д.: Дорогие друзья, Александр Андреевич уже сказал, что Арктика – это первый масштабный проект новейшего времени. Такие проекты могут быть реализованы государством, которое твёрдо стоит на ногах и имеет ясную концепцию своего бытия, четкое представление о своем прошлом и будущем, либо стремится к этому.

Россия устремилась в Арктику, исходя из геополитических и военно-стратегических интересов, так было в XIX и в ХХ столетиях. В XXI веке к ним прибавляются экономические интересы, о чем нам сейчас прекрасно и убедительно рассказал Вячеслав Анатольевич Штыров, но сегодня они связаны и с интересами безопасности нашей страны.

В России геополитика, как и во всем мире, появилась в конце XIX века, и уже тогда одним из ее направлений стала Арктика. В 1916 году был заложен город Романов-на-Мурмане, который высился как центр геополитического присутствия и до сих пор таким является (город Мурманск). Это показывало устремление семьи Романовых к Заполярью. После революции, когда в первые годы советской власти в столице не было понимания, для чего существует страна, для чего ее предназначение, конечно, никто не интересовался ни Арктикой, ни другими мощными проектами. Когда в 30-е годы победила концепция строительства социализма в стране, власть обратила внимание на Арктику. Начиная с 30-х гг. XX века Россия, теперь советская, начинает ее активно осваивать.

Далее мы видим, что во второй половине 80-х-начале 90-х гг. XX века, когда к власти пришли люди, которые не понимали, что такое Россия, для чего она существует и каково ее предназначение – снова происходит запустение, особенно на окраинах страны. Поэтому понятно, что освоение Арктики всегда тесно связано с вопросами идеологии. С начала XXI-го века начинается возвращение государства в экономику и внешнюю политику, а затем и во все остальные сферы жизни общества. И одновременно государство возвращается в Арктику.

Стратегия развития Арктики должна подтолкнуть государство к необходимости формулирования общенациональной идеологии. С другой стороны, без государственной идеологии говорить о долгосрочной программе развития Арктики нет оснований. А главный вопрос идеологии сегодня – выстраивание преемственности между Российской империей и Советским Союзом. Именно идеологическое разделение русского народа может погубить страну. Другие угрозы нам не так страшны, как внутренне разделение по идеологической линии. А в деле освоения Арктики мы как раз наблюдаем преемственность «белой» и «красной» России.

Дай Бог, чтобы прорыв в Арктику стал началом идеологического прорыва России, началом «Русской мечты», о чем говорил председатель Изборского клуба Александр Андреевич Проханов. Спасибо за внимание.

Шамахов В.А: Спасибо. Слово предоставляется постоянному члену Изборского клуба Тавровскому Юрию Вадимовичу, эксперту по Китаю и Японии, политологу, профессору Российского университета дружбы народов

Тавровский Ю.В.: Уважаемые коллеги, для меня, как для ленинградца, высокая честь и большое удовольствие выступить перед вами. Вы знаете, что в Китае выдвинута стратегия Нового шелкового пути: один пояс – один путь. Нас с вами в первую очередь касается наземная часть этого пути. Очень много об этом написано и сказано, но, возможно, я единственный не только российский, но и западный человек, который проехал весь китайский участок шелкового пути от начала до конца.

В прошлом году я проехал от самого побережья Желтого моря до границы с Казахстаном. Я понял, что то, что мы читаем, и что есть на самом деле – это несколько разные вещи. Открытием для меня был порт Ляньюньган – место, где сходятся морские, железнодорожные и автомобильные линии. Там я понял, что шелковый путь существует, он действует с 1992 года, когда после развала СССР китайцы выступили с инициативой соединить действующие железнодорожные лини Китая, Казахстана, России, Белоруссии и довести этот транспортный коридор от Ляньюньгана до Роттердама. Этот путь существует и прекрасно действует.

Там же я узнал, что существует скоростная шоссейная дорога Западный Китай – Западная Европа, которая построена уже на территории всего Китая, и эта дорога нас с вами касается, поскольку по плану она должна дойти до Санкт-Петербурга. Я по ней проехал до границы с Казахстаном. Дальше дорога существует на 2/3, но будет достроена. Граничить она будет с Оренбургской областью. По плану дорога дотянется до Санкт-Петербурга к 2023 году.

Раньше я представлял, что шелковый путь – это просто дорога, но за последние 4 года китайцы превратили ее в нечто невероятное: логистические центры, зоны свободной торговли, новые стратегические центры, новые города, новые заводы – это впечатляет. Мне очень хочется, чтобы такое было и у нас.

Затем я оказался на очень небольшом участке российско-китайской границы около Алтая (всего 50 км), там национальный парк, горы, но можно делать транспортный коридор. И вот тогда родилась идея, которая поначалу выглядела как безумная – построить новую современную железную дорогу из Китая в Россию, минуя Казахстан, до Санкт-Петербурга. Было несколько публикаций, проявили интерес в администрации президента, в прессе и т.д.

Являясь ключевым звеном всего шелкового пути, Россия используется для транзита китайских товаров и получает за это отчисления (в 2016 году – 62 млрд. рублей, к 2020 году планируется 90 млрд. рублей). Однако никакого стратегического выигрыша мы пока от этого не имеем. Речь идет не о перевозке пассажиров, которых не очень много, а о перевозке грузов, которые есть, и которые в скором времени могут хлынуть гигантским потоком (я подразумеваю электронную торговлю).

Огромный интерес в этом есть и у Почты России, потому что она уже не справляется с количеством перевозимого товара, но дорога для этого должна быть новая – полотно, по которому грузовые поезда могут развивать скорость от 180 до 250 км/ч. Российским сегментом Нового шелкового пути может и должен стать Северный коридор. Северная столица прекрасно подходит для города, где сойдутся морские и шоссейные линии. Геостратегическое значение города на Неве уже признано тем, что именно здесь конечный пункт трансконтинентального шоссе Китай – Западная Европа, которое планируется завершить к 2013 году. Грузооборот должен достигнуть 180 млн тонн. Спасибо за внимание.

Шамахов В.А: Слово предоставляется Нагорному Александру Алексеевичу, заместителю председателя Изборского клуба, политологу, вице-президенту Ассоциации политических экспертов и консультантов, заместителю главного редактора газеты «Завтра».

Нагорный А.А. Уважаемые коллеги, многое из того, что я хотел сказать, уже было сказано. Только мы фактически ставим проблемы, а не даем ответов. Мое выступление было запланировано как «Китай и Арктика». В Китае бум роста, в этом году он по оценкам опять превышает 7% роста ВНП, становясь снова лидером экономического прогресса.

Китай начал проявлять интерес к Артике лет 10-15 назад, но остро выраженного интереса пока, в общем-то, нет. Возможно, здесь работает механизм традиционной экспансии Китая в южном направлении. Но Китай, становясь глобальной державой, фактически взял на себя ответственность за глобальное развитие и за глобальное движение вперед. Параллельно с этим развитием встает вопрос о Северном морском пути, об изучении вообще Арктики и Антарктики. Де-факто шаги КНР в этом направлении минимальные: китайцы открыли научную станцию в Исландии, заказали новый ледокол в Финляндии, а также создали на базе итальянского университета научный центр, который изучает эти вопросы. Но это только начальная стадия.

Мы заинтересованы гораздо больше в этой территории, но у нас часто возникает проблема финансирования. А проблема финансирования – это еще и проблема создания генерального плана, ведь без плана не может быть никакого движения вперед. Перед нами встает вопрос, каким образом правильно распределить средства, потому что средства минимальны. Развитие экономики РФ – примерно около 1% в год, что делает невозможным выделение крупных инвестиций. Нам нужен генеральный план и отказ от либеральной ереси в экономическом строительстве. Если этого не будет, то мы ничего не сможем сделать. Вот Владимир Александрович (Шамахов – прим.) дал прекрасную разработку того, что нужно делать, но не назвал суммы, а ведь цифры, которые требуются на отдельных этих секторах – огромны. И государство у нас не в состоянии выделить эти средства. Если эта тупиковая ситуация продлится еще несколько лет, мы выпадем из системы опережающего развития. КНР может быть инструментом моторизации значительных ресурсов для развития Северного морского пути, для совместного научно-технологического изучения Арктики.

В этом смысле мне кажется, что Санкт-Петербург должен активно применять средства к развитию Северного морского пути, к развитию транспортных коридоров, с помощью которых мы можем сохранить и упрочить ситуацию нашего пока что доминирования в этом чрезвычайно важном регионе мира.

Я хочу закончить свое короткое выступление еще одной ремаркой: мне кажется, что важнейшим средством развития является тотальный пересмотр удушающей политики Центрального банка в отношении финансирования развития отечественной экономики. Это чрезвычайно просто и ясно. Если вы не сумеете преломить эту ситуацию, то все ваши благие намерения останутся благими намерениями. Спасибо.

Шамахов В.А.: Никифоров Виталий Степанович – директор Аналитического центра Северо-Западного института управления ФГБОУ ВО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации».

Никифоров В.С.: Спасибо большое, я постараюсь быть краток. Как вы знаете, Ямал является одним из приоритетов освоения Арктики сегодня. Я хотел бы вам рассказать о нашей работе с ямальским правительством.

Мы говорим о развитии Арктики, о развитии Северного морского пути. У нас в стране сделан большой задел, и существуют большие накопленные инвестиции, которые имеют хороший потенциал для экономического роста. Сегодня по праву они могут являться основой для создания принципиально новой грузообразующей базы и создания тех путей, о которых говорил Вячеслав Анатольевич (Штыров – прим.).

Мы сегодня говорим о Надымской газовой провинции как об одном из основных центров добычи в системе «Газпрома». Сегодня мы и коллеги из Надыма вышли на очень интересное предложение, которое стоит отдельно рассмотреть. Они касаются принципиально новых производств в сфере переработки газа и выхода на новый технологический уровень. И коллеги пришли именно к нам с предложением о создании проекта в области переработки газа и сохранения инвестиций России и «Газпрома» на Ямале и с просьбой, чтобы интеллектуальная составляющая этого проекта находилась на северо-западе, здесь.

На самом деле с этим сообщением хотели выступить представители Ямала, но на этой неделе у них выборы местного самоуправления на округах, и глава района просил передать приветствия и свои наилучшие пожелания плодотворной работы, а на следующее собрание Изборского клуба они постараются прибыть обязательно. Спасибо за внимание.

Шамахов В.А. Слово предоставляется Шурыгину Владиславу Владиславовичу, постоянному члену Изборского клуба, военному публицисту, обозревателю газеты «Завтра».

Шурыгин В.В.: Большинство обывателей и не только представляют себе Арктику как громадную заснеженную территорию, которая находится где-то очень далеко. На самом деле в военном отношении Север является одним из наших основных стратегических направлений на протяжении последних 60-ти лет. С появлением ядерного оружия, с появлением стратегической авиации – одним из основных планов нанесения удара по Советскому союзу был план «Большое копье» 1949 года, и практически до 1991 года он только модернизировался. Согласно ему гигантские стратегические бомбардировщики должны были перевезти их на базы на Аляске, и через Северный полюс наносить удар практически по всем нашим стратегическим центрам. С появлением крылатых ракет план модернизировался. Соответственно, бомбардировщики должны были докатить опять же до Северного полюса и уже оттуда засыпать Советский Союз крылатыми ракетами. Все это потребовало от СССР создания очень мощной структуры, которая могла бы планы эти парировать. И в начале 70-х годов была создана «арктическая советская цивилизация». Своими корнями она тогда уходила в военное дело. Каждые сто километров стояли радиотехнические посты, потому что громадную дыру в 6 тыс. км нужно было как-то прикрыть. Прикрыть радиолокационными полями, потом эти поля нужно было опустить на высоту ниже 100 метров, чтобы прикрыть их от крылатых ракет, для чего были задействованы зенитные части и истребительные полки. Фактически для севера создавался самый современный перехватчик – истребитель МиГ-31 (для борьбы с крылатыми ракетами).

Вся история военного Севера – это история противостояния США и СССР. При том, что сама конфликтность на Севере была на минимальном уровне. Последний конфликт был в 1924 году, когда Норвегия претендовала на остров Врангеля, но СССР удалось доказать свои права дипломатическим путем. Таким образом, сама территория Арктики не будет являться полем боя. На сегодняшний момент основная конфликтная точка – это Ближний Восток, который, прежде всего, интересен своими стратегическими ресурсами. Я хочу напомнить, что еще лет 15 назад Ближний Восток был достаточно спокойной периферийной зоной, где Израиль воевал бесконечно с палестинцами, но других конфликтов не было. На сегодняшний день мы знаем, что Ближний Восток несет основную мировую угрозу. ИГИЛ (запрещен в России) и войны, которые ведут США, фактически превратили Ближний Восток в такой «кипящий котел». Очевидно, что, когда ситуация с Ближним Востоком будет так или иначе разрешена, есть все основания полагать, что следующая борьба за ресурсы начнется именно на Севере. И сторон, которые готовы побороться за эти ресурсы, более чем достаточно.

Мы часто ограничиваем понятие «арктические страны» странами, чьи территории, так или иначе, выходят за полярный круг. Считается, что их всего 5: США, Норвегия, Дания, Россия, Канада. Но при этом нужно понимать, что в случае любого конфликта в рамках этой пятерки он мгновенно разрастается до мирового конфликта, потому что как минимум четыре из этих стран участники НАТО. Очевидно, что интересы в Арктике есть у стран, которые граничат с ними. Это Англия, Швеция и Финляндия. Можно вспомнить, что Англия – это страна, которая во время гражданской войны фактически осуществляла оккупацию наших северных территорий. Казалось, что англичане забыли в Мурманске? Тем не менее, они там высадились и находились больше года. Соответственно к этим территориям начинают проявлять интерес и такие крупные экономические киты как Китай и Япония. Весь этот конгломерат, который разросся вокруг Арктики, требует от России очень пристального внимания в обеспечении своей обороноспособности и защиты своей территории.

То, что было создано Советским Союзом с 1991 года, начало приходить в упадок. За следующие 8 лет там было практически все демонтировано, численность в этих направлениях была сокращена почти в 10 раз, городки были законсервированы, но фактически консервация превратилась в их полную деградацию и утилизацию всего того, что было. Сокращение в 90-е гг. проходило такими жуткими методами, что бросались полностью посты со станциями, были брошены позиции, аэродромы, причем стратегические аэродромы.

В 2004 году стало очевидно, что Север нужно восстанавливать. Конечно, это требовало громадных финансовых вложений, громадных усилий. И это потребовало от нашего Генерального штаба совершенно нового плана восстановления Севера. И надо отдать им должное, специалисты были все-таки сохранены, план был создан и начали заново создавать всю нашу военную систему на качественно новой основе. Сегодня нет необходимости в таком количестве баз, а соответственно и людей на этих землях, все отстраивается на качественно новом уровне. Так или иначе, если в ближайшие 4-5 лет мы сможем сохранить себя от достаточно серьезного конфликта, то, безусловно, спустя этот срок Север будет закрыт для любых угроз наших «друзей», о которых мы с вами сегодня говорим. Спасибо за внимание.

Шамахов В.А.: Слово предоставляется профессору факультета экономики и финансов СЗИУ РАНХиГС, д.э.н. – Ходачек Владиславу Михайловичу

Ходачек В.М.: Спасибо за возможность выступить в столь уважаемом клубе. Хотелось бы немного поделиться мыслями, накопленными в нашем институте, которые касаются сегодняшней темы. Наша общая главная задача – обозначить свое присутствие в каждом регионе страны – военное, экономическое, информационно–техническое и т.д. Это связано с главным вопросом – если люди есть, территория жива, если нет – она мертва. Это в полной мере относится и к Арктике, где 2,5 млн. населения. Мы должны обеспечить здесь необходимое для страны и для региона, потому что для многих людей – это малая родина.

Традиционный подход обеспечения развития территории был разработан еще в советское время. В чем он заключается? В том, что нужно создать на территории тот комплекс условий, который обеспечивает нормальную деятельность, а также обеспечивает сохранение природной среды и, в широком смысле, безопасность территории. Практика показывает, что комплексное освоение этих территорий проходило с множеством недостатков. Здесь проецировался тот же подход, который практиковался по всей стране, т.е. строились пятиэтажки, строились типовые школы, а северные особенности учитывались слабо.

Какие же направления нужно реализовывать нам?

Первое – компактность среды проживания. В советское время строили на севере такие же большие города, как и на юге, а это неправильно. Нужно все делать по тому принципу, который показали на базе Земли Франца-Иосифа. Второе – автономность и повышение надежности системы, с дублированием (если одна система вышла из строя, можно было воспользоваться другой). Третье – создание социально-культурных центров комплексного типа, чтобы все было рядом на небольшой площадке. Четвертое – экология. Полный вывоз всех (!) отходов на большую землю. Ничего не оставлять. Даже старые нежилые дома нужно разбирать и вывозить, чтобы не стояли эти пятиэтажки призраками. Пятое – туризм. Он содействует модернизации всего образа жизни.

Надеюсь, что эти мысли будут нужными и надеюсь на сотрудничество.

Шамахов В.А.: Маркушина Наталья Юрьевна, профессор кафедры теории и истории международных отношений СПбГУ 18.20

Маркушина Н.Ю. Уважаемые, коллеги! Конечно, понятие «арктический туризм» плотно вошло в научно-практический оборот, и, если говорить буквально, то это туризм в арктическом регионе. Александр Андреевич (Проханов – прим.) настолько прекрасно представил русскую мечту об Артике, что я попрошу воскресить в памяти его слова, когда я буду тезисно излагать, что же характеризует арктический туризм.

Во-первых, это особенности туристско-природного и культурно-исторического потенциала арктического пространства, это показ культурного наследия, включая объекты ЮНЕСКО, это наличие особых природных территорий акватории Северных морей, сети национальных парков РФ, которые могут стать основой для арктического туризма. Это наличие, конечно, успешного международного опыта, например Аляска, Гренландия, и конечно – огромный экономический потенциал, который может дать этот регион Российской Федерации. Все это говорит о том, что арктический туризм является уникальным продуктом, который требует развития.

Можно выделить несколько уровней развития арктического туризма для России. Международный уровень – это в первую очередь океанические и морские пути. И здесь, наверное, можно говорить о развитии сотрудничества с такими международными организациями, как Арктический совет, который уже давно на повестке дня изучает особенности арктического туризма. Второе – это региональный уровень, деятельность регионов РФ. И, наконец, третий уровень – формирование внутренней политики субъектов арктической зоны Российской федерации, включая работу управлений, комитетов, учебных заведений и т.д.

Если говорить кратко, то для того, чтобы построить российский арктический туризм, нужно взаимодействие на уровне трех китов: бизнес, политика государства (поддержка его) и, конечно, наука. Такая деятельность уже ведется, можно даже говорить о некоторых интересных проектах, которые могут реализовать потенциал РФ, в частности, можно назвать научно-практический проект, предложенный Союзом северных промышленников и предпринимателей – «Стратегия развития арктического туризма до 2030 года».

Проект достаточно объемный, он говорит о том, что российский арктический туризм вполне конкурентоспособен и может достигнуть и даже обогнать западный уровень.

Если перейти к проблемам, которые стоят на пути развития арктического туризма, то, во-первых, это то, что российские регионы, с одной стороны, имеют огромнейший потенциал, а с другой – что этот потенциал не используется в полном объеме, в полную силу. Из всех регионов лидирующую позицию занимает Мурманская область. Но среди морских круизов, которые предлагает этот регион, наибольшей популярностью пользуется Шпицберген и круиз в Гренландию. Также стоит отметить, что вызывает вопросы стоимость этих маршрутов, в среднем 6-7 тыс. долларов. А самый дешевый тур, который предлагают российские туроператоры по Северно-Западному морскому пути стоит 20695 тыс. долларов. Это говорит о том, что для туриста, даже мечтающего об Арктике, вряд ли такие цены доступны. Хотя снова-таки можно перечислять очень долго жемчужины арктического региона, можно назвать Соловецкие острова, или Первый Арктический заповедник, который был открыт еще в 1976 году на арктических островах. При должной информационной поддержке, при вложении инвестиций в эти жемчужины можно ожидать хороших результатов от уже существующих проектов.

Конечно же, очень важным вопросом при рассмотрении этой темы является вопрос человеческой безопасности и вопрос коренных народов. Необходимо понимать их обеспокоенность и нежелание стать объектом внимания туристов – это тоже нужно учитывать, когда мы рассматриваем арктические маршруты.

К сожалению, есть еще ряд вопросов, которые должны быть проработаны и закреплены на законодательном уровне для того, чтобы туризм развивался (в частности, к ним можно отнести и вопрос экологии). Кроме этого необходимо по максимуму задействовать муниципальный уровень региона. Если подводить итоги, то все эти проблемы достаточно легко могут быть доработаны, и тогда российский арктический туризм станет конкурентоспособным, потому что он обладает огромнейшим потенциалом для развития.

Шамахов В.А. С большим удовольствием предоставляю слово постоянному члену Изборского клуба, историку, писателю, общественно-политическому деятелю – Старикову Николаю Викторовичу.

Стариков Н.В. Здравствуйте коллеги! Я хотел бы очень коротко поговорить о геополитическом значении Северного морского пути. Сегодня коллеги уже этих вопросов касались, и прошу меня не винить, если мы будем двигаться с ними параллельно.

На сегодняшний момент в мире есть 4 центра сил: англосаксы (США и Великобритания), Китай, Россия и Европа. Они находятся между собой в сложном клубке взаимоотношений. Но главное, что нам нужно понять: США заинтересованы в ослаблении всех других центров сил, в том числе и Европы, которая в некотором смысле является сателлитом Штатов. Мы совсем недавно наблюдали попытки такого ослабления через кризис беженцев, который был искусственно организован, и информация об искусственности этого кризиса постоянно продолжает поступать. В огромных, можно сказать промышленных масштабах, организовав все, закупив суда и прочее, беженцы завозились в Европу. Когда отмашка на это «промышленное производство завоза людей в Европу» закончилась, вдруг этот кризис беженцев сошел на нет, а вместе с тем на нет сошла и информационная волна, которая его обеспечивала. Обратите внимание, что два года назад нам говорили, что в Германии партия Меркель будет обязательно проигрывать на выборах, потому что немцы хотят альтернативного развития Германии, прошло два года и немцы почему-то снова хотят Ангелу Меркель, а альтернативную Германию уже почему-то не хотят.

Теперь переходим к тому, каким образом это все связано с нами: если посмотреть на географическую карту, то мы увидим, что Россия, волею судеб, находится как раз между Китаем (Азией) и Европой. Это значит, что наша территория является важнейшим средством коммуникации между ними. И является лакомым кусочком не только для развития и торможения добычи полезных ископаемых, но и для развития и торможения транзита грузов между Китаем и Европой, а значит и всем миром. Одним словом, США заинтересованы в том, чтобы тормозить процессы развития на территории России проектов, которые приведут в перспективе к независимому товаропотоку и товарообращению между Китаем, Европой и Россией. В этом смысле нужно рассматривать и гражданскую войну, которую США развязали на территории Украины. Сегодня прекрасно описали Новый шелковый путь, как он идет и планируется, обратите внимание, что Украина находится совершенно рядом со всеми этими коммуникациями, и если вслед за Украиной еще какие-то регионы (например, Белоруссия) будут погружены в хаос и полностью подчинены США, то весь проект шелкового пути может быть поставлен под сомнение. С этой точки зрения проект Северного пути дает для Российской Федерации очень большие козыри в геополитическом плане: мы становимся крайне важными для Китая (обеспечивая транзит через Арктику), мы становимся очень важны для Европы (не только как поставщики углеводородов), мы становимся очень важной транзитной страной, в хорошем смысле этого слова. Это плюсы.

Минусы – это повышенное внимание к нам главного центра силы на сегодня – США, которые в любом случае будут пытаться затормозить развитие этих проектов. В качестве исторического примера я приведу строительство Суэцкого канала. Думаю, все знают, что Великобритания была главным зачинщиком того, чтобы этот канал не был построен. Когда же проект был завершен, англичане изменили тактику. Они вложили туда капитал, купили этот проект, а через некоторое время фактически вытеснили оттуда французов, полностью подчинили себе суэцкую компанию, а следом оккупировали Египет для того, чтобы полностью контролировать Суэцкий канал. Поэтому дальнейшее развитие событий в нашей стране должно рассматриваться, как постоянно нарастающее желание англосаксонских держав вмешиваться в политику РФ, не только потому, что мы мешаем им в Сирии, а потому что они должны контролировать наши экономические проекты для того, чтобы не давать им развиваться.

Эта ситуация очень многослойная и интересная, и в любом случае, перспектива развития для нас в следующем: мы должны развивать все эти проекты, мы должны отбивать попытки давления на нашу политическую систему, и тогда мы будем нарастать как ведущая держава в мире, с нами будут все более считаться. Одним словом, нам нужно не бояться делать то, что мы считаем важным и нужным. Спасибо.

Шамахов В.А: Слово предоставляется руководителю административно-хозяйственной группы ООО «СКФ Арктика» Окуневу Василию Николаевичу.

Окунев В.Н. Уважаемые коллеги, добрый день! Я бы хотел прочитать доклад на тему «Участие Группы СКФ в Арктических проектах».

В далеком 1988 году была основана наша компания – одно из первых акционерных обществ современной России. В 2008 году осуществилась первая отгрузка нефти на арктическом проекте, в 2010 году состоялся первый в истории мирового судоходства рейс крупнотоннажного танкера «СКФ Балтика» по трассам Северного морского пути. Пять лет назад, в рамках расширения участия компании в проектах на континентальном шельфе была учреждена компания «СКФ Арктика». В 2016 году были спущены на воду три уникальных арктических танкера для работы на новых месторождениях и в текущем году, уже говорилось, был спущен на воду арктический газовоз для перевозки сжиженного газа «Кристоф де Маржери». Структура флота компании «Совкомфлот» на сегодня насчитывает 140 судов, средний возраст которых 8,5 лет, у нас трудоустроено более 7800 моряков и сотрудников береговых подразделений. Более трети состава нашего флота имеет высокий ледовый класс, а это значит, что они способны работать в арктических и субарктических проектах.

«СКФ Арктика» создан как российский субхолдинг компании «Совкомфлот» для работы как раз на российских шельфовых проектах. В 2015 году компания «СКФ Арктика» имела лишь 16 судов, в прошлом году это было 19 судов, а сейчас у нас уже 23 судна. Флот компании включает 5 челночных танкеров, 10 судов, добывающих с платформ, 5 танкеров продуктовозов и 3 среднеразмерных челночных танкера. Все суда работают под государственным флагом Российской Федерации. Нами развивается очень много проектов: «Приразломная» в Баренцевом море, «Сахалин1» и «Сахалин2» в Охотском море и другие.

Сегодня много говорилось о схемах реализации Северного морского пути, мы понимаем экономическую эффективность судоходства в Арктике. Гордость нашей компании – это уникальный опыт работы в сложных арктических условиях, наличие реального опыта эксплуатации крупнотоннажных судов в арктических замерзающих морях. Компания готова к круглогодичной работе в ледовых условиях и транспортировке энергоносителей из РФ.

Одно из интереснейших направлений в работе – это геофизические исследования. «Вячеслав Тихонов» – первое российское судно сейсморазведки современного уровня в 2011 году вошло в состав флота группы компаний «Совкомфлот». В текущем году «Совкомфлот» приобрел второе судно шельфовой 3D-сейсморазведки — «Иван Губкин».

Особое внимание наша компания уделяют охране окружающей среды, мы сертифицированы по международному стандарту ISO-14000 в области экологического менеджмента.

Занимаемся мы и общественной деятельностью: поддержка образовательного процесса, популяризация морской профессии и другое. Спасибо за внимание.

Шамахов В.А: Уважаемые коллеги, Изборский клуб занимается созданием медиа-образовательного продукта по патриотическому воспитанию нашей молодежи, и сейчас руководитель образовательного центра представит вступительный ролик по теме «Арктика» – Сурилова Юлия Викторовна

Сурилова Ю.В.: В этом году Изборский клуб создал образовательный центр с целью сделать идеи, мысли и знания доступными для молодёжи. Мы адаптировали идеи Изборского клуба так, чтобы они стали доступными для детского восприятия. Наша задача – подтолкнуть детей к мечтам об Арктике, подтолкнуть к мечтам о важных и полезных делах для Родины, подтолкнуть к пассионарности. Просмотр ролика об Арктике.

Шамахов В.А: Вот таким общедоступным способом мы хотим мотивировать нашу молодежь к освоению Арктики. Я думаю, этот курс будет всем интересен и поучителен.

Слово предоставляется сопредседателю Омского регионального отделения Изборского клуба, заведующей кафедрой политологии, руководителю лаборатории социально-политических исследований Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского, д.п.н., профессору — Ветренко Инне Александровне.

Ветренко И.А.: Здравствуйте, уважаемые коллеги, я постараюсь быть очень краткой. Тем более мне логично и хорошо помогли мои коллеги, представив конкретный интеллектуальный продукт, который как раз и направлен на формирование устойчивого интереса у нашей молодежи к вопросам освоения Арктики.

Среди множества стратегических, глобальных и амбициозных проблем есть одна, которую дистанцировали на периферию общественного сознания – это вопрос о том, как интегрировать нашу молодежь в этот интересный, патриотичный и романтичный процесс. Об Арктике говорят очень мало, и в этом есть некоторая угроза, потому что если мы сейчас нашу молодежь к этому проекту не подведем, не заставим в него поверить, то возникнет проблема кадрового обеспечения в будущем. Я считаю, что этот важный вопрос нужно вывести на уровень стратегических и уделять ему должное внимание.

В плане восприятия и обработки информации молодежь отличается от нас, у нее нет такого пиетета перед знанием, какой был у более старших поколений. Как бы мы не хотели заставить их уважать и читать книгу, у них совершенно иные приоритеты в плане получения информации. Поэтому информацию об освоении Арктики молодым тоже нужно передавать через интернет, через социальные сети, которыми они активно пользуются. Есть блоггеры, которые занимаются вопросами Арктики. Если их сделать модераторами на форумах для нашей молодежи, с которой они говорят на одном языке, это будет очень правильным моментом.

У нашей молодежи нет долгосрочных трендов, они не выстраивают себе планы на 3-5 лет, у них нет стратегического планирования, они живут более короткими сроками и таким же кратким целеполаганием занимаются. Чтобы заинтересовать их исследованием Арктики, им нужно предлагать проекты, которые будут иметь результат через полгода или год. Что это за проекты и как их организовывать? – В общем-то, на базе Санкт-Петербурга примерно такая площадка была уже организована в мае этого года. Студентов из разных вузов приглашали на деловые игры и мозговые штурмы, как раз связанные с изучением Арктики. Это были очень интересные игры, энтузиазма у ребят было много и после этого многие доклады с идеями, которые родились в процессе игр, были переданы заинтересованным инстанциям. Спасибо.

Шамахов В.А: Уважаемые, друзья, коллеги, наш круглый стол подошел к концу. С заключительным словом выступит председатель Изборского клуба Александр Проханов.

Проханов А.А.: Слушая сегодня яркие образные выступления, у меня возникла мысль, что мы эти разговоры ведем на фоне мучительных общественных процессов, которые наводнили наше общество. В нашем обществе то и дело возникают какие-то огромные эмоциональные пузыри, которые могут лопнуть и быстро исчезнуть. Например, возникает тема режиссера Серебренникова, которая будоражит круги интеллигенции; за этим приходит тема фильма «Матильда» – ломают копья министры, теософы, Государственная Дума; собирается идти в президенты ваша землячка Ксения Собчак – это тоже обещает огромный и бессмысленный шум. Русофобия, которая начинает брызгать со всех телевизионных и радиоканалов – такое ощущение, что стремительно формируется идеология тьмы, которая направляет наше сознание не куда-то ввысь к империи, а куда-то вниз, в преисподнюю.

Мы сегодня имеем возможность формировать новую восхитительную идеологию – идеологию Полярной звезды, о которой сегодня говорилось. Она включает в себя извечно русскую идеологию общего дела, которая объединяет «красных» и «белых», представителей всех национальностей нашей державы, стариков и молодых, ушедших от нас, и живущих, и тех, кто еще не родился.

Арктика требует от нас особой внутренней мобилизации, особой серьезности и напряжения ума, и то, что делает сегодня армия и военные инженеры – это совершенно несравнимо с дурацкими шоу-затеями, которые будоражат нас по деградирующим телевизионным каналам.

Арктика – это идеология обожествления природы, благоговения перед жизнью. Это то, к чему так стремится человечество, которое эту землю насилует, бурит, взрывает, колет. На смену потребительскому отношению должно прийти отношение благоговения, обожания нашей праматери природы или одухотворения машины. Машина очень часто рассматривается как предмет насилия над природой и над человеком (оружие – убивает человека, бульдозер сносит множество невидимых глазу растений, животных, насекомых). А вот одухотворенная машина – это машина, которая войдет в следующий экономический уклад, которым грезит наш изборский брат Сергей Юрьевич Глазьев.

Очень важна для нас идеология проектности. Мы страна, которая не может жить эмпирически. Великий проект Россия – это проект, задуманный Господом Богом, это судьба и самого нашего народа и всего нашего человечества.

Перед нашим Изборским клубом, который сегодня открывает свое новое отделение в Санкт-Петербурге, стоит сложная и удивительная задача – сформировать эту идеологию Полярной звезды, этой многоснежной хрустальной Арктики. И как таковая эта идеология ляжет в основу идеологии общерусской мечты. Я очень доволен нашей сегодняшней встречей, я поздравляю Владимира Александровича и полагаю, что мы будем интенсивно и по-братски взаимодействовать в будущем! Спасибо.

Шамахов В.А.: Уважаемые коллеги, я бы хотел от вашего имени и от имени петербуржцев поблагодарить Изборский клуб, всех, кто прибыл к нам на эти три дня в город, а также всех, кто занимается столь высоким и благим для нашей Родины делом за их деятельность. И полагаю, от нашего имени мы можем заверить, что мы будем стараться сообща, творчески, эффективно реализовывать задачу по формированию идеологии Полярной звезды, для Санкт-Петербурга эта идея естественна и очень необходима.

comments powered by HyperComments