Есть два понимания истории – рациональная и духовная. Первое — «от ума». Отработав свой ресурс, оно постепенно сходит на нет. Этот подход по инерции ещё доминирует в политике, науке и культуре, надувает щёки с высоких трибун, рядится в профессорские мантии. Но настоящей силы и правды в нём уже нет. И больше не будет. Эра из логических химер и философских мудрований подошла к концу. С их помощью, в частности, невозможно рационально объяснить, почему «либеральный» Запад так остервенело, до судорог, до пены изо рта ненавидит своё же, пусть и неродное, детище – Россию постсоветскую, угодливо-либеральную, готовую дипломатическими реверансами встречать самую беспардонную брань, ложь и оскорбления со стороны «западных партнёров». Логического ответа на это не существует, ибо он кроется совсем в другой плоскости, другом, можно сказать, измерении – в области незримого и вездесущего духа, а вовсе не «лжеименного разума».

Итак, искать надо духовной правды. Но мир, лежащий во зле, боится её, высмеивает её, прячется от неё, как некогда в Эдеме согрешившие праотцы стыдливо скрывались от Бога под древом познания хорошего и лукавого.

Правда же духовная по-своему проста: потерпев на рубеже 90-х годов видимое поражение от Запада, Россия в духовном плане не только не погибла, но и странным, непостижимым для рационального ума образом воспряла и начала мощно возрождаться. Чем сильнее давили на неё вещественные формы угнетения и унижения, тем выше становился её дух. За доказательствами далеко ходить не надо: там, на Западе церковь хиреет, у нас растёт; там сатанизм правит бал, проникая в каждую душу и семью во всё более и более отвратительных формах, здесь эти формы даже при известной поддержке либеральных верхов как-то буксуют, словно на их пути встаёт незримая и неодолимая мягкая сила сопротивления. Вот что до иступления выводит из себя высокомерных янки и их «цивилизованных» подпевал по всему миру!

Что же скрывается за этой незримой стеной? Чего так панически боится Запад, оскорбляя Россию, её народ и её лидера, где и как только можно, окружая нас огненным кольцом рукотворных конфликтов и диверсий, отравляя наши СМИ и сознание ядовитыми миазмами собственного гниения? Ответ на эти вопросы, опять-таки, не найти в рамках формальной логики, зато он буквально режет глаз, стоит только хоть немного включить духовное зрение. Тогда кривые зеркала неолиберальной мистификации разлетятся вдребезги, и глазам откроется истина: за шумной и лживой завесой либеральной «постправды» в России вот уже четверть века набирает ход процесс становления альтерсистемы русского мессианства. Как и всё Божье, этот всемирно-исторический поворот происходит тихо, но неуклонно. Очень похоже на то, как сквозь мёрзлую землю пробивается оживлённая солнцем весенняя трава.

Альтерсистема в истинном и высшем своём понимании, это Церковь Христова. Но не в плоском, не в линейно-вещественном понимании церковности, когда равнодушный взгляд видит только храмы и обряды, а глубже не проникает, но в другом, богочеловеческом ее понимании – как живого организма, небесного и земного, прибывающего в Боге и с Богом благодаря сердечной вере и верности заповедям Спасителя. Таким образом, альтерсистема есть тело Христово, самим Богом созидаемая и направляемая общность православных христиан. По отношению к миру падшей цивилизации она инакова, по сути и духу противоположна. Миром правит дьявол, и не без успеха, однако в России этот миродержитель последнюю тысячу лет наталкивается на сокрушительный отпор. Казалось бы, какое оружие этот церковный организм, эта грибница могут противопоставить всевластию денег, законов, государственного насилия и СМИ, тем паче в глобальном масштабе? На первый взгляд, ровным счётом ничего, слон атакует Моську, и у той нет ни единого шанса. В духовном, однако, измерении и соотношения иные, инаковые, нежели в мире вещества. «Дух творит себе формы» — назидает Священное Писание, а дух Божий выше и могущественнее всего и вся, в том числе и Князя воздушного с его армадой демонов и адептов. Поэтому-то альтерсистема христианского возрождения в России и незаметна, неброска, не агрессивна. В отличие от всех систем и антисистем тысячекратно воспроизводившихся падшим человечеством, в муках рождавшихся и в муках же умиравших под ударами страстей, православная антисистема бессмертна. Существуя от начала исторического времени, она сохранится до Конца времен. Альтерсистема то прорывается на поверхность гибнущего мира, расцветая праведниками первого Рима, вдохновением Византии или суровой простотой Святой Руси, то сжимается почти до нуля, как это было в СССР середины сороковых годов, когда от православной церкви на свободе осталось всего четыре архиерея и лишь около сотни священников и монахов. Впрочем, даже в те страшные годы внешнее поражение Православия компенсировалось незримым фаворским сиянием тысяч и тысяч новомучеников и исповедников, отдавших жизни за Христа. Их духовный подвиг и молитвы с небес стали тем капиталом, которым вдохновляется и дышит нынешний подъём РПЦ.

Альтерсистема вообще и русская в частности всегда живёт под давлением «мира, лежащего во зле». Это её нормальное состояние. Она то сжимается, то разжимается, как пружина по мере глобальной духовной брани. Русское православие всегда испытывало на себе давление. Извне — со стороны западных нашествий и агрессий, начиная с крестоносцев и кончая Гитлером, каждая из которых лишь формально была нацелена на завоевание наших территорий и богатств, фактически же их главной глубинной задачей было изменение православного духовного кода России. Неменьшее давление исходило изнутри. Поворотными вехами в этой духовной «конспирологии» стали Крещение Руси в 988 году, разгром Александром Невским крестоносцев в 13-м веке, преодоление Иваном III ереси жидовствующих на рубеже 16-го века, отражение польско-католического вторжения в начале 17-го века, победа над Наполеоном в Отечественной войне 1812 года. После реформации и начала фронтального наступления материализма (как внешней формы сатано-нигилизма) на христианские устои западного человечества тактика западного противодействия русской альтерсистеме начала меняться. С середины с 17-го века ставка на грубую вооружённую силу и русофобию дополнилась «мягкой инфильтрацией» чуждых православию инославных вероучительных взглядов во все слои русского общества и, прежде всего, интеллигенцию. Идеи Лапласа и Дарвина, Маркса, Ницше и Фрейда сквозь прорубленное Петром I «окно в Европу» сквозняками гуманизма и революционного безбожия начинают поражать русское традиционное сознание. И вот уже Екатерина Великая бойко обменивается кощунственными остротами с Вольтером, а разбуженный декабристами Герцен восторгается Дарвином, наши духовные семинарии учатся по протестантским учебникам, а высший свет, охваченный модой на теософию и оккультизм, стыдиться открыто носить православные кресты. И пусть Россия на 400 лет отстала от апостасии Запада, вирусы революционного беснования достигли и её пределов. Альтерсистема православия сопротивлялась, как могла, однако общество в целом, не имея того природного иммунитета к революциям, которым к началу 20-го века уже обладал Запад, не смогло устоять перед дьявольским соблазном разрушения всего мира насилия и построения царства божьего на земле. После революции 1917-го года ей, по промыслу Божьему, понадобилось ещё сто лет тяжелейших потрясений и потерь, чтобы, с одной стороны, осмыслить ошибки прошлого и  наработать искомый иммунитет от соблазнов «советского проекта», а с другой – переварить, перебороть, постичь гибельную сущность западного неолиберализма. Нетрудно заметить, что самыми благодатными, с точки зрения духовной крепости и чистоты для альтерсистемы становились наиболее тяжёлые и кровавые, в категориях вещественной истории, периоды. И наоборот. Основной причиной крушения 300-летней Романовской империи стали не внешние происки и внутренние заговоры, а критическое обмирщение тогдашнего российского общества, отчасти же и самой русской православной церкви. В этом контексте, как ни горько и больно это звучит для духовно непросвещённого уха, драма революции оказалась промыслительным и целебным для России лекарством, попущенным свыше. «Железный занавес» воздвигнутый ярыми сатанистами ленинско-троцкистского толка, оградил православие от инославного растления, а репрессии против церкви обратили сотни тысяч колеблющихся в мучеников и исповедников ради Христа. Отсюда мы можем сделать важный вывод: альтерсистема запитывается не вещественными ресурсами, а духовными энергиями, добываемыми из самой себя и с неба. Проводники этой энергии – чистые и верные Богу души, а не власти и стихии мира сего. Заботясь о своём детище и в то же время никоим образом не нарушая обетованной людям свободы, Господь во все времена не только оберегал Свою церковь от врагов, но и в самые трудные этапы корректировал движение альтерсистемы, незаметно устраняя с её пути помехи и препоны. Так, после 1917-го года с лица России был буквально стёрт монархический режим и присущие ему сословные различия в обществе, а спустя сто лет, прямо на наших глазах, эта же участь постигает рационалистические идеологии и построенные на их основе партии. После завершения «большевистского пленения» признаки возрождения обнаруживает только священство вместе с царственным священством мирян. Прочие сословия в лице аристократии, дворянства, казачества, купечества и даже отчасти крестьянства, повинные в каинском грехе цареубийства и нарушении сакральных обетов 1613 года, до сих пор пребывают в угнетённом состоянии; фактически, кроме крестьянства, ни одно из них не имеет близкой перспективы возродиться в былой силе и масштабе. Это доказывает, что, выдвигаясь на поверхность истории из недр русской цивилизации, альтерсистема обоснованно видоизменяется. Старое, отжившее свой век и неэффективное отбрасывается, новое – нарождается. Точно в согласии со словами Иисуса Христа о том, что новое вино негоже наливать в старые меха: и вино прольётся, и меха разорвутся. Такими мехами сегодня выглядит монархия Романовых. Принцип самодержавия, как один из стержневых для православной альтерсистемы, непременно будет осуществлён, но в новых формах.

В связи с вышеизложенным можно сделать несколько выводов.

Первое. Православная альтерсистема, являющаяся внешним общественным выражением церкви как тела Христова, неотмирна подобно тому, как неотмирна и сама церковь. Она решительно и качественно отличается от всех сопутствующих ей в истории систем и антисистем, располагается как бы на стыке зримого и незримого миров и обращена к свету правды Христовой. Разглядеть её невозможно, если в наблюдателе не развито духовное зрение. Отсюда полное непонимание этого явления со стороны «старой» политики во всём диапазоне её идеологических оттенков и предпочтений. Старая политика обречена. Под действием альтерсистемы она уже начинает расслаиваться: часть её приверженцев уйдет на сторону незримого врага, но большая часть со  временем сольётся с альтерсистемой, пополняя как её «закваску» — базовое ядро, так и более или менее удалённые от неё внешние орбиты под знаком совести и служения.

Второе. Альтерсистема сегодня может реализовать себя только в России, но победит она не с помощью насильственного революционного слома нынешних либеральных системных и антисистемных форм и устоев, а как бы по двум направлениям: одно – путём привлечения на свою сторону большинства россиян правдивостью и благородством своих целей; другое – путём вытеснения светом правды Христовой всего продажного, бессовестного, корыстного и предательского из недр государства и общества. Сила «пятой колонны» лишь в том, что с помощью Запада и постсоветского хаоса ей удаётся малым числом удерживать ключевые позиции в госаппарате. Наращивая турбулентность вокруг и внутри России, Запад невольно помогает альтерсистеме собрать воедино свои силы, чтобы смахнуть прах этого предательства и порока с лица нашей страны.

Третье. Движущая сила альтерсистемы — это народ Божий, незримое тело Христово, вся общность небесной и земной церкви. Глава её – Христос, и только Он вполне видит состав и границы Своего земного воинства. Два его передовых отряда — это верное священство и искренне верующие миряне. Большая их часть вошла в ограду церкви после трагедии 1991 года, разочаровавшись во всех «измах» и избрав путь последней Правды, «узкий путь, ведущий в жизнь». По оценкам, численность «верующих профессионалов» в России достигает 5 – 7 миллионов человек, и с каждым годом она только возрастает. К ним, к их платформе любви и созидания, по мере саморазрушения неолиберального проекта, вне всяких сомнений, примкнут десятки миллионов людей, не пожелавших продать свою честь и совесть за тридцать сребряников. Основными мотиваторами мобилизации движущих сил альтерсистемы станут в положительном смысле историческая память, жертвенный патриотизм и русскость, в отрицательном – сознание переживаемого Третьим Римом позора и убывания. Лейтмотивом собирания этих сил служит важнейшая христианская истина, что прежде, чем изменить к лучшему мир, человек должен измениться к лучшему сам, а это возможно только при помощи Божьей. Только Господь, направляя в падший мир благодать Духа Своего через добровольно открытые Ему и верные сердца, способен остановить энтропию глобального распада и безумия. «Без Меня не можете творить ничего».

Четвёртое. Бессмысленно и наивно ожидать, что альтерсистема проявит себя вовне в привычных циничному взору материалиста формах и структурах, в том числе партийных. Движение «верующих профессионалов», сначала рассредоточившись по лицу России в тысячах островков благочестия, затем начнёт сосредотачиваться, и сосредотачивается уже в силу, способную реализовать стоящие перед ней задачи. Для этого ему в тактических целях, возможно, придётся создать одну – две партии, но лишь на малое время и только функционально — для того, чтобы с их помощью заявить о себе и своей программе; при этом одним из пунктов последней будет курс на ликвидацию в России партийной системы как таковой.

Пятое. Стратегические цели народа Божьего на данном этапе — это полный и безусловный суверенитет России, конституционная реформа, введение института самодержавия, местное самоуправление по типу земства, кадровая и административная реформа госуправления в опоре на верующих профессионалов, деурбанизация и справедливая национализация общенародных активов, объективный  пересмотр итогов пресловутой приватизации, беспощадная война коррупции, ростовщичеству, бедности и государственной измене в любых формах, духовно-светские преобразования в СМИ, культуре, науке, образовании и воспитании в точном соответствии с преобладающем общественном запросом. Так, и только так Россия сможет вернуть себе славу и достоинство Третьего Рима, стать цивилизационным магнитом, к которому притянутся не только Малая и Белая Русь, но и осколки бывшего СССР, а так же, не исключено, другие части славянского мира.

Своим примером мы покажем умирающему Западу, что его нынешняя апостасия – не приговор, но болезнь, которую можно и нужно лечить.

ИсточникПереправа
ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Нотин

Нотин Александр Иванович – русский общественный деятель, историк, дипломат. Руководитель культурно-просветительского сообщества «Переправа». Руководитель инвестиционной группой «Монолит», помощник губернатора Нижегородской области В.П. Шанцева. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее…