– Александр Андреевич, вы согласны со своим коллегой по Изборскому клубу Максимом Шевченко, который назвал Пашиняна «вскормленным Соросом» политиком? Действительно, новый секретарь Совбеза и министр образования работали в организации «Трансперенси Интернешнл», которую опекает Сорос. Пост замминистра диаспоры занял Бабкен Тер-Григорян, бывший координатор программ Сороса…

– Дело в том, что Пашинян знаменует собой новый период в истории Армении. Он отталкивается от всего предшествующего, очень тяжелого периода, когда Армения вступила в конфликт с Азербайджаном, кровавый и безнадежный для нее, когда произошло оскудение казны, когда огромные потоки эмиграции вымыли более половины населения. И Пашинян хотел бы получить допинг от богатого Запада, от МВФ.

Вряд ли Сорос прямо причастен к карьере самого Пашиняна. Присутствие в его правительстве людей Сороса – это не более чем штрих, просто знак общей переориентации армянской геостратегии.

– Можно ли назвать вполне естественным тот факт, что первый свой официальный визит Никол Пашинян нанес в Грузию? Ведь это важнейший сосед Армении. Или это тоже признак новой ориентации?

– Хотя Пашинян клянется в дружбе с Россией, подтверждая стратегическое партнерство с Москвой, однако, – мы все понимаем, – вектор нового лидера направлен на Запад и на круги огромного армянского проамериканского лобби. Те круги, которые хотят, чтобы Армения выбилась из объятий России и двинулась в сторону Запада. К тому же эти круги, по-видимому, волнуют и такие проблемы, как выход к морю, выход к натовским берегам.

Открытая часть переговоров – вполне нейтральна и демагогична. Но что звучало в глубине этих переговоров, какие ставки сделаны? Возможно, обсуждалась экспансия американцев через Грузию в Армению. Чтобы понять, о чем Пашинян разговаривал в Тбилиси, потребуется время и усилие разведок.

– Со времен первого президента Тер-Петросяна Пашинян стал первым лидером Армении, который наведался в Джавахети. Этот грузинский регион на 90% населен армянами. Раньше армянских лидеров туда не приглашали, чтобы ненароком не разогреть там сепаратистские настроения. Но в этот раз грузинские власти сделали исключение, а по итогам визита даже подыграли Пашиняну, – они пообещали «поднять уровень» преподавания родного языка в армянских классах в Грузии. Почему проявлено такое гостеприимство?

– Грузины позволили Пашиняну туда приехать в качестве жеста своего доверия, любви, братской дружбы. Такой визит знаменует собой, действительно, новые отношения проамериканской Грузии и казалось бы пророссийской Армении. Значит, Грузия знает о Пашиняне нечто большее, чем мы с вами. Видимо, грузинское руководство знает бэкграунд Пашиняна.

Но мне почему-то кажется, что это ошибка Тбилиси. Не стоило бы особенно доверять Пашиняну. В этом армянском анклаве Джавахети действительно сохраняются центробежные тенденции, сепаратистские настроения, там действительно зреет второй Карабах. Грузины уже хлебнули опыт этого внутреннего распада. Слава Богу, они удержали Аджарию, но потеряли и Абхазию, и Южную Осетию. Я не исключаю, что в случае больших геостратегических, мировых потрясений, армянский кусок Грузии тоже отвалится.

— Первые шаги Пашиняна говорят о нем как о хитром политике. Добившись власти, он сразу отказался от многих своих митинговых радикальных лозунгов и начал лавировать между разными политическими силами. Возможно, он лично сможет надолго удержаться у власти. Но есть ли у него шансы поднять Армению?

— Нет, Армения не сможет экономически при нем подняться, потому что нет потенциала. В Армении всецело уповают на вливания, которые они ждут не только от различных диаспор, главном образом американской, но и от международных финансовых организаций. Создать новое общество, новый социум, вдохнуть в этот социум оптимизм, сломать это огромное уныние, которое овладело сегодняшним армянским обществом? Вряд ли ему это удастся традиционными способами.

К тому же, все-таки война за Карабах не закончена, война идет. Чисто теоретически Пашинян мог бы сдвинуть с мертвой точки азербайджано-армянские отношения хоть каким-то образом. Он мог бы он хотя бы начать это движение, хотя бы издалека! Мог бы создавать вокруг карабахского конфликта атмосферу доброжелательного изучения, чтобы такая атмосфера сменила истерику, сменила тотальную ненависть.

Если Пашинян это сделает, это будет поставлено ему в заслугу и армянским обществом и российским в том числе. Но пока что я этого не наблюдаю.