Приостановленная неопределенность

Сергей ЧЕРНЯХОВСКИЙ

Никто не знает, что такое "перезагрузка". И никто не знает, что такое ее "приостановка". Если говорить о "паузе в перезагрузке", то это вообще что-то странное, потому что означает паузу в незавершенном процессе. Даже не паузу в чем-то конкретном, а "паузу в изменении".

Что такое "перезагрузка" отношений США и РФ, было не вполне понятно с момента ее провозглашения. С одной стороны, как будто бы признавалось, что прежний формат отношений, который сложился ко второй половине 2000-х гг., неконструктивен и нужно его менять. С другой стороны, не определялось, каким он должен быть. Прежде всего, потому, что не определялось, в чем причина неконструктивности.

Перезагрузка на компьютере означает, что система не срабатывает, но почему – непонятно. Есть неопределенный сбой в работе и есть шанс, что загрузившись заново система заработает без сбоев. С точки зрения методической, это ровно тоже самое, что удар кулаком по старому телевизору – вдруг что-то соединится и все заработает.

То есть это прием для исправления непонятного и сугубо случайного сбоя. И применение этого приема в отношениях двух стран означает, что в этих отношениях системных проблем нет, есть только некоторые недоразумения.

В противном случае надежды на ее успех были попыткой уйти от решения проблем, а не попыткой их решить. Что отчасти вообще характерно для ментальности Обамы – его предвыборная книга называлась "Дерзость надежды", и была переполнена явно нереалистичными и оторванными от фактического положения дел суждениями. Хотя сторонники Обамы всегда говорили о его реалистичности и рационализме.

Возможно поэтому, при вступлении Обамы в должность президента в 2008 году Николай Злобин писал: "Внешняя политика Обамы не будет основываться на личной психологии, симпатиях и антипатиях, как это было у техасца Буша, в том числе в дружбе с Путиным. Обама не примет стиля "пацанских" отношений и норм в политике. Он будет её проводить, исходя из рациональных расчётов, а не эмоций и "понятий".

Если он был прав, то для США "перезагрузка", провозглашенная Клинтон и Лавровым месяц спустя после публикации этой статьи, должна была означать, с одной стороны, отход от личных дружеских отношений к рациональным, с другой – от сложившихся стереотипов восприятия к реалистичному учету интересов обеих сторон.

На эмоциональном уровне объявление "перезагрузки" провозглашалось "освобождением от груза накопившихся проблем", то есть неким переходом от взаимных выпадов к доброжелательности. То есть даже тогда оставалось неясно: "перезагрузка" для Обамы – это изменение стиля, или изменение сущностных подходов – от ориентации на свои интересы к ориентации на взаимный учет интересов.

Доброжелательность Обама демонстрировал, но доброжелательность во многом выдерживала и предыдущая администрация. А вот учет интересов оставался лишь учетом интересов США.

Более или менее понятно, что Россия пошла навстречу США в вопросе об Афганистане. Понятно, в чем их интересы напрямую совпали – в противодействии терроризму.

Но нет практически ни одной проблемы, по которой США за прошедшее время учли бы в своей политике существенные интересы России, и ни одного случая, когда они пошли бы на уступки ее интересам.

Строго говоря, отношения России и США со времени их восстановления в 1933 году всегда были партнерскими. Но довольно жесткими. Это были отношения хозяев мира, на пару поддерживающих в нем порядок, но время от времени конфликтующих по периферийным вопросам. При этом держащих наготове мощные армии – для сохранения равновесия.

После Второй мировой войны СССР как минимум два раза имел объективную возможность раздавить конкурента (на рубеже 1960-70-х и ко второй половине 1980-х, после крушения рейганомики), но оба раза по совокупности причин отказался от открывавшихся возможностей. И если во второй раз это было сделано в силу самонадеянности горбачевского руководства, то в первый – в силу, в частности, нежелания брать на себя ответственность за мироустройство в целом.

В этом отношении элиты США оказались куда более самонадеянны, согласившись в 1990-е годы на роль хозяев мира, на что объективно не имели и не имеют достаточного потенциала.

Лидерам США все время кажется, что они выиграли "холодную войну". И Россия – некая побежденная страна, которой можно либо диктовать свои условия, либо предлагать роль младшего партнера, который должен думать о соблюдении своих интересов только после удовлетворения интересов старшего.

При этом элита США, в силу слабого знакомства с марксизмом (хотя в университетах США его сегодня учат лучше, чем в университетах России) не понимает, что Россия в формате империализма куда страшнее и опаснее для США, чем в формате социализма.

Это Ленин мог предлагать формат мирного сосуществования двух систем с различным социально-экономическим строем. Но прошедшие криминальные разборки 1990-х российские олигархи и взявшие под свой контроль госкорпорации "путинские силовики" к такому добродушию не склонны просто в силу объективных экономических интересов, а также в силу натренированной готовности к жестким ответам на угрозы.

Закон развитого капитализма – борьба за рынки и передел сфер влияния. Российские правящие классы сегодня не ставят и не могут ставить своей задачей победу над Америкой как таковой. Но они вполне естественно ставят своей задачей восстановление геополитических позиций России. То есть возвращение под контроль России как ее исторических зон влияния, так и зон влияния, закрепленных за ней по итогам Второй мировой войны.

И точно также они заинтересованы в гарантиях безопасности, как территории России, так и своих экономических интересов на значимых для них международных рынках.

В сегодняшних политических реалиях это означает снятие потенциальной угрозы, которая будет исходить от американской ПРО, восстановление контроля над Закавказьем, Украиной, Прибалтикой, Восточной Европой, сохранение контроля над Средней Азией, гарантии своим традиционным союзникам, в частности, на Ближнем Востоке.

Это сегодня их объективный интерес. И это сегодня объективный национальный интерес России. У США есть выбор: либо рациональные и равноправные отношения с Россией, учет ее интересов и содействие их удовлетворению, равно как и готовность России учитывать интересы США. И тогда это именно то, что имеется в виду под термином "перезагрузка". Либо отношение к России с позиции силы – и тогда не имеет смысла называть это "перезагрузкой". А если и можно так ее назвать, то в таком виде она России не нужна.

США четверть века пытаются найти своеобразный "третий путь" – высокая степень комплиментарности в лексике по отношению к России при близкой к нулю степени учета ее интересов. Говоря о "перезагрузке" Обама пытался "перезагрузить", то есть в обновленном формате повторить именно этот стиль отношений.

Но России это ничего не дает: США не отказались от ПРО, не отказались от контроля над Прибалтикой. США не содействуют воссоединению России и Украины. Они не прекращают свое воздействие на Грузию, мешая ей восстановить союзные отношения с Россией.

О реальной перезагрузке можно будет говорить только тогда, когда США все это сделают.

И с этой точки зрения Обама, конечно, правильно сделал, взяв паузу для переосмысления отношений с Россией. Но об их адекватности можно будет говорить только тогда, когда поразмыслив, он публично объявит: "Мистер Путин был абсолютно прав: распад СССР – крупнейшая геополитическая катастрофа XX века, и наша общая с Россией задача сегодня заключается в том, чтобы ликвидировать последствия этой катастрофы и помочь России восстановить свою территориальную целостность в границах СССР".

И очень хотелось бы, чтобы все сказанное прочитал и продумал коллега по цеху политологии, американский ученый и специалист по России, профессор политических наук Центра по вопросам демократии, развития и верховенства закона при Стэнфордском университете Майкл Макфол.

Новая политика 14.08.2013
ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Черняховский
Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...