В итоговой воскресной программе «Вести недели» на главном российском телеканале Дмитрий Киселёв в своей блистательной, безукоризненной манере, с использованием логики и метафор произнёс апологию мату.

Он заявил, что мат — это неотъемлемая часть великого русского языка, а значит, и русской культуры. Причём та его часть, где русский народ демонстрирует глубинные ресурсы своей энергии, воли и своих представлений о мире. Что мат является драгоценным ресурсом России, может быть использован в минуты величайшего напряжения, и расходовать его надо крайне бережно и осмысленно.

Эти суждения убеждают нас в том, что обещанного рывка в развитии может и не быть — его вполне заменит мат. Мат как русский рывок. Цивилизация русского мата.

Эта апология мата связана с тем, что на поверхность неожиданно и в огромном количестве вышла так называемая молодёжная рэперская субкультура, насыщенная матом, насыщенная всё отрицающей раскалённой энергией. Группы рэперов двигаются по российским городам, выступают в самых престижных наполненных залах наших мегаполисов. Власть, пытаясь запретить эти концерты, отменяя их, лишь провоцирует протестные настроения среди молодёжи, которые накаляются и грозят превратиться в явление массовое и трудно предсказуемое.

Но, полагая, что уступкой молодёжной субкультуре остановит триумфальное движение матерных протестов по России, власть заблуждается, и, идя на уступки этим огненным социальным процессам, своими собственными руками лишь протачивает им русло.

Это происходит на фоне того, что российским городам усилиями просвещённых и церковных кругов присваиваются имена великих русских святых: княгини Ольги, Александра Невского, Николая Второго, русских художников и мыслителей. И мат-«культура» оскверняет эти возвышенные стремления. Как себя будут чувствовать псковичи, когда в их город с аэропортом, посвящённым святой княгине Ольге, приедет группа матерных рэперов и устроит серию концертов, в том числе и у стен Псково-Печерского монастыря?

Принято считать, что на церковно-славянском языке разговаривают в раю ангелы, на классическом русском языке разговариваем все мы в нашей обыденной жизни, и на этом языке написана наша литература. А мат — это язык ада. Когда грешника окунают в расплавленное олово, он выкрикивает матерные слова и вновь погружается в чудовищный страшный расплав.

Растабуирование мата является частью растабуирования великих сдерживающих констант, с которыми связана любая культура, в том числе русская православная культура. Выход мата есть выход глубинных адских сокрушительных сил, живущих в недрах любого народа и любой культуры. Это может обернуться не просто социальной катастрофой, но и катастрофой всего российского мировоззрения. Всё, что происходит сейчас в Париже, — это растабуированный мат. Жёлтые жилеты — это французские матерщинники, которые, не встречая на своём пути преград, громят ценности, размалёвывают святыни французской столицы. Во Франции против матерщинников используют водомёты и резиновые пули. В Китае на площади Тяньаньмэнь были использованы пулемёты. Что будут использовать в русских городах и столицах, когда растабуированный мат выльется на улицы гигантскими толпами обезумевших людей, грохочущих в бубны, с электрогитарами, как это было когда-то на Манежной площади, не забывшей погром, который учинили футбольные фанаты?

По-видимому, теперь, когда мат узаконен, он хлынет не только с молодёжных рок-вечеров, но и со сцен классического театра, и мы увидим множество переделанных русских драматических произведений, где традиционные герои безудержно матерятся. Нет уверенности в том, что и Чехов не будет переписан матерным языком. И, открывая рассказ Чехова «Дом с мезонином», мы возможно, скоро увидим последнюю фразу этого рассказа, которая будет звучать: «Мисюсь, где ты, мать твою?»

comments powered by HyperComments