По неизвестной мне причине, разного рода журналисты все время пытаются приписать мне политологические познания. Возможно, это связано с тем, что низкий уровень журналистики в наше время привел к тому, что сами журналисты не очень знают, что такое политология. Но в наше тяжелое время, когда рушатся все более или менее четкие социальные страты, причем во всех странах, у политологии и экономики появляется общая тема, которая при этом теми же безграмотными журналистами начинает трактоваться как конспирология (при том что я прекрасно понимаю, что журналисты и про это не знают, что это такое, зато отлично знают, что это слово должно вызывать негативные коннотации).

В чем же проблема? А дело в том, что политология изучает взаимодействие политических структур в обществе. Которые, по сути, должны быть, ну хотя бы относительно, публичны. Да, решения в политической сфере зачастую принимаются весьма и весьма келейно (что, кстати, почему-то конспирологией не считается), но все равно, взаимодействия политических структур, хотя бы теоретически, происходят довольно публично. К слову, всякие тайные договоренности (например, на уровне управления внутренней политики Администрации Президента) все равно видны, поскольку политические структуры, к примеру, прекращают делать нечто, что, казалось бы, должны делать обязательно.

К слову, такие непубличные решения прекрасно известны в политтехнологических кругах, в которых и должны вращаться политологи, для того чтобы делать свои выводы. Причем это не только у нас, просто у них УВП называются по-другому (и оно не в одном единственном экземпляре существует, как, впрочем, и у нас). Но это, опять-таки, только в условиях стабильности. А вот если она нарушается…

То политические структуры (которые, к слову, очень часто в реальности являются GR-подразделениями крупных корпораций) начинают оказываться в сложном положении. Поскольку лишаются привычных условий существования. В такой ситуации они вынуждены как проявлять самостоятельную активность (а на претензии «кураторов» отвечают типовым образом: «Где деньги, Зин?»), так и создавать новые «ниши» для своего существования. И вот здесь у политологов начинаются проблемы, поскольку они не в состоянии эти ниши исследовать — их просто не существует на момент, когда соответствующие вопросы начинают задавать. Так что предмета исследований просто нет. А значит, политологи беспомощны. А тема-то, вроде, их… Чтобы не сказать «ихняя!» И вот здесь им нужна помощь!

Задача экономистов состоит в том, чтобы, на основании той информации, которую они могут получить от политологов («явки, пароли, псевдонимы…»), они бы определили, какие «ниши» для политических аватаров (давайте смотреть правде в глаза, откуда в современной жизни у политиков самостоятельные источники существования?; а нет источников, нет и независимых политиков) закрываются, какие — открываются и кто и как эти новые ниши сможет окучить.

Разумеется, для этого нужны настоящие экономисты, а не, простите за неприличное слово, записные теоретики. Если человек не работал хотя бы замминистром или заместителем начальника управления в Администрации Президента (ну, или, вице-губернатором в регионе), он в принципе не может понять, как оно это все устроено. А если он еще при этом не экономист, то и ниши правильно вычислить не сумеет.

К слову, перечисленные товарищи у нас обычно идут как раз в политологи. Не в экономисты. Может быть, потому, что политологам больше платят, может быть потому, что слово «экономист» у нас сильно подпорчено и вызывает сложные ассоциации со всяким, прости Господи, ВШЭ или институтом Гайдара (не к ночи будет помянут!). Но факт остается фактом — людей, которые могли бы анализировать экономическую среду, с точки зрения возникновения новых политических ниш, у нас очень мало.

Интересно, а в других местах есть? Теоретически, могли бы быть. В США, например. Там очень подвижная политическая система, ниши возникают постоянно, кто-то должен их анализировать. Но и там есть проблема, поскольку ниши-то раньше были либеральные, а теперь пришла новая метла… И совершенно непонятно, как она будет мести… Ну, точнее, понятно, что с либералами ей не по пути.

Поэтому и считаем, что настоящая статья — это вопрос, на который нужно дать ответ.

ИсточникХазин.ру
Михаил Хазин
Михаил Леонидович Хазин (род. 1962) — российский экономист, публицист, теле- и радиоведущий. Президент компании экспертного консультирования «Неокон». В 1997-98 гг. замначальника экономического управления Президента РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...