— В последнее время появилось скандальных высказываний чиновников, бизнесменов, общественников. То предлагают прожиточный минимум установить такой, чтоб только на макарошки и хватало, то заявляют молодежи, что государство не просило родителей их рожать, то предлагают многодетной матери, выселяемой из аварийного дома, временно сдать детей в приют, а самой пока выплачивать ипотеку. Хотя по сравнению с заявлением Анатолия Чубайса, который много лет в чиновниках ходил, о том, что неблагодарный народ до сих пор не поблагодарил российских олигархов, все эти заявления, наверное, меркнут.

— В отличие от США, где подоходный налог, благодаря прогрессивной шкале, является, наверное, главным налогом страны и имеет огромное значение, у нас в России — благодаря плоской шкале и тому, что бизнес не имеет значимых льгот, основная часть доходов бюджета — это деньги корпораций.

Однако надо понимать, что деньги корпораций — это все равно наши деньги, даже если они абсолютно частные, потому что люди работают в этих корпорациях и эти корпорации не существовали бы, не могли бы зарабатывать и платить налоги без граждан России. Поэтому деньги федерального бюджета — это наши деньги. И неважно, сколько налогов перечисляет конкретный человек.

У нас есть достаточно популярная либеральная идея, что гражданскими правами должны обладать только те люди, которые платят в бюджет больше, чем забирают оттуда. То есть значительная часть либералов хочет лишить гражданских прав всех занятых в бюджетной сфере, кроме, разумеется, чиновников, детей, женщин, бедных и так далее. Но это абсолютно людоедская позиция, от которой отказался весь цивилизованный мир, и только либеральные папуасы из России эту позицию всерьез высказывают.

Деньги бюджета — это деньги народа. Смысл существования государств в том, чтобы людям было лучше. Другого смысла существования у государства нет. И когда государственные чиновники отрицают эту азбучную истину, они тем самым вступают не только против социальной справедливости, но и против всей современной формы существования общества.

Мне ужасно, что это сказала Юденич, потому что я отношусь к ней как одному из наиболее адекватных официальных общественников, но, вероятно, тесное общение с чиновниками дело заразное, раз коснулось даже ее.

— В свое оправдание она сказала, что эта фраза была адресована архитектурному сообществу, которое там, в частности, собралось. Однако на фоне других резонансных заявлений последнего времени это прозвучало неоднозначно.

— Госпожа Юденич является общественным деятелем, и она может нести что угодно в стиле Ксюши Собчак. Она нам с вами ничего не должна. Мы ей зарплату не платим, в отличие от чиновниц с Алтая, Новгорода, правительства и других.

Я понимаю, что корпоративная элита способна вывести из себя даже мертвого. Но объяснение, которое дает Юденич, вполне разумно и оправдано, потому что одно дело социально-незащищенных спрашивать, которых это государство сделало бедными, отчего они такие бедные, а другое дело, когда она спрашивает абсолютно обеспеченных и самодостаточных архитекторов. Сей вопрос, пожалуй, действительно вырван из контекста. И она спросила в стиле Джона Кеннеди: не спрашивай, что тебе должна страна, спроси, что ты должен стране.

Но на фоне этого безумия чиновников, что называется, дуем на воду и дергаемся, что вполне справедливо.

Что касается алтайской чиновницы, то это взрослый, вполне самодостаточный человек. И когда она говорит, что у людей, которые хотят получать больше 9 тысяч рублей, завышенные ожидания, то, напомню, это ниже прожиточного минимума.

То есть, когда люди не хотят умирать с голоду, то для чиновников Алтайского края — это завышенные ожидания. Напомню, что никакой реакции со стороны властей Алтайского края не поступило. То есть это, вероятно, позиция не одной чиновницы, а позиция губернатора и всего руководства края.

— С чем связано такое большое количество резонансных заявлений чиновников?

— Это заявления абсолютно антинародного характера российской бюрократии. После президентских выборов они это демонстрируют, не стесняясь и с гордостью. Вероятно, они восприняли президентские выборы как мандат на самовыражение. Они четко фиксируют, что они ничего не должны этой стране и этому народу, и что страна и народ находятся у них, по сути дела, в заложниках. Это очень откровенная и наглядная демонстрация. И то, что она нарастает со временем, свидетельствует о том, что это выступления никаких-то отморозков, а консолидированная позиция российского чиновничества как класса.

Относиться к этому надо не как к недоразумению, а именно как к классовой позиции российского чиновничества.

comments powered by HyperComments