В прошлую выборную кампанию коммунист Владимир Бортко провел лишь несколько уличных встреч с жителями Центрального и Василеостровского районов Петербурга, но они все равно избрали его депутатом. А за полтора года он помог примерно 200 жителям города, которые обратились в его приемную. Цифры скромны, потому что главная задача депутата, считает Бортко, — писать законы. В интервью «Фонтанке» он рассказал, почему на этих выборах все будет по-другому.

— Сейчас вас еще не окончательно выдвинули, правильно?

— Окончательное выдвижение состоится после объявления начала кампании. По уставу партии мы должны собрать конференцию, и она уже решает, но Геннадий Андреевич (Зюганов. — Прим. «Фонтанки»)  уже высказал свое мнение.

— Чья была инициатива выдвинуть вас?

— Совместная.

— Говорили, что Максим Шевченко рассматривался в качестве кандидата. Вы между собой обсуждали выдвижение?

— Мы виделись с Максимом. Сказали, что будем помогать друг другу. Безусловно, я бы поддержал его, если бы партия поставила на него.

— Вы не хотели ему уступить, как более молодому и дерзкому?

— Я еще более молодой и дерзкий.

— Общались ли вы лично с Александром Бегловым?

— Я с ним не знаком.

— Он вас устраивает как врио губернатора?

— Я собираюсь конкурировать не с Бегловым, я хочу конкурировать с властью, которая управляет Петербургом. Беглов только олицетворяет сегодня эту власть. Приход нового губернатора в Петербурге — это лишь смена фамилий, по сути не поменялось ничего. Оба губернатора — потомственные администраторы, которые в этой системе много лет, которые только говорят в Москве «да». Думаю, что КПРФ кардинально отличается от «Единой России». Пришло время менять устоявшуюся систему, поэтому я решил пойти во власть.

— Чтобы стать зарегистрированным кандидатом, вам нужно собрать подписи более чем 160 муниципальных депутатов, что будете делать с муниципальным фильтром, ведь сейчас большинство заседающих в местных советах — единороссы?

— Кто-то же должен быть еще, кроме Беглова?

— По идее, должен быть конкурент.

— Мы — вторая партия в стране. Неучастие КПРФ в выборах — это скандал. Вам понятно?

— Вы выиграли в 2016 году выборы по одномандатному округу в Центральном районе Петербурга, не имея конкурента от «Единой России»…

— Зато у меня были конкуренты из других партий, которые специально перешли в мой округ. В частности — господин Пайкин (кандидат от ЛДПР, совладелец компании Fort Group). Потом еще кто-то перешел. Думали, что это будет легкая добыча, ну и как?

— Округ называли тогда договорным…

— Да называйте как хотите, я ж его так не называл. Может, единороссы испугались, откуда я знаю. Я считаю, что я вел напряженную борьбу с людьми, у которых состояние в миллиарды рублей.

— Чем вы тогда покорили избирателей?

— Я не покорял, просто рассказал то, что думаю, и сейчас собираюсь это сделать. Я вот смотрю на город, а он в ужасающем состоянии. Вы ходили по улицам? Видели, что там? О чем тогда разговор? А вы видели, что делают с фасадами домов в центре Петербурга? Когда на капремонт дома приходит по конкурсу самая дешевая компания и якобы ремонтирует памятники архитектуры. На самом деле закрашивает все и сносит по их мнению лишнее. Можете себе такое представить? А это памятник архитектуры!

— В 2016 году вы всего один или два раза встречались с избирателями, в эту кампанию планируете чаще проводить встречи?

— Конечно! Намного чаще! Та кампания никак не похожа на эту. На этой кампании выбирают человека, который реально может изменить ситуацию в Петербурге. Тогда мы выбирали депутатов в Думу, то есть в законодательный орган, а сейчас выборы в исполнительную власть. По Конституции у нас есть три ветви власти. Я избирался в орган, который должен инициировать законы. Но, честно говоря, этот орган пока, к сожалению, уступает по возможностям исполнительной власти.

— Разве депутат Государственной думы помимо написания законов не должен заниматься решением проблем жителей своего округа?

— Я помог более чем 200 жителям. У меня есть приемная на Малой Морской. Каждый день туда приходят люди. Сам я в Петербурге бываю последнюю неделю каждого месяца. Приходите.

— Вы начали говорить про проблему уборки снега, есть у вас понимание, как ее решать?

— Записывайте. Петербург в два раза меньше, чем Москва, а бюджет в пять раз меньше. И самое важное — деньги, которые может распределять город для собственных нужд, в десять раз меньше, чем в Москве. С этого и надо начинать. Разговаривать с Москвой надо не кивая головой, надо увеличить эти средства.

— Каким образом?

— Я сейчас вам не буду полностью программу рассказывать. Но уверен, что надо сократить чиновничий аппарат. Знаете, сколько у нас комитетов, которые дублируют друг друга? Которые вообще непонятно чем занимаются? Есть, например, комитет, который в течение одного года заключает договор с фирмой, из одного человека состоящей, на проведение городских праздников на 95 млн рублей три раза подряд, и таких комитетов достаточно. Еще одна проблема — малый и средний бизнес. Они не защищены. Их попросту обирают… Масса всяких вещей.

— Как вы предлагаете оградить малый бизнес от давления?

— Насколько можно, надо поправить местные законы. Но главное — исполнять законы так, как они должны исполняться. В этом отношении мне легче. Я ни с кем не связан и ни от кого не зависим.

— Скажите, по вашему мнению, в транспортной отрасли есть какие-то проблемы, вы как-то предлагаете их решать?

— Значит так. Застраивается «пятно» на окраине города. В проекте предусмотрены школы, детские сады и дороги. В результате появляются многоэтажные «человейники» — и ни школ, ни садиков, ни дорог… А что правительство города? А то!.. Бабки взяли.

— Хотелось бы уточнить еще вашу позицию о передаче Исаакиевского собора РПЦ. Вы выступали за передачу, так как это сооружение изначально строилось как церковь, а не как музей.

— Это что, важный вопрос?

— Это символ города.

— Там все написано на соборе: «Храм мой храм молитвы наречется». Я, поверьте мне, не религиозный фанатик. Я всегда хотел относиться к этому справедливо. Если церковь строилась как церковь, зачем же делать музей церкви, какой смысл?

— Но музей уже много лет существует..

— А что, он как церковь существует меньше? На этой выдуманной проблеме пиарятся люди, которые вообще не имеют отношения к собору. Но если народ хочет музей, пусть будет музей, если большинство решило так, запишите это.

— Недавно вы обращались в Минкульт с просьбой не давать разрешения на прокат фильма «Смерть Сталина» в России. При этом ваши фильмы и сериалы тоже были в аналогичном положении — отдельные персонажи обращались в органы власти и просили запретить их распространение.

— Когда идет явное оскорбление моей страны, я недоволен, при этом я, безусловно, против любых запретов.

— А кто должен судить — это же субъективная оценка?

— Этот фильм не наш, те, кто его купили, ошиблись. Здесь все просто.

— А как вы вообще к Сталину относитесь?

— Он много сделал для страны. За 30 лет он сделал из ничего огромную страну, рождаемость была самой большой, он выиграл войну.

— А репрессии?

— Происходили, конечно. Моего дедушку расстреляли, а потом выяснили, что это, оказывается, не Сталин, а заместитель моего дедушки, который хотел занять его место. Сталин олицетворяет собой советский период в жизни нашей страны. Не всем он по нраву. У вас еще есть вопросы?

— Да, хотелось бы снова вернуться к теме выборов. Скажите, вы слышали про технологию «Умное голосование», которую предложил Алексей Навальный? Своим сторонникам перед выборами он обещал раздать советы и списки, кого поддерживать, чтобы объединить усилия против провластного кандидата.

— Конечно, слышал.

— Как бы вы отнеслись к тому, если бы вас поддержал Навальный? Хотите ли вы этого?

— Я просить не буду — мы расходимся очень сильно. Но если он решит за меня голосовать, я буду рад. Когда он начинает говорить правду, то, что он расследует, это чрезвычайно полезная вещь. Но когда он говорит, как мы будем жить дальше, я придерживаюсь других взглядов.

— Вы готовы участвовать в дебатах?

— Конечно, а как же! Рассчитываю на это, было бы с кем.

— Думаете, Беглов не пойдет?

— Мне трудно говорить это, но пока от власти никто не ходил.

— Готовы ли вы ему бросить вызов-приглашение к словесному поединку?

— Никаких вызовов я бросать не собираюсь, но считал бы полезной такую встречу. Но главное — я хочу изменить направление власти в нашем городе, чтобы петербуржцам жить стало легче.

ИсточникФонтанка
Владимир Бортко
Владимир Владимирович Бортко (р. 1946) — известный российский режиссер, сценарист и продюсер. Народный артист Российской Федерации (2000), Заслуженный деятель искусств Российской Федерации (1994), Народный артист Украины (2003), лауреат Государственной премии РСФСР (1988), кавалер ордена Почёта (2006). Депутат Государственной Думы VI созыва от КПРФ, заместитель председателя комитета Госдумы по культуре. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments