Россия будет жить достойно

Александр Нотин

Россия будет жить достойно, — вопреки пессимистическим прогнозам доказывает в своём интервью Александр Нотин.

— Александр Иванович, в чём Вы видите главную причину великого разорения России за последние четверть века в результате так называемой перестройки?

— Мы рассматриваем историю как духовное явление, потому что, как известно, Дух творит её формы. И православный взгляд на этот мир иной, чем рационально-материалистический. Если так, то все приливы и отливы истории России, все её взлёты и падения, они все связаны с теми изменениями, в лучшую и худшую сторону, которые происходят в Церкви, а точнее говоря, в народе Божием, в церковном народе. Революция была вызвана тем, что, как говорил преподобный Тихон Задонский, Православие приметным образом уходило из России. В результате возникла страшная полоса в истории, которая называется «красная империя».

Железный занавес защитил Россию от полного духовного падения, оградил её от воздействия инославных ересей и создал капитал духовный, на котором мы сейчас как раз и поднимаемся. А нынешний кризис связан с тем, что мы до конца не принесли покаяние, то есть не изменились духовно настолько, чтобы смогли преодолеть главную нашу потерю – потерю Бога. Вообще слово кризис, в переводе с греческого, означает суд. И то, что сейчас происходит, это суд Божий.

Когда мы наберём достаточно духовной силы, когда воспрянет народ Божий, когда Господь вернётся в нашу жизнь (а Он может быть призван только молитвой и изменением себя в соответствии с заповедями Божиими), тогда кризис будет сразу практически преодолён. Мы в это верим, мы на это работаем.

— Что вы делаете?

Например, мы собрали девять фермерских хозяйств (от пятисот до десяти тысяч гектар на одно хозяйство). Возглавляют их православные предприниматели. Это, как правило, люди не сельские, городские, которые начинают поднимать сельское хозяйство. Это наши братья, они все входят в секцию аграрную «Переправы», и они сейчас пытаются создавать в своих хозяйствах модели нормальной жизни на селе.

«Переправа» осуществляет функцию координатора, духовного центра. Потому что мы все очень немощны и довольно рыхлы в духовном отношении и должны не только что-то делать, а сначала научиться молиться, хотя бы элементарным основам аскетики и уже с Божией помощью воплощать эти новые формы на земле.

Естественно, мы развиваем все формы кооперации между этими хозяйствами. Мы сейчас готовимся к созданию аграрных поселений, то есть к выводу на сельскую территорию хотя бы какого-то количества семей, особенно многодетных, из города, где жить уже почти невозможно. Хотим создать в наших поселениях рабочие места, обеспечить всё это инженерными сетями. Надо создать школы, детские сады, то есть нормальную социальную сферу, чтобы городской человек мог спокойно переместиться на село. У городских людей нет же навыков сельской жизни. Они привыкли к тому, что все удобства подаются им.

Сергий Радонежский, имея крестьянскую культуру, мог поселиться в лесу и его скудными плодами питаться. Но мы не Сергии Радонежские, у нас такой культуры уже практически нет.

— В России горожане уже создали несколько аграрных поселений. Но их организаторы активно внедряют там язычество. Почему вы решили создавать православные поселения?

— Если мы серьёзно относимся к духовной жизни, то прекрасно понимаем, что язычество – это дело рук духов злобы поднебесной. Ибо люди, которые оказываются в этой незримой брани на стороне тёмных сил, они практически обречены, хотя внешне сначала могут выглядеть благополучными.

— Почему обречены?

— Потому что эти самые духи ищут, кого погубить. Они заигрывают с человеком, довольно долго могут его обольщать, обманывать, искушать, но в итоге всё равно находят, как его погубить.

Я вполне серьёзно это говорю. К сожалению, современный рациональный ум не понимает, что есть духовный мир и человек – это поле битвы за его душу. Но мы всё это воспринимаем совершенно серьёзно. И огромное количество исторических примеров, церковного опыта показывают, что если человек игнорирует эту реальность, пытается каким-то образом договориться с бесами, то в итоге они его всё рано погубят. И мы стараемся этого избегать.

Основа борьбы с духами злобы – это молитва и пост, то есть нормальная православная жизнь, таинства церковные, через которые подаётся благодать. Поэтому в центре наших общин всегда храм (если есть необходимость, мы храмы восстанавливаем) и священники, которые ведут Богослужения, наши духовники. На наших полях мы ставим кресты поклонные, чтобы оградить их от действия тёмных сил. Мы стараемся проводить просветительскую и воспитательную работу, чтобы сельская молодёжь постепенно возвращалась к храму, возвращалась к нормальной духовной, церковной жизни. Конечно, проводится и много светских мероприятий. Мы никуда не денемся от необходимости каких-то праздников, форм социальной деятельности. Но в центре всё равно православный храм и община, которую надо воссоздавать.

— Дуги злобы губят своих поклонников — а Господь Бог спасет тех, кто призывает на помощь Его, Богородицу, ангелов и святых. Покажите, пожалуйста, на конкретных примерах, как православный образ жизни помогает бывшим горожанам добиваться успеха в сельском хозяйстве.

­- В Назарьевской слободе (деревне Ивановское Старожиловского района Рязанской области) у нас есть большое хозяйство: около 6 тысяч гектар заняты, в основном, зерновыми. Ещё выращивают овощи, коров, птицу, разводят рыбу. Такое многопрофильное хозяйство. Возглавляет коллектив московский промышленник Александр Лапшин, наш брат во Христе.

Они не позволили закрыть местную школу, без которой из деревни уехали бы молодые родители со своими детьми. Восстанавливают храм Ильи Пророка, который стоял практически в руинах. Уже восстановили кровлю, купола, кресты, колокольню. Идёт отделка внутри церкви. Встаёт в былой красе этот большой многопрестольный храм.

— А хозяйство имеет успех?

— Да, это хозяйство развивается очень быстро и успешно.

— Невероятно. Ведь нам показывают по ящику, что в деревнях всё разрушается.

— На самом деле это иллюзия. Мы знаем, для чего её создают ангажированные СМИ. Они стараются не показывать хозяйства, которые успешно развиваются. Потому что эти хозяйства православные, а для современного телевидения это не формат.

Такое же успешное хозяйство у нас в Ярославской губернии. Там в деревне Святово есть Крестьянская слобода. В ней есть большое, достаточно интересное конноспортивное сооружение, манеж практически олимпийского уровня. Ещё в слободе производят картофель и лён.

— Его ещё где-то выращивают в России?!

— Выращивают очень успешно. В Крестьянской слободе даже проводятся совещания с Минсельхозом о возрождении льноводства.

Там мы будем создавать такую частную православную школу-интернат, где городских детей станут обучать премудростям православной сельской жизни. И светское образование будет даваться очень высокое на основе традиций Ушинского, Ухтомского.

— Почему городские ребята будут учиться в интернате – это что, сироты?

— Нет, у них есть родители.

— Почему же они хотят отправить своих детей в деревню, лишить родительского воспитания?

— А потому что в городе детей убивают – развратом, пьянством, наркотиками, бездельем. Лучше отдавать их хорошим педагогам и воспитателям, чем губить в городе, где детей воспитывают не родители, а «ящики» и улица. В самих школах уже и наркотики, и разврат, и зверство.

У нас уже работают на селе несколько школ-интернатов для городских детей. В частности – в Николо-Сольбинском монастыре, где обучаются 52 девочки. Они отдалены от этой ужасной среды городской. А как вы ещё спасёте ребёнка?

— Дети живут в деревне постоянно или приезжают на какое-то время?

— Они учатся как в обычной школе четыре четверти. А каникулы, как правило, проводят с родителями в городе. Или мамы и папы сами в деревню к ним приезжают.

— И всё-таки без родителей плохо.

— С одной стороны неестественно, с другой – мы знаем много случаев, когда в городе дети практически не видят родителей, а видят всякие мерзости. Это никуда не годится. Мы это не принимаем и мы с этим не согласны.

— Да будет так. А зачем вообще нужны ваши православные аграрные поселения?

— Мы должны создать ростки, образцы, наработки, заготовки новой формы жизни, новой модели жизни в России. Если не будет этих ростков – даже хотя бы маленьких (потому что государство нам в этом не помогает), то Россия станет пустыней. Но когда государственная воля изменится (а я уверен, что она изменится), тогда эти ростки будут очень и очень нужны: мы очень быстро это развернём в масштабах страны.

— Как же это может случиться, если сейчас руководство страны по заданию Запада решает прямо противоположную задачу – как бы задушить все здоровые ростки?

— Руководство очень скоро поменяет направление своей политики – или погибнет. Сейчас, извините, над нами такая лавина стоит, которая в одну секунду может всю ситуацию поменять.

— Какая лавина?

— Глобальный кризис, тяжёлое состояние российской экономики, социальной сферы и всего прочего. Это не может бесконечно продолжаться. Как в детской присказке: стоит бычок, качается, вздыхает на ходу… Вот и мы сейчас стоим и качаемся.

— А тут доска кончается!

— Да, и сейчас мы упадём. Причём «доска» может кончиться через несколько месяцев. И тогда уже будет совсем другой разговор.

— Вы думаете, в руководстве России есть люди, понимающие ситуацию и готовые взращивать ваши ростки будущего? Или лавина сметёт не понимающих и не готовых?

— Я считаю, что в руководстве страны дураков нет. Есть предатели. Есть люди, которые ну поддались как бы на определённое самоуспокоение. А основная масса – это люди всё-таки здравомыслящие, достаточно образованные. Но Господь таких людей вразумляет по-своему – через скорби. Как сказано в Евангелии, «многими скорбями подобает внити в Царство Небесное».

— Ну, какие у них скорби, когда они в золоте купаются, а их дети живут в Америке?

— Так у них скоро все деньги отберут (процесс ограбления богатых уже начался в Кипрском оффшоре). Потом их объявят персонами нон грата. А потом начнут сажать.

— Но Российская элита своих не выдаёт.

— Их там начнут сажать. А потом и у нас начнутся всякие тряски и чистки. Извините, это не так просто – люди переживают. А если они начинают переживать, то, значит, начинается процесс Божия вразумления. Я считаю, что этот процесс уже начался.

Я уже вижу с их стороны гораздо больше внимания к тому, что мы говорим и делаем, чем это было полгода назад. Они долго игнорировали, с одной стороны, то, что происходит в стране и в мире, а с другой стороны, то, что в России есть здоровые силы. Они их в упор не видели. Теперь они их видят. Это уже изменение, правда ведь?

— Да, конечно.

— Ну, открываются глаза внутренние у человека. Душа боится, ищет – и человек начинает различать то, чего он раньше не видел.

— Александр Иванович, что бы Вы могли посоветовать людям православным, которые мучаются в этой гнилой, отравленной городской среде – как им спасти себя и детей?

— Детей можно воспитывать и на дому. Даже образовывать на дому: для этого есть специальные режимы удалённого доступа. Врачей надо привлекать православных, чтобы они нас лечили, консультировали.

— И чтобы женщины ржали на дому с помощью православных акушеров?

— Да, и рожали. Есть такая самодеятельность, которая законом не запрещена. Но мы этого не делаем, потому что мы ленивы. Потому что мы привыкли, что кто-то должен нам всё разжевать и в рот положить.

А мы должны создавать деятельные православные общины, кружки, группы с центром в храме. Священник чтобы с нами работал, чтобы нас духовно окормлял. Ведь мы духовно непросвещённые люди. А по мере этого просвещения сила, энергия, Божественная благодать будет в человеке прибывать, и он сможет делать больше, и сможет лучше понимать, что делать. А мы раскисли и пытаемся теперь разжалобить тех, кто нас угнетает.

Если бы Россия пыталась разжалобить Гитлера, как вы думаете, он бы её пощадил?

— Быть может, ему стало бы жалко Россию. Но Гитлером управляло его окружение, и ход войны вряд ли изменился бы.

— А бес – это хуже Гитлера. Бес не пощадит человека. Поэтому мы должны сами укрепляться духовно. Собираться в общины и группы, и эти маленькие островки и кучки – они всё решат. И если Бог будет в них присутствовать (а Господь сказал: «Идеже бо еста два или трие собрани во имя Мое, ту есмь Аз посреди их»), они всё победят, они всё преодолеют.

А если будем впадать в уныние, ожесточаться, осуждать, бездельничать и ещё пытаться самих себя оправдать, то мы обречены, и Россию не спасти тогда. Мы должны понять, что Россия – это мы, каждый из нас. И каждый несёт ответственность персонально.

«Я маленький человек, ничего не могу…» А ты хоть чего-нибудь сделал? Марк Подвижник говорил: «Если я с Богом, то нас уже большинство.» Он один выступил против еретического Собора и духовно победил. Нам надо изучать церковную историю и понимать, что человек может духовно соединяться с Богом, Который превосходит всю мудрость человеческую.

А мы сейчас разобщены, мы сейчас рассеяны, мы ожесточены и друг друга в упор не видим, даже брату своему не помогаем. И всё время клянём власть, клянём жизнь, клянём Бог знает что – так можно дойти и до святотатства.

— Могли бы Вы порекомендовать московскую православную общину, к которой можно присоединиться вашим единомышленникам?

— «Переправа» — это и есть большая община. Пожалуйста, приходите. У нас есть сайт «Переправа. Орг», на котором только постоянных подписчиков 8 тысяч. Полтора миллиона в месяц просмотров. Мы выпускаем три журнала больших: «Переправа», «Наше дело» и «Основы православной культуры в школе». Книги выпускаем. У нас есть проекты не только аграрные, но и молодёжные. Много, в общем, всего.

Работает община: это несколько сот человек, каждый из которых что-то делает. Мы должны всё время что-то делать Бога ради.

— Александр Иванович, на недавнем собрании Русского экономического общества имени Шарапова некоторые докладчики излагали апокалиптическое видение будущего: мол, начался последний грабёж – деньги отнимают у богатых, скоро всем поставят печать на руку и на лоб, и люди будут убиваться на работе за тарелку чечевичной похлёбки. А, Вы, насколько я понял, оптимистично смотрите в будущее: своими молитвами и трудами во славу Божию мы отдаляем исполнение Акокалипсиса?

— Во-первых, мы отдаляем. Во-вторых, России предстоит ещё время, когда она будет снова торжествовать.

— Некоторые говорит, что это пророчество уже исполнилось: безбожие закончилось, позолотили купола храмов – наступают последние времена.

— Нет, России ещё предстоит период расцвета. Мы будем жить не очень богато, но достойно. Мы снова раздвинем свои границы, и нас будут в мире уважать. Мы вернём России её достоинство – вот ради чего мы работаем.

— Мы будем светочем миру духовным, а не уподобимся американской дубине?

— В 1917 году мы позволили уничтожить Богом помазанного Царя. Как бы к нему ни относились, но он — Царь-мученик. Он с семьёй мог бы уехать, сбежать, но остался в России и пострадал за всех нас. И мы всем миром потеряли Бога. После десятилетий безбожия наступил период либерального, ещё более разнузданного нигилизма. Вот, нам надо вернуть Бога в нашу жизнь. А Бог возвращается только через души людей, которые Его познают, признают, призывают и работают Ему, то есть изменяют себя.

Сейчас мы видим, как в России этот процесс бурно-бурно развивается (кто не видит, просто слепой). Каждый из нас должен внести свою лепту в этот процесс. Из капелек собирается река. И когда наша река наберёт свою мощь, когда народ Божий расправит свои плечи, поднимет голову, он дунет – и вся эта нечисть слетит с лица земли Российской. Слетит просто потому, что это туман, это прах, это пыль. Нам она кажется неодолимой, а на самом деле это пыль. Разрушители России оказались наверху не оттого, что они сильные, а оттого, что мы слабые.

Это сейчас самое главное – не на кого-то рассчитывать, а предъявлять счёт прямо к самому себе: ты чего сделал сам?

— Я часто слышу разговоры прихожан: мол, скоро нам будут чипы вживлять в руку и печати ставить на лоб. Или мы откажемся от них и пойдем на мучения, или примем их и будем получать блага цивилизации. Люди уныло ожидают исполнения Апокалипсиса и не пытаются его отдалить.

— Наущением врага это называется. Человек ему поддаётся, потому что в Бога не верит.

— Почему не верит?

— Потому что унынием и гордыней руководит один и тот же бес, — об этом писали святые отцы. Это выражается в том, что по наущению бесовскому человек находит оправдание тому, чтобы ничего не делать. Дескать, что я могу, такой маленький, когда всем будут давать карточки и ставить чип.

— Но некоторые готовы пойти на муки, отказавшись от печати сатаны.

— Так нет — ты делай всё, что необходимо для твоего спасения. А если ты будешь бездельничать, ожидая Апокалипсиса, то будешь тогда служить бесам вольно или невольно. Поэтому мы говорим: люди православные должны сейчас думать не об этих чипах, а о том, что они сделали друг для друга. Чем они помогли Церкви, чем помогли людям выживать. И тогда Бог всё устроит.

Нам надо читать отцов нашей Церкви, особенно современных нам, таких как Иоанн Крестьянкин, Николай Гурьянов, игумен Никон (Воробьёв), Серафим Роуз и другие. Книжек-то полно, и кружкам нашим надо изучать их: наши отцы описали всё, дали ответы на все вопросы. Но, вместо того, чтобы вслушиваться в эти отеческие советы и наставления, мы включаем своё, повреждённое грехом сознание, свой расслабленный ум, который легко поддаётся на всякие провокации тёмных сил, и он нам формирует вот эту мрачную, безысходную действительность. И мы ей подчиняемся. Так мы тогда на чьей стороне-то находимся, если мы позволяем так с собой поступать?

Пора определиться: если ты с ними, то давай поддавайся унынию, ничего не делай, а если ты с Богом, то трудись и радуйся. Апостол говорит: всегда радуйтесь. В душе Бог есть – человек не может горевать, не может унывать, не может ощущать безысходность. Нет безысходности. Ведь отцы говорили: не враг силён – мы слабы.

Надо изучать отцов и напитываться энергиями, напитываться бесстрашием, творчеством. Перестать в серых платочках прятаться от жизни. Православие ничего общего не имеет ни с унынием, ни с этой серостью, безликостью. Православие – это воинствующая Церковь. Воины Христовы — вот кто такие православные.

— Но они воюют не против людей, а против духов злобы поднебесных.

— Да, это незримая брань. И в ней никого не надо бояться, ведь нет никого сильней Бога в этом мире.

— А если мы погибнем на этом пути спасительном, то сподобимся жизни вечной?

— Да, мученик спасён.

Так вот, православные общины, прежде всего, должны изучать церковный опыт, который мы не знаем. А надо знать его, потому что всё уже было тысячу рас в нашей Церкви, и опыт накоплен колоссальный. Были времена и похуже нынешних. Правильно?

— Конечно.

— Так давайте изучать, как наши отцы и деды эти лихие времена переживали, как они не сдавались. Нас ещё никто на костёр не тащит, а мы уже сдались.

— Да, да…

— Вот в том-то всё и дело. Поэтому главное сейчас — это преодолевать уныние в самих себе. И начинать помогать ближним, включать свои мозги. Есть всегда объекты попечения, есть всегда возможность реально что-то делать. Есть возможность читать святых отцов, наблюдать за тем, что происходит, и искать своё место в строю. У каждого воина Христова есть своё место в строю сообразно его происхождению, полу, образованию, силам, образу жизни.

Вот председатель Союза православных юристов Ольга Алексеевна Яковлева: она много болеет, но не сдаётся, она бьётся, она воин. И возьмите какого-нибудь брюзжалу, у которого это не так, то не этак, а сам он ничего не делает при этом, на боку лежит на диване и брюзжит. Он уже сдался, он побеждён.

— С ним можно делать что угодно.

— Конечно. Это, наверное, самая важная сейчас проблема: человек сдаётся в душе своей, дух его падает, и он оказывается во власти тёмных сил.

— За возрождение духа мы будем молиться, трудиться и сражаться?

— Да, но оно происходит в каждом отдельном человеке. Нельзя сказать: вот, сейчас мы возродим дух во всей стране. Нет – в каждом человеке отдельно. А уже из этих капелек сольётся история возрождённой России.

Переправа 19.08.2013

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Нотин
Нотин Александр Иванович – русский общественный деятель, историк, дипломат. Руководитель культурно-просветительского сообщества «Переправа». Руководитель инвестиционной группой "Монолит", помощник губернатора Нижегородской области В.П. Шанцева. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...