13 июня в Оманском проливе были атакованы два танкера: Kokuka Courageous и Front Altair. США и некоторые их союзники обвинили в этом инциденте Иран. 

170-метровый Kokuka Courageous с июля 2018 года эксплуатировался под флагом Панамы. Владельцем судна являлась панамская фирма Coral Island Maritime, оператором — сингапурская компания Bernhard Schulte Shipmanagement. Порт приписки танкера — Панама. 13 июня Kokuka Courageous вышел из порта Эль-Джубайль (Саудовская Аравия) в Сингапур с грузом метанола, будучи арендованным японской компанией Kokuka Sangyo.

252-метровый Front Altair с сентября 2016 года эксплуатировался под флагом Маршалловых Островов, владелец и оператор — норвежская компания Frontline, зарегистрированная на Бермудских Островах. Порт приписки танкера — Маджуро (Маршалловы Острова). 13 июня Front Altair с грузом лигроина вышел из порта Ар-Рувайс (Объединённые Арабские Эмираты) в Гаосюн (остров Тайвань, Китай).

Примерно в шесть часов утра по московскому времени на правом борту Kokuka Courageous, обращённом к побережью ОАЭ и Омана прогремел сильный взрыв выше ватерлинии, вызвавший пожар в машинном отделении. Огонь был потушен, и танкер продолжил движение. Но спустя три часа на танкере произошло ещё несколько взрывов, причём перед этим экипаж успел заметить некий «летающий объект». Над судном поднялся столб дыма. Капитан танкера принял решение лечь в дрейф, послать сигнал SOS и эвакуировать экипаж. Спасение команды Kokuka Courageous осуществил как нельзя более кстати оказавшийся рядом с танкером американский эсминец УРО USS Bainbridge (DDG-96) из состава АУГ «Линкольна». В семь утра такой же взрыв разворотил правый борт танкера Front Altair. И  уже через час судно подало сигнал бедствия. Однако американский эсминец этот сигнал бедствия почему-то проигнорировал, и спасать экипаж Front Altair пришлось иранцам, обнаружившим в процессе эвакуации, что 11 человек из команды этого танкера являются россиянами. К девяти часам оба танкера были оставлены командами и, охваченные огнём, без хода дрейфовали по волнам Оманского залива. И факты тут же начали обрастать мифами, информационные ленты запестрели заголовками: «Танкеры были торпедированы!», «Множество жертв!», «Один из подвергшихся нападению танкеров затонул!», «Иран виновен в нападении на мирные суда!» Лишь к исходу суток 13 июня сквозь информационный туман начали проступать контуры реальности.

Оказалось, что ни один танкер не затонул. Заявления, что танкеры подверглись торпедной атаке, были опровергнуты как зафиксированным на фотографиях характером повреждений судов, так и показаниями спасённых членов экипажей. Сообщения о жертвах среди команд Kokuka Courageous и Front Altair, по состоянию на 17 июня, подтверждений не получили. Зато выяснилось, что пожары на танкерах не столь уж и обширные. В течение полутора-двух суток огонь был успешно потушен, и спасатели приступили к буксировке танкеров в сторону побережья ОАЭ.

Но, несмотря на это, США разразились целой серией заявлений своих официальных лиц, возложивших всю ответственность за происшедшее на Иран. 16 июня госсекретарь США Майк Помпео заявил: «Никаких сомнений нет. У разведывательного сообщества имеется большой объём данных и доказательств. Мир увидит большую их часть», — добавил он. Ту же позицию высказали и британцы:  «Наша собственная оценка привела нас к заключению о том, что за атакой, скорее всего, стоит Иран», — заявил министр иностранных дел Великобритании Джереми Хант. А в роли орудия главного калибра выступил американский президент Дональд Трамп, который, комментируя инцидент с танкерами, написал 13 июня в своём твиттере: «По оценке правительства США, Иран несет ответственность за сегодняшние нападения в Оманском заливе…» 

Но чем больше появлялось фактов, тем сильнее  становились сомнения в реальности «иранского следа». Как уже отмечалось, оба танкера получили повреждения в борта, обращённые к ОАЭ и Оману. При этом глава компании Kokuka  Sangyo Ютака Катада и люди его команды продолжают твердить, что экипаж танкера  Kokuka  Courageous перед взрывами видел некий «летающий объект». Характер повреждений танкеров позволяет утверждать, что все они появились вследствие попаданий лёгких тактических крылатых ракет.  Заметим, что БПЛА MQ-9 Reaper в качестве вооружения несут ракеты класса «воздух — поверхность» AGM-114 Hellfire и бомбы с лазерным или GPS-наведением.

Американцы решили подтвердить свои слова некими «доказательствами», представив видеозапись, сделанную в ночном чёрно-белом режиме, на которой в непонятной точке пространства, в непонятное время какие-то люди на небольшом катере производят какие-то манипуляции у борта какого-то корабля. США заявили, что на записи запечатлены иранские военные, якобы снимающие неразорвавшуюся магнитную мину с борта танкера. Но специалисты усомнились в этом заявлении. Во-первых, магнитные мины просто бессмысленно устанавливать на надводной части корабля, тем более вдали от главных систем. Они слишком маломощны для причинения серьёзного ущерба в таком варианте установки. Во-вторых, любые манипуляции с несработавшей миной в плотном окружении людей просто самоубийственны. Ведь фактически неисправная мина может взорваться в любое мгновение. Наконец, никаких данных о времени и месте съёмок приведено не было. Все эти манипуляции вызвали недоверие других держав, чьи интересы так или иначе связаны с данным регионом. В версию «иранского следа» не поверили Китай и Россия,  с недоверием к ней отнеслись Япония и Германия. И даже глава МИД ОАЭ Абдалла бен Заид Аль Нахайян хоть и дал понять, что Иран вполне мог быть виновником такого инцидента, но при этом признал отсутствие на текущий момент достаточных доказательств причастности какого-либо конкретного государства к атакам на танкеры.

Нет у данной версии и никакой внутренней логики. Тегеран сейчас и так находится под жёстким прессингом США. Штаты вышли из соглашения с Ираном по ядерной программе и восстановили антииранские санкции.  В подобной ситуации устраивать военное обострение в зоне Персидского или Оманского заливов, тем самым подставляя под удар имидж государства, а также и без того дышащий на ладан экспорт иранской нефти, — это для официального Тегерана ход на грани сумасшествия. Нельзя забывать и о том, что в ходе инцидента 13 июня вполне могли пострадать россияне — граждане страны, являющейся пусть и ситуативным, но главным союзником Ирана на Ближнем Востоке. Всё это делает предположение, что нападение на иностранные танкеры для Тегерана — абсолютно нелогичный и самоубийственный шаг.

Зато в этой истории весьма заинтересованы давние оппоненты Ирана: Израиль и Саудовская Аравия. Премьер Израиля Биньямин Нетаньяху и наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед ибн Салман сразу квалифицировали инцидент с танкерами в Оманском заливе как «агрессию Ирана». Заметим, что у того же Израиля есть полный набор вооружения, для проведения такой операции. И у атаки на танкеры вполне может быть обнаружен не иранский, а, например, израильский след.

comments powered by HyperComments