Соединенные Штаты официально объявили о выходе из договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД) заключенного еще в 1987 году между США и СССР. В качестве одной из причин такого шага в Вашингтоне назвали устаревание двухстороннего формата этого соглашения, имея в виду то обстоятельство, что Китай, обладающий подобным типом ракет, не является его подписантом. По мнению американского руководства, если предположить вариант нового договора подобного типа, в числе стран-участников соглашения обязательно должна присутствовать и Китайская Народная Республика. Что на это может ответить Пекин?

Мы попросили дать комментарий по данной теме, профессора Российского университета дружбы народов, специалиста по Китаю и Японии, Юрия Вадимовича Тавровского, который как раз недавно вернулся из поездки в КНР.

— Позиция Китая по предложению американцев войти в новый, теперь уже трехсторонний договор по ракетам среднего и меньшего радиуса действия хорошо известна. Это категорическое отрицание самой возможности присоединения к такому формату, объясняется это тем, что по мнению Пекина Россия и США ушли далеко вперед по качеству и количеству данного типа вооружения и Китай находится в роли догоняющих, а, следовательно, по их мнению, сначала Россия и США должны сократить свой арсенал ракет этого типа до уровня китайского и тогда возможен разговор на эту тему. Т.е. Китай не хочет становиться третьим китом в этой системе международного порядка, который на наших глазах сейчас разрушается. И я думаю, что ни сейчас, ни в ближайшем обозримом будущем, нет никаких шансов на изменение китайской позиции.

— Можно ли говорить, что китайское руководство лукавит, используя вполне логическое на первый взгляд объяснение своей позиции, а на самом деле преследуя собственные геополитические интересы?

— Я думаю, что они не лукавят, а просто исходят из своих национальных интересов так, как они их видят, и Китай не хочет иметь связанные руки в развитии своего ядерного арсенала, тем более, что рядом с ними находятся такие страны, как Япония и Южная Корея, являющиеся американскими военными союзниками, рядом постоянно присутствует 7-й флот ВМС США, то удаляясь, то приближаясь к берегам Китая, а на борту его кораблей есть средства доставки ядерного оружия. В общем Китай так видит эту ситуацию, и я не вижу рычагов, которые могли бы быть использованы, чтобы изменить его позицию.

— На Ваш взгляд, какую линию нужно выбрать в этой ситуации России?

— Мне кажется, что в наших национальных интересах было бы, если бы китайцы все-таки вошли бы в этот треугольник, т.е. присоединились бы к переговорам о новом договоре по ракетам средней и меньшей дальности, поскольку в радиус действия ракет этого класса попадает и значительная часть нашей территории, но я думаю, что Москва, понимая нереалистичность давления на Пекин, ограничится заявлениями о понимании позиции китайского руководства.

— Вчера в программе Владимира Соловьева «Воскресный вечер», один из экспертов выразил мнение, что, по его ощущениям, резкое ужесточение риторики в китайском медиапространстве по отношению к США, косвенно говорит о том, что между Китаем и Россией в скором времени может быть заключен договор о военном сотрудничестве. На ваш взгляд, можно ли сейчас говорить об этом?

— Я считаю, что российско-китайский военный союз желателен, но маловероятен, и изменение риторики в последние две недели, которое действительно наблюдается, ведь я сам вернулся несколько дней назад из Китая, оно заметно. В беседах с китайскими экспертами, русистами, я слышал мнение, что часть китайских военных действительно выступает за подобный военный союз с нашей страной, но бОльшая часть партийного руководства по прежнему за дистанцирование от полноценного военного союза. Не надо забывать, что во время недавнего визита Си Цзиньпина в Россию наши отношения поднялись на очередную ступеньку и теперь называются «новая эпоха стратегического партнерства», но все-таки до военного союза еще сравнительно далеко.

Я считаю, что нам необходимо начать подготовку нового договора с Китаем, так как ныне действующий договор, заключенный в 2001 году, истекает в 2021 году и это дает повод пересмотреть и название, и суть договора и действительно включить туда новую формулировку, может быть не предусматривающую полный военный союз, но повышающую уровень взаимодействия, скажем, «договор о взаимном сотрудничестве в противодействии новым угрозам».

Необходимо постоянно поднимать уровень военного сотрудничества, как реального, так и того, которое отражается в межгосударственных документах. Но все-таки этот путь будет еще долгим. И дело здесь не только в том, что часть китайских руководителей все еще надеются на нормализацию отношений с Соединенными Штатами, нам тоже нужно помнить, что договор между СССР и Китаем от 1949 года просуществовал сравнительно недолго и, хотя он еще формально действовал, у нас были вооруженные столкновения на Даманском полуострове, и вот эта взаимная память тоже является определенным сдерживающим фактором. Не надо шапкозакидательства, нужно исходить исходить из реальных национальных интересов, и прежде, чем сделать шаг, надо много раз его обдумать.

Беседовал Дмитрий Борисенко

Юрий Тавровский
Юрий Вадимович Тавровский (р. 1949) – востоковед, профессор Российского университета дружбы народов, член Президиума Евразийской академии телевидения и радио. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments