О пороке отсутствия романтизма

Александр Дугин

Президент Владимир Путин в интервью агентству Associated Press и "Первому каналу" назвал себя прагматиком с консервативным уклоном, передает корреспондент Накануне.RU.

Интервью по оценкам зарубежных экспертов свидетельствует о многих намерениях президента, в том числе и о том, что у России есть своя точка зрения на вопросы по Сирии, Сноудену и ЛГБТ-движению, этим российские власти подчеркнуто противопоставляют себя западному миру. Также в своим ироническом стиле президент прокомментировал многие гей-истерии вокруг Олимпиады, напомнив американцам, что у них в некоторых штатах до сих пор в законодательстве есть дискриминирующие меры по отношению к меньшинствам (чего в России, естественно, нет). Также глава государства прокомментировал вмешательства США в дела внутренней политики, он согласился, что у него есть ощущение, что Госдепартамент США заинтересован в неспокойной ситуации в России: "Я с трудом себе представляю, чтобы посол Российской Федерации в Вашингтоне активно работал с представителями движения "Оccupy Wall Street"… Мы этого не делаем, но некоторые сотрудники посольства США считают, что это нормально. Я думаю, что это не соответствует дипломатической практике".

Журналисты попросили Путина помочь им с причислением президента РФ к тому или иному политическому течению: "Говоря о политической философии, могу сказать, что Ваша политическая философия – загадка. Хотел бы спросить Вас, Вы консерватор, марксист, либерал, прагматик? Кто Вы, какова Ваша политическая философия?"

Путин определил себя, как прагматика с консервативным уклоном: "Мне, пожалуй, даже будет трудно это расшифровать, но я всегда исхожу из реалий сегодняшнего дня, из того, что происходило в далеком и недалеком прошлом, и пытаюсь эти события, этот опыт спроецировать на ближайшее будущее, на среднесрочную и отдаленную перспективы. Что это такое, прагматичный подход или это консервативный, вы уж сами, пожалуйста, определите".

Примечательно, что в кругах общественников, ученых и политических деятелей консервативного уклона за Путиным вот уже около года стоит определение нашего эксперта философа, профессора МГУ Александр Дугина – это определение "реалист", очень близкое к импровизационному определению себя Путиным.

Александр Дугин философ, профессор МГУ для Накануне.RU:

— Я думаю, что реализм — самое точное название, но Путин не всегда же ясно отдает себе отчет в своей идеологической специфике, поскольку речь идет о довольно сложной процедуре, когда человек явно осознает, например, как формировались те или иные представления, какие авторы и теории, доктрины и концепции оказали на них решающее воздействие, и исходя из какой парадигмы они выстраивают свою политическую линию. Такая степень идеологической перцепции нелегка, поэтому, когда Путин задумывается, кто он, то он вряд ли может провести такой детальный, структурный анализ – это первое. А может быть, он не всегда хочет давать знать другим, как формировались его представления, чем он руководствуется в принятии тех или иных решений. То есть он может сам не совсем четко это осознавать, также он может просто не хотеть говорить об этом. Поэтому я думаю, что мое определение как Путина-реалиста — самое точное. Поскольку я анализирую реализм с точки зрения международных отношений, это определение — результат осмысления системных действий нашего президента, помещение его в контекст международной политики, в контекст нашей современной истории, этот вывод не является наитием или найденным удачным словом – это результат фундаментального, политологического, научного концептуального анализа деятельности нашего президента. И реализм — это не просто прагматизм или консерватизм, это позиция, которую можно назвать суверенизмом международных отношений, люди, которые видят международный порядок как совокупность конкурирующих между собой, законченных, самодостаточных и автономных сущностей, представленных национальными государствами. Путин настолько хорошо попадает в эту категорию реалистов, что любое другое определение будет менее удачным. Путин это и хочет сказать, что он реалист, когда он говорит, что он прагматик консервативной ориентации — это более сумбурное определение, менее точное, неопределенное. Он действует в рамках возможного, поэтому он прагматик, но действует исходя из консервативных ценностей, поэтому он консервативный прагматик. Он не то, что консерватор идеологический, он просто понимает, что национальное государство, хотим мы этого или не хотим, — это базовый фактор международных отношений. По-моему, Путин прекрасно со своим суверенизмом, базовым консерватизмом укладывается в понятие "реализм" – лучше не придумаешь.

Я не думаю, что он имеет в виду "прагматизм" как американскую философию, хотя у них интересная философия, честно говоря – прагматизм этот. Но эта философия не так близка к Путину, это семиотика, метафизика знака. Выстраивает ли он свою модель, исходя, например, из концепции Вильяма Джеймса – я думаю, нет. Прагматизм он имеет в виду не в философском концептуальном понимании, а в бытовом. Он хочет сказать, что он политик трезвый, не консерватор-романтик, который был бы готов во имя консерватизма пожертвовать здравым смыслом, Путин хочет сказать, что он рациональный консерватор – не романтичный, а рациональный, отдающий себе отчет в том, возможно или невозможно реализовать какие-то консервативные проекты. Одновременно он консерватор, сторонник того, чтобы сохранять статус-кво, сторонник того положения, которое есть в политике, в обществе, в социальной системе в данный момент.

Путин так видит "консерваторов" и"либералов" – кто-то накапливает, а кто-то тратит. Он видит в консерваторах созидание, а в реформаторах разрушение, наверное, это правильно – кто-то накапливает, кто-то проматывает. Сегодняшняя политическая элита — это "отцы", это элита людей, которым далеко за сорок, это поколение оказалось очень стойким и жадным, которому было явно всего недостаточно, и которые с жаром принялись использовать любые шансы для своего продвижения. Они разрушали страну, но накапливали личный капитал, строили свои виллы, организовывали свое господство, а затем к власти придут их дети, у них нет и сотой доли энергии своих отцов, они получили все готовым, либо вообще ничего не получили, и во всяком случае они ничего и не хотят: они могут продать папин "Майбах" и поехать в Биаррицу какой-нибудь хипстерской компанией и просадить деньги на наркотики.

Разрушительное поколение – следующее. Одни разрушили страну, приватизировали, украли, а дети разрушат то, что украли отцы. Мне-то кажется, что идет планомерный процесс деградации, а Путин в этом отношении — некоторый "рецидив", фиксация упадка – кто что украл, тот и молодец. Но это не возрождение, поэтому такой взгляд Путина просто опасен: либо остановиться на украденном, либо красть дальше и проваливаться. Вот Путин предлагает остановиться на украденном, это отлично – дальнейшего разрушения просто не последует, но это не значит, что мы начнем как-то оздоровляться. Хочется, честно говоря, непрагматического консерватизма, хочется романтического консерватизма, хочется настоящей контрреформации, хочется возврата к русским ценностям, хочется возврата к истинным историческим ценностям – этого Путин дать нам не может. Не собирается и не хочет. Говорит – либо терпите меня, либо будет хуже, и он прав, к сожалению, это так и есть.

Путин оптимист в этом смысле – он думает, что законсервировать этот процесс падения можно надолго, он все делает очень эффективно, очень грамотно, правильно, но ему не хватает в конце концов безумия. Он слишком рациональный, такой аккуратный, такой правильный, что он говорит "хватит грабить, давайте остановимся на том, что уже есть, не будем разваливаться, зафиксируем позиции, как они есть". И очень грустно, когда следующее поколение разрушительной сволочи только и ждет, чтобы Путин прекратил держать эту отеческую линию обороны. А он ее держит. Но помимо того плохого, с чем он борется, есть еще "лучшее", а он говорит, мол, не ждите от меня консерватизма романтического, не ждите от меня возрождения страны, не ждите от меня "великой идеи", не ждите от меня мобилизации – вот вам кошкина задница, и это максимум, чем я могу вас одарить на 1 сентября.

Фактически он в этом смысле прагматик, относительно себя – он не собирается, не может и не хочет осуществлять сверхусилия возрождения, и не будет его осуществлять, как реалисты никогда этим и не занимаются, этим занимаются консервативные революционеры, вдохновляемы совершенно другим набором стимулов и эмоций. Поэтому Путин хочет всячески перевести тройную модель "лучшее-среднее-плохое" в двойную модель "среднее-плохое". В этом есть внутренняя страшная ненависть Путина к лучшему. Путин рассматривает нынешнее как есть – ну есть и есть, а нынешнему грозит страшная волна разрушения, и он не хочет этого разрушения. Народ тоже не против оставить все, как есть, но если ставить лучшую цель, то постепенно это позиция такого балансирования между "плохоньким настоящим" и явно ужасным будущим, предлагаемым "Эхом Москвы", Навальным и оранжевыми – последний этап развала, есть еще третья составляющая, Путин игнорирует ее, он ее ненавидит, больше чем Навального, он ненавидит Великое Будущее. Он хочет средненькое настоящее, и сделать его вечным, он действительно против "плохого", поэтому мы с ним. Но он одновременно еще и не хочет, не знает ничего лучшего. Он предлагает нам остановиться на том, что есть. В этом есть нечто порочное, в Путине есть определенный порок, порок отсутствия романтизма, великих целей, порок обывателя, он просто средний, хороший человек, он просто эффективно борется с худшим. Это организм, который явно не хочет умирать, но у него и нет какого-то большого желания жить. И Путин с этого не сойдет, что ни делай, хоть на Болотную выйди вся страна, он все равно не будет ни жить, ни умирать. Это ловушка, но с другой стороны – это победа над оранжевыми разрушителями.

Накануне.ru 5.09.2013

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Дугин
Дугин Александр Гельевич (р. 1962) – видный отечественный философ, писатель, издатель, общественный и политический деятель. Доктор политических наук. Профессор МГУ. Лидер Международного Евразийского движения. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...