Время развивается быстрее, чем мы его осмысляем. Огромные блоки событий и изменений остаются неосмысленными.

Накопление интеллектуального отставания за событиями, происходящими в истории человечества, достигло критической черты.

Раньше аспект понимания или толкования событий обеспечивался непрерывной интеллектуальной Традиции, и каждый сдвиг (новая концепция, новые термины) осмыслялся. Таким образом, сохранялась непрерывность — даже в Модерне. Но к концу ХХ века скорость событий оказалась настолько высокой, что преемственность прервалась. Этот сдвиг, с переходом к однополярному миру, не был осмыслен. Построить прогноз было уже невозможно. Возникли интеллектуальные паузы, за которыми наступала новая эпоха, но не успевала она создать собственную систему интеллектуальных ориентиров, как возникала новая.

После 2000 года — 9/11, вторжение в Ирак, бомбежка Югославии — до сих пор эти события остаются совершенно неосмысленными. Почему, к чему, для чего?

Структура исторического самосознания последние 30 лет (или больше) начала стремительно подвергаться эрозии. Информации становится все больше, а ключей к дешифровке все меньше. Если поставить рядом важное и второстепенное высказывания, возникает сбой системы (по Луману).

Интерпретация становится невозможной. Это свойство информационного общества: мы все знаем, но ничего не понимаем.

Пример — экономика, это второстепенная функция государства. Экономика никогда не была для общества судьбой — но когда стала, произошла девальвация культуры, и вся иерархия рухнула. В итоге в будущем предлагают отказаться от иерархий, создать водоворот гетерогенных элементов — берутся фрагменты случайных элементов, несколько теорий, смешиваются со статьями из Википедии… В итоге на экранах провозглашаются вещи, которые полностью теряют смысл. Это не аналитика, а усугубление тяжелой болезни.

Сегодня мы живем в обществе калек — это движение цивилизации, которая более не может и не хочет быть человеческой. Быть человеком очень трудно — это большое усилие и родителей, и общества, и самого человека. Когда нет сил на эту колоссальную работу, можно ставить экономику выше политики, индивидуальное выше общего, и т.д.

Наш мир находится в состоянии стремительной дегуманизации. Знание более не удерживается в формах — оно растекается, перемешивается с материальными элементами, и возникает симбиоз между понятым и непонятым, интеллектуальным и бытовым, фундаментальная инфляция sapientia.

Именно философия делает человека человеком, делает его homo sapiens. Но и философия бывает разной.

Я прихожу к выводу, что в нашем мире ничем, кроме философии, заниматься больше нельзя. Если ты смотришь телевизор — значит, согласен на расчеловечивание. Инициативу мысли отдают искусственному интеллекту.

Люди сопротивления, которым дорог человек, наша культура и душа, должны заниматься философией и только философией — по крайней мере, поначалу. Потому что неосмысленный проект без философских оснований рано или поздно превратится в симулякр. Революционер, который утрачивает идеологию, становится таким же рабом и салариатом, как покорный обыватель.

Глупость — это конец человеческого, это движение к концу. Мы живем в мире, который глупеет настолько стремительно, что у нас как у вида осталось мало времени. Именно философия может нас привести к религии, политике, культуре.

comments powered by HyperComments