В Париже 9-10 декабря прошла встреча лидеров России, Франции, Германии и Украины в «нормандском формате», посвящённая урегулированию военно-политической обстановки в Донбассе.  

Можно ли говорить о том, что восставший Донбасс, вот уже шестой год сражающийся против необандеровской хунты, которая захватила власть на Украине, вновь должен стать частью «унитарного» украинского государства, чьей идеологией является ультранационализм нацистского толка, подавление прав русскоязычного населения и почти биологическая русофобия? Оказывается, для наших западных «партнёров», не говоря уже о «партнёрах» из Киева, — это само собой разумеющиеся, очевидные вещи. И вновь избранный президент «незалежной» Владимир Зеленский не только советует своим контрагентам «походить ногами, руками и глазами», но и рассказывает всему миру про «сепаратистов на оккупированных территориях Донбасса». И никто не отвечает ему в том духе, что, мол, уважаемый, вы или крестик снимите, или трусы наденьте: «сепаратисты» не могут быть «оккупантами». Наоборот, все старательно делают вид, что воспринимают всерьёз этого «клоуна с роялем», который старательно, по пунктам, перечисляет требования из «ультиматума оппозиции», чтобы на него — не дай Бог! — не рассердились контролирующие «улицу» правые радикалы-«необандеровцы».

Российский   президент не мог не предвидеть, что окажется в Париже в определённой  изоляции и даже в обструкции, но его сильная сторона состояла в том, что он единственный опирался на Минские соглашения, подписанные всеми участниками «нормандского формата» и одобренные на уровне ООН, в то время как все его «партнёры» настаивали на их «гибкости», без которой, мол, ничего исполнить невозможно. При этом вопрос о том, чего стоят подписи представителей Германии, Франции и Украины, снова повисал в воздухе.

Понятно, что Москва пошла на возрождение «нормандского формата», чтобы создать повод для улучшения отношений с двумя ведущими странами Евросоюза и для слома единого санкционного режима, наносящего чувствительный урон финансово-экономическим интересам России. Или хотя бы для создания видимости подвижек в этом процессе на период завершения строительства газопроводов в акваториях Балтийского и Чёрного морей.

Поэтому паллиативные договорённости по мелким вопросам, вроде обмена пленными с дальнейшим разводом войск, присутствием миссии ОБСЕ и полным прекращением огня в Донбассе, — только повод для встречи через четыре месяца (в начале апреля, когда и газопроводы будут достроены, и отопительный сезон на Украине пройдёт, а холод — не тётка). Таким образом достигалась важная цель дальнейшего привязывания Германии и Франции к российским энергоносителям в обход украинской «трубы».

Что касается дальнейших стратегических  шагов, то здесь  стороны практически сохранили свои исходные позиции. Путин требовал  имплементации Минских соглашений на основе «формулы Штайнмайера», предусматривающей проведение выборов на независимых территориях одновременно с выборами на муниципальном уровне совместно со всей остальной Украиной, что предполагало  серьёзнейшие конституционные изменения, которые, по сути, ведут к федерализации «незалежной» и подрывают стабильность необандеровской диктатуры.

Зеленский присутствием на данной встрече добивался дополнительной международной легитимации своей власти в противостоянии с внутриполитическими оппонентами, а также поддержки со стороны ЕС (и МВФ, который накануне парижской встречи выделил Киеву новый транш в размере 5,5 млрд. долл. на три года). А Франция и Германия усиливали своё влияние на Украину и Восточную Европу в целом, демонстрируя способность самостоятельно, без формального участия Вашингтона, решать вопросы с Россией.

Но дополнительные риски для Кремля в этой политической игре чрезвычайно высоки. Прежде всего, это касается самой идеологии нынешнего украино-российского конфликта. Господствующий ныне в Киеве, «матери городов русских» политический режим является одновременно и центром притяжения всех антироссийских оппозиционных сил: от либералов до чеченских сепаратистов, и клином, разделяющим патриотическую часть российского общества с «властной вертикалью».

В исторической перспективе РФ, мирясь с украинской «анти-Россией», вселяет  неуверенность в сторонников Русского мира и на Украине, и по всему миру. Кроме того, контакты, приведшие к возобновлению встреч «нормандской четвёрки» на высшем уровне, как и сами результаты парижских переговоров  отнюдь не снимают проблему «иконоборческой» борьбы Запада против России, а выводят её на новый уровень. Не случайно специально к 9 декабря были «подгаданы» и упомянутый выше транш МВФ, и дискриминационное решение ВАДА, и высылка двух российских дипломатов из Германии по надуманному обвинению, и многое другое…  Поэтому вопрос о том, кто победил и кто проиграл, пока остаётся пока открытым.

ИсточникЗавтра
Александр Нагорный
Нагорный Александр Алексеевич (1947-2020) ‑ видный отечественный политолог и публицист, один из ведущих экспертов по проблемам современных международных отношений и политической динамике в странах с переходной экономикой. Вице-президент Ассоциации политических экспертов и консультантов. Заместитель главного редактора газеты «Завтра». Постоянный член и заместитель председателя Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments