Давайте попробуем резюмировать, что произошло до сих пор.

8 января 2020 года президент Дональд Трамп провёл очень путаную пресс-конференцию, причём выражение его лица совершенно не соответствовало словам, и объяснил, что бомбардировка двух американских баз в Ираке не причинила ущерба и не стала причиной гибели американцев. Всё о’кей. Он был, бедняга, в ситуации, совершенно симметричной той, в которой оказался Асад, когда 52 «томагавка» Трампа упали на бездействующий сирийский аэропорт, убили шесть человек и не причинили никакого вреда. Он, как и Асад, как говорят в Италии, махнул рукой.

Тогда хитрость Трампа нужна была, чтобы послать шар в угол и аннулировать бестолковые и лживые обвинения против Сирии в том, что она применяла химическое оружие (в действительности применённое «Белыми касками», чтобы обвинить Сирию). Теперь хитрость Трампа позволяет ему остановить машину войны, запущенную Израилем и его друзьями в Вашингтоне. Но эта вторая «хитрость» обернулась двойным поражением для Америки под руководством Трампа.

Мир пока избежал конфликта широчайшего масштаба, и это хорошо. Но Трамп потерял лицо даже перед частью своего электората. Это только часть, а не все его избиратели. Но убийство Сулеймани свидетельствует, даже его сторонникам — самым умным из них — о том, что управляет не президент. И даже — что он очень слаб. «Бешеным быком» в операции с Сулеймани был не он. Но платить придётся ему. Прежде всего — ценой международной изоляции. Европа за ним не последовала. Она движется в нестройном порядке, как всегда растерянная. Но в другом направлении. Значение этой Европы невелико, но европейские избиратели — ещё не под таким огнём манипуляции, как американские. И потому бедняжки европейские лидеры не могут счесть нормальной идею бомбить памятники иранской истории.

Но хуже всего — решительное поражение Трампа на иракском фронте. Ирак потерян для Соединённых Штатов. Очевидно, что США оттуда не уйдут, как во весь голос требует парламент Багдада. Не уйдут, потому что тогда им пришлось бы оставить также Сирию (где они остаются только потому, что могут опираться на иракские базы). Но их «статус» изменился — они были защитниками, а стали оккупантами. И требуют их ухода не только иракские шииты, но и часть суннитов. И даже проамериканский и антииранский шиит Муктада аль-Садр вынужден был требовать вывода войск США. Остаются только иракские курды, руководители которых уже готовы получить от Вашингтона удар из-за угла (как это случилось с сирийскими курдами), может быть, принимая американские войска на своей территории в обмен на жалкую перспективу разделить нефть в регионе с оккупантом и превратиться в формальный протекторат Тель-Авива и Вашингтона.

Так парламент, который был целиком куплен на доллары США, оказался практически вынужден возмутиться, услышав ужасающий рассказ премьер-министра в отставке Аделя Абдул-Махди. Всему есть предел. По его словам, беспорядки, стоившие Ираку около четырёхсот погибших, были предсказаны Трампом в бурных телефонных разговорах, в которых американский президент требовал половину нефтяных прибылей в обмен на «освобождение» Ирака от Саддама Хусейна. И, как будто этого ещё недостаточно, принуждал отменить соглашения с Китаем о реконструкции. И — когда Адель Абдул-Махди сказал ему, что на площадях были снайперы, стрелявшие одновременно в иракских полицейских и в иракских демонстрантов (собранных по системе «цветных революций»), — «мне позвонили из Вашингтона и угрожали смертью. Именно тогда я и подал в отставку». Язык мафиози — с той разницей, что мафия не предсказывает свои убийства по телефону.

Это рассказ был бы очень интересен и для украинского слушателя, т.к. он очень напоминает то, что происходило на майдане в феврале 2014-го, но это уже другая глава. Остаётся фактом, что теперь Вашингтон пребывает в состоянии, близком к панике. После голосования иракского парламента Багдад получил за несколько часов три разных ответа из Вашингтона: «Мы уйдём», «Мы не уйдём, это была ошибка», «Ваша нефть нам не нужна, но вы раскаетесь в том, что вы делаете».

Увидим в ближайшие дни, как Трамп и его внутренние противники поведут себя. И как поведут себя войска США, ещё занимающие Ближний Восток (тогда как Трамп говорил, что хочет их ухода). Но, в то время как Америка уже пребывает в политическом «ауте» и должна думать об «ауте» военном, Владимир Путин оправляется в Дамаск и потом в Анкару, доказывая тем самым, что Россия активно участвует в событиях. Он осудил убийство Сулеймани. Он не делал ложных шагов, не кричал «волки!». Он призывал и всех не делать ложных шагов. И разговаривал с Китаем и с Ираном, уверенно держа румпель. В Тегеране, без сомнения, это учли. И «бешеному быку» из Вашингтона пришлось получить удар.

Трампу, наверно, уже кое-кто попытался объяснить — после того, как угрожал ему, что лишит его поддержки группы республиканских сенаторов, если он будет упорствовать — что, может быть, убив Сулеймани, он сможет даже заработать несколько очков в предвыборной гонке. Теперь, если подвести все итоги, Трамп больше пленник, чем был 3-го января. И потому самое вероятное предсказание — следует ждать других неприятностей.

comments powered by HyperComments