Протоиерей Всеволод Чаплин скончался вечером 26 января рядом со своим храмом Феодора Студита в Москве. Лидер международного «Евразийского движения», философ, политолог Александр Дугин в беседе с Федеральным агентством новостей заявил, что священнослужитель не боялся говорить правду, даже если она была кому-то неприятна.

Дугин констатировал, что знал Чаплина довольно неплохо.

«Он был самым настоящим полноценным русским христианином, православным русским человеком, русским православным священником. Как и всякий человек, он придерживался в разные части своей жизни разных позиций», — отметил собеседник ФАН.

Политолог подчеркнул, что Чаплин «демонстрировал собой возможность некого консервативного свободомыслия», однако призвал не путать с «холуйским консерватизмом».

«Холуйский консерватизм, на мой взгляд, стал глубоко отвратителен Всеволоду, и он двинулся за консервативными ценностями, за консервативными идеалами дальше той черты, за которую, собственно говоря, людям системы нельзя преступать, — подчеркнул философ. — И он сделал это».

Он отметил, что Чаплин боролся за правду и справедливость. Дугин убежден, что со священнослужителя надо брать пример.

«Я думаю, что вот этот пример — говорить правду православному человеку, говорить правду священнику, бросать вызов и власти церковной, и политической, если он считает, что это соответствует глубокой духовной истине и нашим традициям, — это долг каждого человека. Как бы ни смеялись, ни поносили и ни преследовали его. В конечном итоге — короткая земная жизнь и очень долгая жизнь неземная», — констатировал Дугин.

Политолог предположил, что Чаплин мог предчувствовать свою смерть.

«Отец Всеволод — во всяком случае у меня такое ощущение — в своей жизни он выиграл. Понимаете? Ты, например, догадываешься, чувствуешь, что умрешь — и уже действительно не обращаешь внимание на карьеру, позиции. Надо говорить правду, истину, надо биться за справедливость», — отметил он.

Дугин убежден, что Чаплин ушел из жизни со спокойной душой.

«Я думаю, что он умер хорошо — он умер рядом с церковью. Правда, молодым. Но я думаю, что со своей совестью, со своей душой, со своим сердцем он был в согласии и гармонии — а это очень важно», — констатировал собеседник ФАН.

Отца Всеволода он назвал очень цельным человеком.

«Цельный человек не значит одинаковый. Цельный человек — значит, меняющийся. Цельный человек — значит, ищущий. Ищущий благо он был всецело на стороне русского народа. Он был всецело на стороне Христа. А те, кто его гнали, кто его оплевывал, кто его не понимал, особенно в последние годы жизни, — бог им судья. Может быть, они тоже окажутся в таком положении. Каждый может измениться. Нельзя никого проклинать окончательно», — заметил философ.

«Вечная ему память, — заключил Дугин. — Сложный, трудный, болезненный, но в конце концов гордый и истинный человек, русский патриот, русский христианин, русский священник».

comments powered by HyperComments