Выработать Соломоново решение

Наталия Нарочницкая

ООН опубликовала доклад по ситуации в Сирии, в котором обвиняет в преступлениях обе стороны конфликта. Тем не менее эксперты полностью отвергают военное решение кризиса. Президент парижского Института демократии и сотрудничества Наталия Нарочницкая считает, что сирийской армии не выгодно совершать никаких зверств. Она рассказала о том, что может последовать за отказом США от удара по Сирии

"Ситуация в Сирии очень хрупкая. И мы надеемся на такое благоразумное решение США с использованием предлога, мы не знаем, специально ли он был отрежиссирован или нет. Но вполне возможно и так. В дипломатии это обычное дело. Поэтому не надо над этим подтрунивать. Оно продиктовано целым рядом обстоятельств, связанных и с внутриполитическим положением в отношении провозглашенного обязательного удара в Конгрессе, в обществе американском, и с другими соображениями, и с общей ситуацией. А также с реальной информацией, которой обладает президент США о том, что удар по Асаду не приведет к созданию каких-то предпосылок, при которых США будет легко там поставить послушную власть. Потому что все секретные донесения американских спецслужб говорят о том, что начнется хаос. И заправляют балом в этом конфликте давно уже экстремисты, жаждущие крови. И сенаторами, и конгрессменами высказывается такое мнение, что удар по Асаду и его выведение как главного игрока из игры потенциально не приведет к стабилизации. А наоборот повергнет этот регион, а не только саму Сирию, в такой хаос, по сравнению с которым даже нынешняя тяжелейшая ситуация покажется достаточно стабильной.

В Америке тоже достаточно специалистов по арабскому миру, по ситуации. Плюс достаточно много секретной информации. Я думаю, что сейчас, конечно, надо уповать на этот шанс. Что и делает Россия на официальном уровне. Она помогает США, не теряя лицо, отступить несколько назад. Потому что это для США важно.

Честно говоря, если вы наблюдали за Обамой на петербургском саммите Двадцатки, то на него было жалко смотреть, честно говоря. Он был чрезвычайно удручен, потому что перед ним дилемма. Ему остается немного. Это закат его политической карьеры. Уйти, совершив удар по Сирии — лауреат Нобелевской премии мира. Порушить международное право сторонников несравненно меньше, чем при провозглашаемых американцами нарушениях международного права.

А неизбежная радикализация того, кто выиграет от этого в самой Сирии, в регионе, приведет и к радикализации тех исламских общин, которые уже огромны в самой Франции, Италии и так далее. Мы видим, что и там интеграция достаточно сложна. И там есть радикальные течения, джихадисты, и там есть и были убийства и так далее. Что будет? О чем думают в Париже, в Лондоне — трудно сказать.

Что касается этого повода для провозглашения, то его искали. И не случайно наш президент сказал, что только безумец на месте Асада мог совершить сознательно такую акцию. Надо быть безумцем на месте Асада, чтобы порушить результаты своих побед и двухлетнего выстаивания и дать Западу тот повод, которого они тщетно ищут и не могут найти. Это надо, действительно, быть безумным совершенно. А кому это выгодно? Выгодно именно другой стороне. И были данные о том, что именно в этом регионе велись тайные переговоры о сложении оружия на условиях полной амнистии с более, чем ста, большими и меньшими вооруженными группировками. И они были готовы, к этому шло, как уже делали во многих районах. На Западе этих данных нет. Там во всех программах, в которых мне приходилось участвовать, на BBC или даже на радио, сначала берут интервью, у какого-нибудь несчастного человека, в чье жилище попала правительственная бомба. Естественно, который остался без крова. И он обвиняет войну вообще. Что безумные, они там воюют, а мы — бедные тут. Это, знаете, странный аргумент. Я думаю, что от советских бомб, которые освобождали захваченный фашистами город Курск, разрушались и собственные дома. Иначе просто не возможно вести боевые действия. Это понятно.

Сирийской армии абсолютно не выгодно совершать никаких зверств. Потому что если государство хочет, чтобы население его поддерживало, оно заинтересовано не в запугивании, а, наоборот, чтобы видели в нем защитника, что с ним можно дальше жить, организовывать свою жизнь и так далее. Боевики заинтересованы именно в показательных чудовищных казнях, которые просто устрашают. Тем более, и их религиозная доктрина связана с насильственным принуждением человека, даже не заботясь о том, как он внутри к этому относится, к соблюдению правил шариата.

Пожалуй, и там тоже осознали рискованность военного решения. Палец лежит на спусковом крючке. Но какие-то здравые соображения все-таки посещают. И нам надо не сломать и не спугнуть эту очень хрупкую ситуацию, потому что в конечном итоге вообще не будет выигравших. Будет страшный хаос, страшная беда для человечества.

— Как вырасцениваете тот факт, что предложение России подставить под контроль химическое оружие Сирии поддержал Евросоюз и Япония? Значит ли это, что войны в Сирии точно не будет?

— Да, безусловно, есть шанс. Но тем не менее здесь вопрос другой. Если этого удара не будет, и как-то на тормозах это спустится, возвращаемся ли мы на точку до провозглашения этого? Или это совершенно новая ситуация, которая уже по-другому побуждает действовать враждующие стороны в Сирии и поддерживающие их. Вот, что интересно. Если этот шанс реализуется, то есть не будет удара, последует ли за этим какая-то разработка какого-то Соломоново решения, которое спасет и Сирию и удовлетворит политические споры той и другой стороны. Мне кажется, это интересный вопрос, но мы это не можем этого знать".

Голос России 11.09.2013

ПОДЕЛИТЬСЯ
Наталия Нарочницкая
Нарочницкая Наталия Алексеевна (р. 1948) – известный российский историк, дипломат, общественный и политический деятель. Доктор исторических наук. Старший научный сотрудник ИМЭМО РАН. Директор Фонда исторической перспективы. Президент Европейского института демократии и сотрудничества. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...