Почему конфликт в Нагорном Карабахе, тихо тлевший под густым слоем исторического пепла с 1994 года, вдруг разгорелся с таким жаром? Как взаимодействуют в этой горячей точке внешние и внутренние факторы?

Начнем с внешнего. Президент Турции Эрдоган из-за всех сил старается держать хорошую мину при плохой игре. Уж кто-кто, а он-то прекрасно знает, как опасно трогать с тюркской стороны незаживающую армянскую рану. Армяне никогда не простят без должного покаяния со стороны Турции полутора миллионов жертв турецкого геноцида 1915 года, а равно и давних территориальных захватов со стороны османов. Эта язва кровоточит уже не одно столетие, и ее лечение давно назрело. Однако, романтики возрождения великой Османской империи, увы, не находят в себе ни сил, ни мужества для начала хотя бы принести достойное покаяние по делам своим. А раз так – трудно ожидать от Еревана политической гибкости в любых вопросах, где на горизонте маячит Турция. Еще одним дурным признаком двуличия Анкары служит вполне уже подтвержденная информация о вербовке и посылке турками в район Нагорного Карабаха заскучавших под ударами российских ВКС исламистов из Сирии, и не только. Армяне – древний и политически искушенный народ с сильными и богатыми диаспорами в разных странах мира, включая Турцию и Сирию. Им не надо долго объяснять и доказывать извечное коварство своих южных соседей, особенно в тех случаях, когда можно надавать на больное место малочисленному народу или прихватить чего чужого. Некоторые наблюдатели связывают вспышку в Карабахе чуть ли не с попыткой переворота в Белоруссии. Такое допущение чрезмерно. Прямой связи между двумя этими конфликтами нет. Зато наверняка есть и без труда просматриваются последовательно-системные усилия наших западных партнеров обложить ими же ограбленную Россию разнокалиберными зонами напряженности. Тут связь очевидна. В то же время, костер, разведенный глобальными кукловодами в Карабахе, имеет ряд своих особенностей, о которых нельзя не упомянуть.

Первое. Если бы Запад всерьез был бы заинтересован в решении этой застарелой проблемы, то он мог бы с помощью той же России дать зеленый свет для реализации четырех резолюций Совбеза ООН по Карабаху от 1992 года, который предусматривал выход Армении из этой непризнанной республики. Ничего сделано не было. Вместо этого была учреждена Минская группа по урегулированию, которая то ли блокирует этот конфликт в состоянии тления, то ли просто издалека наблюдает за его ходом. К сожалению, часть этого упрека можно отнести и на счет России, хотя с учетом нашего урезанного суверенитета, упрек не выглядит сокрушительным. Мяч по Карабаху, как говорится, всегда был и остается на стороне Запада.

Второе. Сложность позиции Москвы и одновременно ее слабость состоит в невозможности для нас крепко определиться с тем, какая из враждующих сторон предпочтительнее как потенциальный союзник. Простой пример. В братской Армении после цветной революции 2018 года не осталось ни одной действующей русской школы. В Азербайджане, где уже 18 лет правит младший Алиев, таковых школ более 300. Отклонись мы на градус от нынешнего нейтралитета и миротворчества – какая из ждет судьба? Вот и приходится Кремлю лавировать вместо ясных и жестких действий.

Третье. Недавнее предложение Алиева Еревану о выводе из Карабаха армянских войск перед полноценными переговорами об урегулировании могло бы сдвинуть дело с мертвой точки, если бы не одно «но». Проблема в застарелых счетах, вызванных насильственными перемещениями как армянского, так и азербайджанского населения по этой тесной территории. Считается, что в Азербайджане сейчас проживает от 500 до 600 тысяч беженцев из Карабаха. Плюс еще около 200, вынужденных давным-давно против воли покинуть Армению. Если эта живая волна двинется на свою историческую Родину – Карабах может постичь куда более горькая участь, чем нынешняя.  И никакие заявления политиков, никакие гарантии, очевидно, никого здесь не убедят. Вряд ли помогут и российские миротворцы, прибытие которых представляется маловероятным не только потому, что на это должны согласиться обе стороны, но еще и потому, что на это должен дать согласие Запад. А его коварство и двуличие несопоставимо выше, чем даже у Стамбула. Да и потом, зачем Западу тушить пожар в подбрюшье России или позволять самой России сделать то же самое, применяя свой авторитет в Ереване и Баку.

ИсточникПереправа
Александр Нотин
Нотин Александр Иванович – русский общественный деятель, историк, дипломат. Руководитель культурно-просветительского сообщества «Переправа». Руководитель инвестиционной группой "Монолит", помощник губернатора Нижегородской области В.П. Шанцева. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments