В начале октября, по случаю 30-летия воссоединения Германии, в городе Дессау-Рослау,  расположенном в федеральной земле Саксония-Анхальт, установили памятник Михаилу Горбачёву. На его открытии присутствовали представители местных властей и посольства РФ в Германии. Это не первый памятник Михаилу Сергеевичу в Германии — есть ещё бюст в Берлине, установленный перед зданием, принадлежащим медиаконцерну Акселя Шпрингера (Axel Springer SE), издающим, помимо прочего,  самую популярную в Германии газету Bild. Берлинский Горбачёв является частью композиции из трёх бюстов под названием «Отцы единства»: бюсты Гельмута Коля, Джорджа Буша-старшего и Михаила Горбачёва.

Всё очень логично. Германия помнит своих благодетелей. Ибо не было бы в СССР Горбачёва — не было бы нынешней единой Германии. Не было бы её претензий на доминирование в Европе, то есть политическое будущее немцев оставалось бы ничтожным.

В России же к Горбачёву отношение, как правило, отрицательное. Его называют «Мишкой Меченым» и считают предателем типа легендарного Гришки-кутерьмы — героя сказания «О граде Китеже», который открыл путь к чудному граду татарам. Правда, для молодёжи Горбачёв практически ничего не значит, его фигура теряется в череде последних советских мимолётных генсеков.

Но Горбачёв загадочен. В нём таится ответ на вопрос: чем же была «перестройка». Сама по себе фигура Горбачёва — плоская и даже, в какой-то мере, пошлая, а вот связанная с этой фигурой «перестройка» — тема очень объёмная и интересная.

— Как же совместить эту плоскую фигуру Горбачёва и многомерный, очень объёмный, сложный и филигранный заговор?

— Это чистая диалектика. Для филигранного заговора иногда нужны абсолютно пошлые люди, которые не способны понять, что они делают, и которые будут действовать во вред себе, преисполненные чувства собственного величия. Горбачёв — именно такой случай. Перестройка — результат загнивания советской системы. Вместе со всей гнилью на поверхность вынесло абсолютно ничтожного человека: слабого, мелочного, ни в малейшей форме не обладающего стратегическим мышлением, не способного ассоциировать себя со своей страной. Он до сих пор искренне верует в то, что был прав, и, угробив дикое количество людей в гражданских войнах, считает, что на нём нет крови. У меня иногда возникает ощущение, что его Сатана в ад не пускает, потому что боится.

При этом, само объединение Германии — довольно странная вещь. Поскольку англосаксы — силы, которые частично вели процесс перестройки —не были заинтересованы в этом. Более того, по итогу объединения Германии Горбачёв стал врагом Запада. Есть гипотеза, что у Гельмута Коля был на него компромат. Известно, что подростком Горбачёв был в оккупации. Немцы, как и бандеровцы, создавали детско-юношеские организации, куда мог попасть и наш будущий генсек. Естественно, претензий к нему немного, да и самого компромата мы не имеем, но он вполне мог до ужаса испугаться перспективы огласки этого дела. Правды мы, безусловно, не узнаем. Но она объясняет этот мгновенный перелом по частному вопросу в случае с Германией. То есть, в целом, перестройка — это явление системное, и Горбачёв стал лидером страны именно в силу своего ничтожества, именно в условиях общей тенденции распада. В ситуации же с объединением Германии сработала случайность.

Самое страшное в этом, что сам Горбачев — вполне милый человек. Он не злодей с клыками… Нет, он наглядное напоминание того, как маленькое потакание собственной даже не трусости, а слабости, может обернуться грандиозной катастрофой. И для себя самого тоже. Когда не по Сеньке шапка, то шапка ломает Сеньку.

comments powered by HyperComments