В честь великой даты 225-летия воссоединения земель Западной Руси с остальной Россией «Гуайдо в юбке» пани Тихановская опубликовала список своего «Кабинета Министров», состоящего из фанатиков «Речи Посполитой», шоковой терапии и ЛГБТ, такие, как пан Алехнович — выпускник школ экономики в Лондоне и Варшаве, ученик варшавского «шокотерапевта» Бальцеровича и Шпарага — идеолог ЛГБТ и уничтожения на Белой Руси института традиционной христианской семьи.

Эти фанаты Речи Посполитой, шокотерапии и ЛГБТ называют себя «белорусской интеллигенцией». И она пытается обратить на себя внимание России и выдать себя за образованный интеллектуальный и политический класс Белой Руси. Но это — мошенничество, они — польская и «евросодомская» «образованщина», не коренная православная западнорусская интеллигенция Белой Руси, которая​ ведет и активные действия за немедленную интеграцию, построение Союзного государства с Россией, отстаивает Русскую Церковь на Белой Руси в то время, как «интеллигенция Речи Посполитой» уже полностью подготовила аннексию Белой Руси предавшим Православие Константинопольским Патриархатом и унию с Ватиканом, настоящая православная западнорусская интеллигенция активно политически самоорганизуется в партии «Родина» и «Союз». Символами, знаменами этой подлинной белорусской, западнорусской интеллигенции являются фигуры духовного лидера белорусов Патриаршего Экзарха Белой Руси митрополита Вениамина, выступившего с​ православными общерусскими поправками к Конституции, и православного философа, лидера Союза православных граждан Белой Руси Дмитрия Куницкого из Института философии АН РБ.

Россия потеряет Белую Русь и увидит танки НАТО под Смоленском, если разменяет опору в лице вышеназванной духовной и интеллектуальной элиты Белой Руси на самозваное агрессивное меньшинство — «интеллигенцию Речи Посполитой».

Тихановская опубликовала свой «список Кабмина» с особым цинизмом — в преддверие дня воссоединения Черной Руси, как исторически называли запад Белоруссии, с Россией. Что же это за дата?

24​ ноября​ 1795 года, то есть 7 декабря по новому стилю, государства, участвующие в решении проблемы Речи Посполитой, определили свои новые границы. Одновременно с этим условием был подписан тайный договор в Петербурге между​ Австрией​ и​ Россией, явно враждебный​ Пруссии​ — о военной помощи в случае, если Пруссия нападёт на какое-нибудь из союзных государств.

В результате Россия получила земли к востоку от​ Буга и линии​ Немиров-Гродно общей площадью 120 тыс. км² и населением 1,2​ млн человек. В большинстве своем — это исторические русские земли, насильственно отторгнутые от России Польшей, в которых жестко подавлялось Православие и русское самосознание.

Вывезенный в​ Гродно король​ Станислав Август Понятовский сложил свои полномочия, то есть Черная Русь окончательно вошла в состав России. Территория, перешедшая под власть Российской империи, была разделена на губернии (Курляндскую,​ Виленскую и​ Гродненскую). Также Российская империя получила земли​ Великого Княжества​ Литовского, Русского и Жемайтского Западную​ Волынь​ и часть​ Холмской Руси​ с населением около 1 млн 200 тыс. человек.

Возвращение западнорусских земель в Россию в 1795 году является актом воссоединения русского народа.

​В Гродненскую губернию тогда входил и древний русский город Брест — символ «Православного русского сопротивления унии и «Речи Посполитой» А символом Бреста является брестский игумен Афанасий (Филиппович) — когда этот образованнейший белорусский юноша узнал о том, что литовский канцлер Лев Сапега использовал его против России, сделав воспитателем готовившегося канцлером марионеточного правителя оккупированной России, Филиппович стал монахом и добрался до русского царя Михаила Федоровича Романова, рассказал ему о готовящемся против него и России заговоре и оккупации.

Затем, вернувшись в Брест, посвятил свою жизнь борьбе с унией и за воссоединение Великой, Малой и Белой России, стал идейным вдохновителем православного русского восстания во главе с гетманом Богданом Хмельницким, за что три раза арестовывался, подвергался страшным пыткам и в итоге был расстрелян оккупантами.

Гродно является историческим центром Черной Руси. Как писал замечательный современный русский культуролог Владимир Махнач, никто уже и не помнит, почему западный край Руси-России стали называть Черной Русью. История Гродно — это история борьбы православного русского народа за свои религиозную и национальную идентичность. В результате воссоединения 1795 года Гродно получил в качестве губернаторов таких выдающихся борцов за освобождение православного русского народа от польско-католического гнета, как Михаил Николаевич Муравьев-Виленский и Петр Аркадьевич Столыпин, который для освобождения от польско-католического гнета создал​ русские курии на выборах в Государственную Думу.

​Современная русофобская Литва — это повод для напоминания о русской Вильне, которая, если бы не Тевтонский и Ливонский ордена и близость католического Запада, могла бы стать русской столицей. 21 сентября 1380 года, в праздник Рождества Пресвятой Богородицы, состоялась Куликовская битва. Поэтому день Куликовской Победы — это праздник единства Восточной и Западной России, Руси Московской, Руси Волынской и Руси Литовской!

Об этом подробно повествуется в великом памятнике русской литературы — поэме​ «Задонщина великого князя Дмитрия Ивановича и брата его князя Владимира Андреевича», главным героем которой является литовско-русский псковский князь Андрей Ольгердович, а автором, по сведениям исследователя Полоцкой Руси А.А. Черемина,​ — брянский боярин Софроний (А.А.Черемин, Полоцкое княжество 9-14 века, Минск, Белорусский дом печати, 2013 год, стр. 236).

В пользу версии А. Черемина о том, что Софроний был брянцем, а не рязанцем, свидетельствует сам сюжет «Задонщины» с его упором на литовско-русского князя Андрея Ольгедовича и роль Западной Руси в великой общерусской Куликовской победе. Брянск, как и вся Северская Русь (нынешняя Слобожанщина (Харьковщина), Сумщина, Новгород — Северский, Чернигов)​ находилась в составе Великого княжества Литовского, Русского и Жемайтского и воссоединилась с Московской Русью еще в 1503 г. и текст «Задонщины» свидетельствует о многовековой воле не только Северской, но и всей Южной, Западной и Северо-Западной Руси к воссоединению с Русью Московской. Демонстрация этой воли была особенно актуальной после походов литовского князя Ольгерда (в результате православного крещения ставшего русским по идентичности) на Москву, когда на его стороне были Смоленск и Тверь.

Если верить фантазиям малороссийских и белорусских «самостийников», придумывающих в русских междоусобных и гражданских войнах напрочь отсутствующий в них национально-этнический характер, то Смоленск и Тверь — не русские города и живет в них испокон веков не русский, а какой-то другой​ народ. Но автор «Задонщины» напрочь опровергает эти болезненные фантазии и исторические фальсификации и​ так цитирует обращение ставшего русским сына Ольгерда (в крещении Александра) брянского и стародубского князя Дмитрия Ольгердовича​ к его родному брату​ князю Псковскому Андрею, также выступившему на стороне Москвы: «И сказал ему Дмитрий «Брат Андрей, не пощадим жизни своей за землю Русскую, и за веру христианскую, и за обиду великого князя Дмитрия Ивановича! Уже, брат и стук стучит и гром гремит в белокаменной Москве! То ведь, брат, не стук стучит, то стучит могучая рать великого князя Дмитрия Ивановича, гремят удальцы русские золочеными доспехами и червлеными щитами… Выведем, брат, в чистое поле и сделаем смотр своим храбрым полкам, сколько, брат с нами храбрых литовцев. А храбрых литовцев с нами семьдесят тысяч латников… О соловей, летняя​ птица, вот бы тебе, соловей, пением прославить великого князя Дмитрия Ивановича (Московского св.Дмитрия Донского, КФ) и брата его князя Владимира Андреевича, и из земли Литовской двух братьев Ольгердовичей, Андрея и брата его Димитрия, да Дмитрия Волынского» (А.А. Черемин, Полоцкое княжество, 9-14 века,​ стр. 236-237, Минск, Белорусский Дом Печати, 2013 г.)

Вся Южная, Западная и Северо-Западная Русь выступила на стороне Московской Руси в битве на поле Куликовом, вся православная Литовская Русь, которая была против изменника Православия и русского выбора Великого князя Литовского Ягайло Ольгердовича, поменявшего Истину Православия на заблуждения латинства и Святую Русь на польскую корону.

Пойдя с противниками Ягайлы Андрееем Псковским и Дмитрием Брянским Гедиминовичам на стороне Москвы, все остальные продемонстрировали свое принципиально негативное отношение к Ягайле и антиправославному антимосковскому выбору. Кто эти все: Дмитрий Михайлович (Кориатович), внук Гедимина, Волынский Роман Михайлович Брянский (Дмитрий Ольгердович с брянского княжения перешел на прямое служение московскому князю)​, Иван Константинович Оболенский, Симеон Константинович Оболенский, Роман Семенович Новосильский с тридцатью пятью тысячами воинов, князь Лев Андреевич Друцкий с полком, участвовали полки из Полоцка, Стародуба, Трубчевска, участвовали полки из городов тогдашнего великого княжества Литовского, Русского, Жемайтского — Друцк, Новосиль, Оболенск, Полоцк (Андрей Ольгердович, помимо Псковского полка, привел с собой более сотни псковских ратников), Смоленск, Стародуб, Таруса, Трубчевск. С этих русских земель было более пятидесяти пяти тысяч ратников, от Московской Руси — более 20 тысяч (А.А. Черемин, Полоцкое княжество, 9-14 века,​ стр.235-236, Минск, Белорусский Дом Печати, 2013 г.)

Таким образом, Куликовская Победа — это победа всея Руси, она доказала москвоцентричность русского государства, а приход к власти предателя Литовской Руси Ягайлы и развернутое им гонение на Православие сделало воссоединение русских земель с Москвой вопросом сохранения православной веры и русской идентичности. Участие волынского и полоцкого полков и князей Малой, Белой​ и Черной Руси в Куликовской битве на стороне Москвы опровергает все построения «мазепинских» и псевдобелорусских «самостийников о нерусском («украинском», «белорусском» характере Великого Княжества Литовского, Русского и Жемайтского, русских княжеств и городов — Полоцкого, Волынского, бредни о «нерусских» Брянске, Стародубе​ Смоленске, Пскове, Тарусе и т.д. Эти города можно называть Белой Русью, Северской Русью, исходя из аксиомы о том, что это русская земля, а отделение от великороссов белорусов, северских русских и малороссов является злом, неоязычеством и «политическим униатством» одновременно и исторической фальсификацией.

Ягайло — «демон русской истории». Он предал и отца,​ и братьев, Литву, и Русь, объединился с Мамаем против Московской Руси и Православия, и верные Вере и Руси литовско-русские князья не дали им соединиться на поле Куликовом и уничтожить Православную Русь. Затем, в 1385 году женится на польской королеве Ядвиге и становится королем Владиславом,​ устраивает жесткие гонения на Православие на Западной Руси. Так и хочется​ попросить знатоков​ русского фольклора выяснить, имеет ли такой сказочный персонаж, как «баба Яга», какое-либо отношение к Ягайле? Говорят, что имеет, на Московской Руси так могли звать польскую королеву Ядвигу, супругу Ягайлы, соблазнившую его в католичество, на «Кревскую унию» и уничтожение литовской Руси. Таким образом, «Баба–Яга» — это символ современной литовской русофобии. Все «мазепы» и «бандеры» — продолжатели «дела Ягайлы» — сжечь Москву и насадить унию. Как они все похожи с 14-го века по 21-ый, от Ягайлы до Порошенко…

Православный русский князь Андрей Ольгердович — «антиЯгайло». Неслучайно князь Андрей Ольгердович стал главным героем «Задонщины». Этот этнический жемайт стал настоящим православным русским. Он не просто участвовал на стороне Московской Руси, но деятельно покаялся в походах на Москву, в которых он участвовал со своим отцом князем Ольгердом, будучи псковским князем, и прямо отстаивал великое дело построения централизованного русского государства с центром в Москве​ и из-за этого вошел в конфликт с прозападными проуниатскими «олигархами» из псковского вече и пошел служить святому благоверному князю Дмитрию Донскому, а с целью организации Православного Русского Сопротивления и легитимного восстания против Ягайлы и «Кревской унии»​ с согласия Дмитрия Донского и по благословению святого митрополита Киевского, Московского и всея Руси Киприана он переходит на Западную Русь, становится Полоцким князем и вместе со св.Киприаном борется за Православие и единство Русской Церкви, блокирует проекты отдельной от Москвы западнорусской митрополии вместе со св.Киприаном. Князь Андрей прямо пишет о Ягайле: «Ягайло … хочет, желает и жаждет принять веру католическую святой Римской церкви» и «…обещает земли свои литовские и русские на вечные времена к короне Королевства Польского присоединить, за что арестовывается его ставленником Скиргайло. Это арест за защиту православной веры и единства Руси является актом исповедничества. Раз уж прославили в лике святых святого киево- московского митрополита Киприана, то логично и подумать о прославлении его соратника, исповедника князя Андрея Ольгердовича.

О реальности единства Руси свидетельствует тот факт, что во времена князя Андрея власть Галицко-Волынского раскольнического​ митрополита Романа одно время распространяется до Твери (это неканонично, на всей русской земле единственно каноническая церковная власть — власть киево-московских митрополитов, затем Патриархов Великой, Малой и Белой России, но этот факт тоже разоблачает мифологию «украино-мазепинских» и «белорусских» самостийников: от Галича до Твери было одно — русское самосознание). А великий святой митрополит Московский и Киевский Алексий ясно и канонично пресек все попытки создания отдельной западнорусской митрополии и при полной поддержке тогдашних православных константинопольских Патриархов восстановил свою каноническую церковную власть над Киевской и Литовской Русью.

Куликовскую победу «ковали» преподобный Сергий Радонежский, святой московский​ митрополит Алексий (Бяконт) из черниговских бояр и блаженный патриарх Константинопольский Филофей (Коккин), поставивший на Московскую Русь как потенциальную преемницу империи Ромеев, коей она и стала, жестко пресекавший попытки литовских русских князей создать отдельную от Москвы литовско-русскую митрополию, справедливо видя в этом шаг к унии. Гимны Патриарха Филофея пели русские воины на поле Куликовом перед битвой.

Нынешний Константинопольский Патриарх Варфоломей — предатель православного дела своих великих предшественников.

Поэтому 8 декабря должен стать церковным и национально-государственным праздником воссоединения Западной и Восточной Руси!

comments powered by HyperComments