В православии существует особый иконографический тип, называемый «икона с клеймами», или «житийная икона». В центре её «средник» – большая икона святого, а по краям – «клейма»: малые иконы, изображающие фрагменты его жития. Русскую историю можно представить в виде иконостаса таких житийных икон равноапостольного князя Владимира, преподобного Сергия Радонежского, преподобного Серафима Саровского – тех святых, к которым всегда обращались на новом витке истории, на чьих иконах каждая последующая за их земных житием эпоха возникала иконописным клеймом.

В этом житийном иконостасе особое место занимает святой благоверный князь Александр Невский. В нашей истории он неизменно появлялся в пору великих испытаний и одновременно великих свершений. Так, в год Куликовской битвы произошло обретение мощей Александра Невского, и промыслительно ратники, благословленные Сергием Радонежским, увидели над полем брани князя на белом коне, ниспославшего своё небесное благословение.

1547 – год канонизации Александра Невского. Это и год кончины Ивана Грозного, который молился князю в пору присоединения Казани, который назвал его в письмах Курбскому первым «великим государем», храбрым правителем, «иже над безбожными немцы победу показавшим».

Эпоха Петра I – время не только грандиозных реформ, но и прочного державного преемства. В подтверждение тому в Петербурге был построен Троицкий собор, подобный собору в «обители преподобного Сергия». В Петербург же в 1774 году были перенесены мощи благоверного князя Александра – державного строителя, того, кто первым не отыскал, не отворил, а именно «прорубил» русское окно в Европу. Указуя на сакралную связь двух правителей, в «Слове в день святаго благовернаго князя Александра Невскаго» Феофан Прокопович назвал Петра Великого «живым зерцалом» святого.

Образ благоверного князя вновь возникает накануне и в период Великой Отечественной войны: хрестоматийные фильм Эйзенштейна, кантата Прокофьева, портрет работы Корина. Несправедливо была отодвинута на второй план нашей культурной памяти поэма Константина Симонова «Ледовое побоище» (1937). В постсоветское время её вероломно назвали «политической агиткой», увидели в ней нечто поверхностное и ходульное. Но именно эта поэма, с четкими историческими параллелями, наиболее явственно даёт понять причину предвоенного обращения именно к образу Невского. Финал «Ледового побоища» – по-прежнему актуальное предостережение всем нашим недоброжелателям:

За годом год перелистаем.

Не раз, не два за семь веков,

Оружьем новеньким блистая,

К нам шли ряды чужих полков.

 

Но, прошлый опыт повторяя,

Они бежали с русских нив,

Оружье на пути теряя

И мертвецов не схоронив.

 

В своих музеях мы скопили

За много битв, за семь веков

Ряды покрытых старой пылью

Чужих штандартов и значков.

 

Как мы уже тогда их били,

Пусть вспомнят эти господа,

А мы сейчас сильней, чем были.

И будет грозен час, когда,

 

Не забывая, не прощая,

Одним движением вперед,

Свою Отчизну защищая,

Пойдет разгневанный народ.

Вот уже восьмой век перелистываем мы со дня рождения Александра Ярославича. И именно теперь, в последнее десятилетие, мы с особенно горячим сердцем обращаемся к нему. 800-летний юбилей – лишь календарный повод провести серию мероприятий, осуществить давно задуманные благие дела. Глубинная причина обращения к Невскому в другом, её сложно выявить аналитически, объяснить рационально, здесь нужен образ, нужна метафора.

Известно, что свой земной путь Александр Невский завершил пострижением в монахи. В этом обряде есть особенно сложное испытание для постригаемого: он должен трижды поднять постригальные ножницы в знак полной готовности к совершаемому духовному подвигу. Так вот сегодняшней России, чтобы не изменить себе, предкам, своей вере, предстоит трижды поднять ножницы. Первый раз они уже упали. Сердце России замерло, она в сомнении, в искушении, ей тяжело отречься от соблазнов мира сего. Но крепкая десница князя-воина поднимает ножницы, князь говорит России, что впереди вновь великие испытания, но за ними придут и великие свершения. Это говорит тот, кто не отменил собой ни одной эпохи русской истории, кто стал символом непрерывного русского времени.

В начале 90-х годов владыка Иоанн (Снычёв) пришёл в газету «Советская Россия» и сказал: «Нет ни красных, ни белых – есть русские люди». Быть может, спасительные слова открылись митрополиту Санкт-Петербургского и Ладожскому по молитвам святому Александру Невскому.

«Нет ни красных, ни белых, нет ни допетровской Руси, не петровской России, ни старообрядцев, ни никонианцев – есть русские люди, есть вечное Отечество» — говорит нам сегодня Александр Невский.

Святый благоверный великий княже Александре, моли Бога о нас!

ИсточникЖурнал «Изборский клуб» №3 (89), 2021
Михаил Кильдяшов
Кильдяшов Михаил Александрович (р. 1986) — русский поэт, публицист, литературный критик. Кандидат филологических наук. Секретарь Союза писателей России, член Общественной палаты Оренбургской области, председатель Оренбургского регионального отделения Изборского клуба. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments