В конце апреля неожиданно для очень многих главной номенклатурной звездой медиапространства в РФ стал вице-премьер российского правительства Марат Хуснуллин. Он сделал ряд почти сенсационных заявлений по поводу вечно юной идеи укрупнения субъектов Российской Федерации. По его мнению, 85 регионов — слишком много для страны, их надо объединить для уменьшения административных проблем, а также для более правильного распределения средств. (Обратите внимание: не для преодоления удушающей стагнации и не для повышения эффективности российской экономики!) Причём некоторые его высказывания прозвучали настолько скандально, что заставили задуматься, почему высокопоставленный умный чиновник так явно пошёл на нарушение аппаратных правил игры в год очень важных думских выборов.

«Нам 85 регионов не нужно. Вот я Еврейской автономной областью не хочу заниматься, не хочу с точки зрения своих трудозатрат».

«У одних есть нефтяные доходы, у других нет, у нас что, это жители другой страны?»

«Ровно через 30 км начинается муниципальный посёлок, в котором нефть есть, а в Чистополе нет. Вот в муниципальном посёлке за счёт того, что нефть есть, они не знают, куда деньги девать, потому что у них даже местных налогов, которые нефтяная компания платит, хватает на всё — заасфальтировать улицы, водопровод, школы построить. А ровно через 3 км нет ни одной тонны нефти, и жители в городе с населением 60 тысяч заложники что ли, что здесь нефть есть, а здесь нету».

«У нас есть ряд регионов, которые не в состоянии ничего выполнять. Но это губернаторы, у каждого аппарат, он приходит ко мне на встречу, приходит к президенту, занимает наше время. Поэтому я считаю, что нужно укрупнять регионы».

Ещё более интересно уточнение, которое почти сразу же появилось из недр аппарата Хуснуллина: Марат Шакирзянович озвучил свои собственные мысли, и вопрос укрупнения регионов на обсуждении в кабмине не стоит.

Но в правительстве никто вице-премьера не поправил, не сказал, что идея несвоевременна. А пресс-секретарь Президента РФ Д. Песков даже заявил, что идея укрупнения субъектов является здравой, однако подобные инициативы должны исходить от самих жителей, «только снизу».

Марат Хуснуллин — опытный, матёрый чиновник, знающий тонкие и очень тонкие нюансы российской бюрократии, что, в общем, и способствовало его блестящей властной карьере. Так почему он пошёл, судя по всему, на намеренный публичный скандал? Примечательно, что год назад Хуснуллин говорил прямо противоположное. Тогда, при вступлении в новую должность, он назвал предложения об объединении регионов провокационными: не укрупняться нужно, а налаживать взаимодействие между субъектами РФ.

У этой византийской игры, где заглавную роль пока играет вице-премьер, есть несколько смысловых пластов.

Во-первых, с точки зрения тактической политической целесообразности, разыгрываемая мизансцена прямо связана с сентябрьскими выборами в Государственную Думу. Просто представьте: за несколько недель до назначенной даты голосования торжественно появляется на трибуне лидер едросов и во всеуслышание заявляет, что в случае победы правящей партии он не допустит никаких укрупнений. Причём такое заявление скорее будет обращено не к рядовым избирателям, а к местным элитам, заинтересованным в сохранении статус-кво. Подтекст очень простой: дадите нужную цифру — останетесь, нет — пошли вон.

Во-вторых, византийская игра происходит на фоне нарастания социально-экономического кризиса в стране и продолжающейся глубокой стагнации. Даже официальная статистика уже не может скрыть прогрессирующего снижения уровня жизни российского населения. Более того, согласно последним данным того же Росстата, такое снижение даже ускоряется.

В первом квартале этого года реальные располагаемые доходы населения сократились по сравнению с первыми тремя месяцами 2020 года на 3,6 процента. За весь прошлый год доходы, по официальным данным статистического ведомства, упали на 3 процента.

Жители России тратят сегодня больше, чем получают: ускорившийся рост цен заставляет людей проедать свои сбережения. В I квартале этого года накопления уменьшились на 604,3 миллиарда рублей.

Списать этот тренд на одну пандемию не получится: падение продолжается (с кратковременными остановками) восьмой год подряд.

Развивающийся социально-экономический кризис в стране прямо влияет и на бюджетные взаимоотношения между федеральным центром и регионами.

Сегодня в России прямое финансовое управление введено в Хакасии, Костромской области, Удмуртии и ещё десяти регионах. То есть уже 13 регионов официально являются банкротами. 37 регионов в ближайшие месяцы могут перейти эту грань. Главная причина заключается в отсутствии внятной экономической политики и экономической стратегии, способной обеспечить общенациональное выживание. Например, что будет со страной хотя бы в 2025 году, никто в правительстве не знает. Но известно, сколько к этому времени в России будет миллиардеров. Отсюда незримый, но прогрессирующий развал управления. Например, Москва избавляется от полномочий и передаёт их субъектам РФ, но при этом соответствующими ресурсами не обеспечивает. За восемь лет — с 2010 по 2018 годы — федеральный центр передал регионам РФ 250 федеральных полномочий и только 109 нормировал — утвердил методики межбюджетных отношений.

А потому и происходят весьма странные события, которые свидетельствуют о государственной деградации управления экономикой. Например, волюнтаристским путём у 12 самых богатых субъектов было изъято по 1% налога на прибыль — для экстренной помощи нищим регионам. Набралось 120 млрд рублей. 100 млрд распределили среди 10 таких регионов в стране, в том числе Псковской области — самому малообеспеченному региону в СЗФО. Но в итоге такое управленческое решение не спасло эту область.

Кроме того, в марте-апреле Кремль окончательно понял, что внешнеэкономическая и внешнеполитическая изоляция России — это надолго, и никакая личная встреча Путина и Байдена тренд не изменит. Санкции будут медленно, постепенно, но верно ужесточаться, как и возможности получения внешних кредитов. Соответственно, инвестиционные возможности резко просядут, а накопленные средства будут обязательно проедаться. Хотя до 2024 года открытой катастрофы не произойдёт. А вот после 2025 года начнётся и перманентное снижение цен на нефть и газ. И тогда России будет совсем плохо. Если вдруг откуда-то не появится некая чудесная стратегия экономического прорыва. Но она не появится!

Чем дальше, тем яснее становится, что в условиях ужесточающихся санкций, обостряющейся конфронтации с западными «партнёрами» ожидать каких-либо стратегических экономических прорывов не приходится.

Но уже сегодня предлагать-то надо, особенно в год судьбоносных выборов. И тогда проявляется традиционная российская надежда на «бюрократическое чудо» — а вдруг вот это сработает! — новое административное деление Российской Федерации!

Хотя даже просто попытка передела станет дополнительным фактором дестабилизации. Достаточно вспомнить, к чему привела прошлогодняя попытка объединить Архангельскую область и Ненецкий автономный округ. Идея «аншлюса» так не понравилась жителям НАО, вызвала такое сопротивление, что власть сочла за благо отступить.

Эхо этой проигранной федеральным центром битвы докатилось даже до голосования по поправкам к Конституции. Один-единственный регион в России не поддержал предложенные Путиным изменения, и этот регион — Ненецкий автономный округ: за — 43,77 процента проголосовавших, против — 55,94.

История вполне может повториться и в гораздо больших масштабах. На это ясно указывает реакция регионов и их московских представителей.

«Весьма неожиданно слышать от высокопоставленного чиновника федерального уровня о нежелании заниматься конкретным регионом, а именно Еврейской автономной областью», — заявил глава ЕАО Ростислав Гольдштейн.

«Я бы здесь вспомнил давний совет Виктора Черномырдина: «У кого руки чешутся — чешите в другом месте», — комментирует высказывания вице-премьера депутат Госдумы Геннадий Скляр, представляющий в нижней палате Калужскую область. А ещё один думец-регионал, Александр Петров (Свердловская область), и вовсе предложил уволить Хуснуллина за такие разговоры.

А между тем всего пару недель назад стало известно, что Хуснуллин возглавил рабочую группу «Агрессивное развитие инфраструктуры», сформированную в начале 2021 года. Группа должна создать программу социально-экономического развития России до 2030 года. Правительственный план предполагает ликвидацию отсталости регионов за счёт создания 41 агломерации с населением в 60 миллионов человек — это почти половина населения России. Якобы агломерации будут создавать в городах с более чем полумиллионным населением и собственным университетом. А опорными пунктами станут малые города и сёла с хорошей транспортной доступностью, социальными и инженерными услугами в 50 километрах от центра, безусловно, с высоким уровнем благоустройства. Помните, как барон Мюнхгаузен вытаскивал себя из болота за волосы?

Наконец, третий смысловой уровень. Какие-либо крупные преобразования, наподобие объединения регионов, в современной России невозможно осуществить по крайне веской причине. Такие реформы требуют тщательного согласования с региональными элитами, у которых есть свои патроны на федеральном уровне. Но согласовать это в принципе невозможно, поскольку у федерального центра нет своей долгосрочной идеологии и стратегии. Поэтому предложения Хуснуллина — это всего лишь «операция прикрытия» интеллектуальной нищеты правительства.

С этим же связан и очень существенный практический вопрос. Реформы по территориально-административному устройству в принципе нельзя проводить в периоды системных кризисов, они могут быть успешны только в условиях хотя бы относительной социально-экономической и политической стабильности, будучи обеспечены достаточными материальными ресурсами.

Как известно, первые попытки «взять и объединить» стартовали в России ещё в нулевые. Тогда, в условиях обильных нефтяных доходов, были объединены несколько граничащих между собой и тесно экономически взаимосвязанных субъектов, произошло это в период с 2003 по 2008 год при активной поддержке федерального центра. В итоге появились Забайкальский край, Пермский край, Красноярский край, Камчатский край и другие.

В 2020 году этот проект по укрупнению вроде бы возобновился, хотя общая социально-экономическая ситуация в стране радикально поменялась. Однако после провала объединения Архангельской области и НАО проект приостановили. А сейчас Хуснуллин (при поддержке сотоварищей из Кремля) вновь зовёт в административную атаку на ветряные мельницы!

ИсточникЗавтра
Шамиль Султанов
Султанов Шамиль Загитович (р. 1952) – российский философ, историк, публицист, общественный и политический деятель. Президент центра стратегических исследований «Россия – исламский мир». Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments