Премьер-министр РФ Михаил Мишустин выступил с отчетом в Госдуме, в котором рассказал о действиях правительства за прошлый год. Выступление получилось довольно бодрым и позитивным. О том, есть ли поводы для оптимизма, мы поговорили с директором Института проблем глобализации, доктором экономических наук Михаилом Делягиным.

— Как вы оцениваете отчет Мишустина?

— В целом, позитивно. Рассказал все, что положено. Зал провожал аплодисментами.

— Судя по отчету, у нас получается все довольно неплохо…

— Ну он сравнивает ситуацию с тем, что могло бы быть, чего ожидало правительство, когда оно вводило режим коронабесия. Ну вы ж сами слышали, что у нас в 17 из 85 регионов занятость вернулась на докоронавирусный уровень, промышленность, если верить Росстату, вернулась на докоронавирусный уровень и так далее. Так что этот оптимизм понятен.

— А как бы вы оценили работу правительства за отчетный период?

– Правительство неоднородно: есть Мишустин и его люди, есть строительные группы, есть люди, доставшиеся от Медведева. Разные есть группировки. Вот Мишустина я бы оценил на «четверку». Работу Силуанова я бы оценил на «ноль».

— Почему такая разница?

— Дело в том, что председатель правительства не может назначать и увольнять министров по действующему законодательству. По временам, которые я очень хорошо помню, когда я работал помощником у одного из предыдущих премьер-министров, министры премьер-министру могут не подчиняться. То есть они могут играть в одну известную игру… У Райкина была чудесная реприза, когда он звонит и кричит: у нас тут шахту затапливает, пришлите, пожалуйста, насосы! А ему отвечают: колеса вам уже грузят. Он говорит, что им не колеса нужны, а насосы. На что ему говорят: сейчас-сейчас, колеса вам уже отправляем. И так министр может играть практически бесконечно. Поэтому реальные проблемы связаны с теми людьми, которых Мишустин уволить не может, тот же самый Силуанов, например. Аппаратный вес Силуанова поменьше, чем у Кудрина, но все равно, если Силуанов чего-то не хочет, то добиться этого крайне затруднительно. Да и Мишустин сам рассказывал, и представители фракций рассказывали, что переговоры с Минфином – это очень серьезно, хотя, казалось бы, как председатель правительства может вести переговоры с министром? У него там это проскочило в один момент… То же самое относится и к другим. Он не командир, он – первый среди равных. Когда вы не можете человека ни уволить, ни назначить, а можете только убеждать в чем-то, то ваши возможности достаточно ограничены. Поэтому я разделяю то, что зависит от премьера, от того, что от него не зависит. Отправить 16 трлн рублей, которые валяются на счетах Минфина, на нужды РФ, – это может сделать Силуанов. Но если Мишустин даст такую команду Силуанову, то, скорей всего, эта команда выполнена не будет. Потому что Силуанову это неохота по разным причинам. А отговорку он найдет. Это, впрочем, не значит, что Мишустин хочет направить эти деньги на развитие страны, на социальную защиту, на то, чтобы дети не умирали с официальным диагнозом «нехватка бюджетных средств», я этого не знаю. Но если он этого хочет, то, скорее всего, он этого не сможет сделать.

— Мишустин много говорил о помощи, которую государство выделяло в «ковидный период», тем не менее вы не считаете, что эта помощь недостаточная? Допустим, ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов недавно предупредил об угрозе исчезновения среднего класса…

— Это, конечно, здорово, что г-н Кузьминов проснулся через 20 лет, но я думаю, что он с гордостью эти слова произносил. Потому что это та политика, которую в том числе и он продвигает всеми силами. Но, безусловно, та помощь, о которой говорил Мишустин, недостаточна, и я говорил об этом не единожды. В условиях коронабесия необходимо гарантировать всем гражданам прожиточный минимум в заявительном порядке, необходимо объявить кредитные каникулы, а еще лучше – кредитную амнистию для тех людей, которые заведомо не смогут расплатиться с кредитами, бизнес, по крайней мере средний, мелкий и микро-, должен опять-таки в заявительном порядке получать кредиты не менее чем на год и не более чем под 3%, а лучше без, в размере до трети своего прошлогоднего оборота. Разумеется, многим банкам придется пополнять ликвидность, но разрушительные последствия для страны будут существенно меньше. При этом, разумеется, нужно ограничивать произвол монополий, ограничивать коррупцию. Методы достаточно просты и общеизвестны. Нужно ограничивать финансовые спекуляции, чтобы все не шло на валютный рынок. Технически эти меры достаточно просты, но вот политически – нереализуемы. Так что, конечно, государственная поддержка недостаточная. Все это признают, и все выступавшие, кроме представителей «Единой России», разными словами говорили ровно об этом.

comments powered by HyperComments