Обзорная рецензия на сборник В. Аверьянова «Ментальная карта и национальный миф» («Родина», 2021)

Книга «Ментальная карта и национальный миф» содержит попытки ответа на важнейший для нас, русских, и славян, цивилизационный вопрос – вопрос о самоопределении: кто мы, что мы, как мы можем быть самими собой в истории и жизни? Попытки, удачные, интересные, обоснованные, за которыми стоит опыт многих национально и цивилизационно мыслящих и действующих («мыследействующих», а не «лицедействующих») людей. Сборник В.В. Аверьянова, — это динамическая ментальная карта, путеводитель по ментальному миру русского человека. Путеводитель – но по разным путям русской мировоззренческой оптики. Попытаюсь сделать его краткий обзор.

Виталий Аверьянов

Сначала поделюсь несколькими примечательными цитатами, которые выражают идеи сборника:

• «Русская идея представляет собой долгий, продолжавшийся несколько веков философский диспут, в результате которого Россия породила несколько важных мировоззренческих результатов, применимых не только у нас, но и в других культурах и цивилизациях (множественность цивилизаций, евразийство, «общее дело», психократия космизма)».

• «Есть контур государственного патриотизма, есть контур народного патриотизма. Дело в том, что Русский мир активнее и пассионарнее государства, он способен подстегивать государство и опережать его» (народность важнее самодержавия).

• «Единственными реальными консерваторами в стране являются советские патриоты».

• «Нам необходим глубокий синтез советского модерна и русского традиционализма».

• «Любой честный философ признает, что советская школа мышления остается на сегодня образцом интеллектуальной дисциплины. Это очень важно для всех, кто занимается мировоззрением. В каком-то смысле эта дисциплина мышления должна возвращаться. Но вряд ли вместе с ней вернется марксистская идеология». Неожиданно? Как человек, причастный к марксистке логике, скажу, что это так, но вот дисциплина какого мышления и под каким принуждением к ней прославилась советская школа мышления? Всё в прошлом.

• «Огненный патриотизм — это связь Родины с сакральным».

Теперь о примечательных работах, вошедших в сборник.

Примечателен «Доклад в Пекине», который довелось сделать В. Аверьянову в далёком уже от нас 2015 году. В нём он объясняет китайцам наш позднесредневековый концепт «Святой Руси»: когда «империя нацелена на приобщение человека высшим ценностям», святости, «империи халкидонского типа», то есть империя выше себя, своей ограниченности. Пятая империя предложит миру русскую всечеловечную мечту «общего дела», заразительную идею сплочения вокруг привлекательной задачи, радости от общего смысла жизни и общего успеха.

«Требование справедливости, правды не только внутри собственного народа, но и в отношениях с соседями, другими племенами, другими культурами… Россия была империей, которая утверждала свою метафизическую правду не как частность («наша правда» против «вашей правды»), а в качестве универсалии (вселенская правда России как мировой гармонии, как модели такой гармонии под эгидой «Белого царя»).

Работа о «Святой Руси» — центральная с сборнике. «Святая Русь», «земля Святорусская» – «загадочный оксюморон»? «Беспощадное в безмерности слово-кентавр»? Всё дело в том, что Русь – не географическое и историческое, а метафизическое, вселенское понятие, как «мировая ось, на которой вращается мироздание». А то, что не входит в «Святорусскую землю», «оказывается территорией с пониженным метафизическим статусом».

Изборский клуб во второй половине 2010-х годов включился в идеологическую «битву за мечту», произведя массу материалов: от сборников и эссе многочисленных членов и экспертов, до двухчасовых эфиров А.А. Проханова на «России-24» в прайм-тайм. Есть в сборнике и статьи Аверьянова, теоретически обосновывающие данную тему. С «американской мечтой» и с «хазарской мечтой».

Особо привлекает внимание доклад с амбициозной попыткой реконструировать русскую ментальную карту. Что в русской карте главное? – Мечта. Она указывает ось движения. Мечта не простая, а волевая. «Автор доклада будет трактовать мечту как творческое изменение будущего». Мечта – то, что занимает место внутреннего «зияния», по Гелену, пустоты, открывающей творческую свободу. Есть здесь и знаменитое бисмарковское «Ничего» — «это отсутствующая в настоящем ось перехода в будущее. Ничего — это преодоление обстоятельств и обстояний в связи с волевой мечтой о лучшей жизни». Конечно, же, у русских оно есть, может, от него и пошёл русский «нигилизм» через Тургенева, только его в Европе неправильно поняли? «Ничего не начинается», «Ничего не оканчивается» (цитата Достоевского в сноске). У русского «ничего», ни начала, ни и конца. Мечта – особенность осевой цивилизации.

«Философский пароход». Художник Дмитрий Пантюхин. «Выслали потому, что расстрелять их не было повода, а терпеть было невозможно» (Л. Троцкий).

Ментальная карта у Аверьянова – итог исследований мемов и архетипов, дискуссий и мозговых штурмов целого творческого коллектива лиц, причастных к работе Института динамического консерватизма. Мне удалось в них участвовать, — было очень увлекательно. Сегодня это уже подчас недоступная роскошь, — — рефераты и споры учёных мужей в кругу единомышленников! Вместо них (а не вместе) ныне, – одни бесконечные само-презентации. Это тот же разговор русских с самими собой. За сборником я вижу фигуру некоего современного интеллигента, ведущего спор с таким же, как он, по сути, — с самим собой, но собой ,- иным, более «либеральным», восходящим к более стандартному образу русского политизированного интеллигента; нет, не креакла, а интеллигента. О чём? О ментальной карте, своей и своего народа. Так бы я обозначил его жанр.

Вторая ось сборника – доклад о кодах «Духовный генокод. Витки спирали». Что в русской ментальной карте: В.В. Аверьянов выделяет 7 моментов: 1) поиск сути (онтологизм), 2) максимализм, 3) правду, 4) цельное знание как интуитивизм, 5) русскую свободу (непредопределённость), 6) соборный персонализм (автор термина Валериан Муравьёв), 7) а также умиление, артистизм, общительность, юродство («чудики», «блаженные», «дураки», разного рода юродивые и т.д.),- все они в седьмом пункте так или иначе относятся к «уменьшительному» началу в русском человеке, борющемуся с «психической инфляцией» мании величия, столь развитой в индивидуалистическом западном человеке; своеобразное противоядие против такого человека, и против «человека подпольного», которые всё же проявляется в русском максималисте.

Статья с анализом правды и справедливости, тоже один из смысловых центров сборника. «Для русской ментальности «правда» соединяет людей, это своеобразный аналог соборности. Правда — это та глубина мирового смысла и добра, соприкасаясь с которой, человек, несмотря на все различия с другими людьми, несмотря на всю разноголосицу личных мнений, сознает свое единство с ними».

Дискуссия о русских культурных кодах, развёрнутая в Изборском клубе после выхода романа А.А. Проханова «Таблица Агеева» (таблица русских кодов), а затем и его авторских телепередач, поставила вопрос о кодах на серьёзную почву, выведя их далеко за пределы расхожего политического эвфемизма. Это и коллективная заслуга Изборского клуба, его руководителя А.А. Проханова, а также персонально В.В. Аверьянова. Вопрос о кодах правильно поставлен, значит, он будет решён. Коды – это мы сами, это запредельная родовая частичка нашего «Я», которая скрыта от нас, но которую мы интуитивно чувствуем, и которой мы действуем своей волей. Вот что имеет значение ценностей в контексте русской и православной философии.

Ещё один «кит», на котором лежит «русская ментальная карта» у В.В. Аверьянова, это тема «мемов» и мемной борьбы. Мемы – это практическая реализация кодов и прообразов (или чуждых «антикодов» и «антиобразов») в языковых играх вокруг идеологии и мифологии. В сборнике она затронута «вскользь». Изобретение и внедрение русских мемов – большая задача, которая только сформулирована, поставлена, но далека до превращения в фабрику дружественных самотиражирующихся единиц языка самосознания народа. Тем не менее, русские мемы, в том числе, из советских и постсоветских фильмов, живут и работают, об этом, – в культурологическом «диалоге философов» (да, есть такой жанр) В. Аверьянова и П. Калитина «О меметике отечественного кино». Философ Петр Калитин сказал: «многие устаревшие догмы западной науки, экономики, социологии до сих пор применяются только в России, это оттого, что мы проиграли культурную войну».

Проиграли. Не правда ли? Как много говорят, например, о ценностях как о последней опоре! Но, увы, ценности, — это всего лишь концепт неокантианства, которое давно уже не мейнстрим западной мысли. Не ценности, а коды и прообразы и прасимволы (к юнговским архетипам как к методу В. Аверьянов относится отрицательно, а зря, я не говорю при этом о мутном юнгианском содержании), — вот что правит нами! В основе русской ментальной карты лежат прообразы, собранные в несколько типических узлов. На основе их и должна быть создана своя цивилизационная философия.

Впрочем, В. Аверьянов сам практикуется в производстве мемной музыкальной продукции с захватывающим видеорядом, в качестве исполнителя песен, можно сказать, народно-философского, «мрачноватого» шансона. Об этом в сборнике также есть ряд публикаций, которые разъясняют его с позиций как самого исполнителя, так и различных комментаторов смысл его творчества. Но оно, творчество, кажется, состоит в попытке создать народные философские мемы (смотри «Музыка русской идеи»). Конечно, на языке кинопродукции, песни Аверьянова — «артхаус» на любителей, — типа остроактуальной «Вакцины от смерти». То есть, это народный смеховой «куражистый» стиль, но для интеллигентов. За ним-то, за его личиной, как раз и проглядывают «коды». Впрочем, клип «Наказ Путину» («близнец» клипа «Начальник») о неопределённом будущем России набрал перед выборами миллион просмотров. В общем я бы назвал это своеобразной лабораторией народного общественного языка, идущего «снизу», из русской языковой архаики и почвы, в том виде, в каком она сегодня доступна (пусть и на стихи В. Хлебникова), а «не сверху», от западных понятий-«калек» (наверное, от слов «калька»-прокладка и «калека»-инвалид). Попытка создать в публичном языке что-то не инвалидное и не бюрократическое, что выражало бы «те самые» коды нараспев.

Напоследок упомяну ещё об одной работе («Жизнь понятий»), без которой не будет полной картина сборника, и, — ментальной карты. Это аналитические эссе по философии языка и метафоры, которые объясняют, как происходит смена понятий «картины мира» в переломное время, во «время перемен». Что, собственно, и происходит в русской ментальной карте сегодня. Это делают с нами идеологические структуры? Или всё же делаем мы сами?

Сегодня происходит формирование Мифа России нового века на основе мифов предыдущих веков, идет работа русского реактора.

ИсточникКОНТ
Сергей Баранов
Баранов Сергей Дмитриевич (р. 1967) — политический социолог, этносоциолог, философ. Кандидат социологических наук. Эксперт по русской этнологии и славянской цивилизации, по российско-украинским отношениям; специалист по выборам. Член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments