С.Крючков ― Меня зовут Станислав Крючков, на «Эхе» со своим «особым мнением» лидер «Российской партии свободы и справедливости» Максим Шевченко. Максим, приветствую вас.

М.Шевченко ― Здравствуйте.

С.Крючков ― Максим Леонардович, как вы полагаете, талибы, запрещенные в России, признанные у нас террористической организацией, террористическим движением, несут перед кем-то ответственность за намерение создать — цитата одного из его лидеров «показательную исламскую политическую систему». И чем эта система опасна для нас, для жителей страны, России?

М.Шевченко ― Да ничем она вообще не опасна для нас, для жителей страны с названием России. Это внутреннее дело афганского народа, это гражданская война, которую выиграло политическое движение, сумевшее консолидировать вокруг себя подавляющие силы афганского народа, национальные силы. На их сторону переходили целые воинские части, целые провинции сдавались, их встречали.

Потому что война всех достала. Война в Афганистане идет 40 лет. Сначала это было советское вторжение в Афганистан под разными предлогами. Потом это была гражданская война непрерывная. Я бывал много раз в Афганистане. Потом это было американское, западное, натовское вторжение в Афганистан.

Сейчас они говорят: мы хотим мира, стабильных границ, гарантируем, что будем искать сотрудничества с мировым сообществом. Я считаю, что никакой угрозы для России они не несут. Наоборот, сотрудничество РФ и позиция российского МИДа с новым Афганистаном, я считаю, это абсолютно правильная и единственно возможная в данной ситуации вообще позиция. Это значит, что Россия будет участвовать в этих сложных геополитических играх, которые будут вокруг Афганистана происходить.

А Афганистан, помимо судьбы собственно афганцев и прекращения страшной братоубийственной гражданской войны с участием иностранных держав, которые там все побывали за эти 40 лет. Вы знаете, сколько афганцев убито, начиная с 1979 года? Я помню, что на 97-й год они говорили о 2 миллионах убитых, даже больше, где-то 6-7 миллионов было беженцев — в 96-м, когда я там был. То есть, когда там был Советский Союз, и так далее. Думаю, что счет подходит в целом к 10-15 миллионам погибших за эти годы. Это страшные цифры. На протяжении двух поколений непрерывная война.

Поэтому я уверен, что мирный стабильный Афганистан это, прежде всего, воля афганского народа. И та политическая сила, которая это обеспечит, безусловно, будет совершенно законной. Если это будет какая-то политическая коалиция на основе Талибан(*) или их союза с кем-то, их договоров с кем-то — очень хорошо. Это надо, безусловно, признавать

И вся эта болтовня про то, что там террористы, унижают женщин, то-сё, расстрелы начали — а вы предателей, которые сотрудничали бы с нацистами во время оккупации, вы не расстреливали бы? У нас их вешали просто. Те, кто работал в полицейских участках при оккупантах, допустим. В разных советских городах, которые освобождали, их вешали публично.

С.Крючков ― Как-то скоро пришло это решение.

М.Шевченко ― Там тоже достаточно скоро было. Полицаи и сотрудники, даже немцев, которых там отлавливали, которые принимали участие в пытках и казнях. Когда там были американцы, это был совсем не расцвет демократии — я там бывал. И многие там рассказывали ужасы про бомбовые удары ракетные по свадьбам, празднованиям дней рождений. Допустим, там опрокинулся бензовоз на дороге, люди пришли бензин собирать, и вот американский штурмовик удар наносит по этим людям. Это не вооруженные были какие-то группировки. Десятки, сотни убитых.

Потом мы слышали из уст Джейн Псаки «извините, это была ошибка». И такими ошибками была просто кровью залита афганская земля. Они туда приезжали, — помню, когда в 2001 году их выкинули в подполье, убрали от власти, туда из Америки поехали толпы проповедников, которые собирали афганских детей-сирот и обращали их в другую религию, которая не свойственна для Афганистана — в христианство, например. Они сознательно проводили оккупационные мероприятия с целью изменения цивилизационного культурного кода афганского народа, который на протяжении полутора тысячелетий практически уже скоро является нардом, исповедующим ислам по преимуществу

Известны ужасные, совершенно постыдные вещи. Американцы, и вообще многие западные представители разных фондов, которые там сидели в изобилии у военных, воспринимали Афганистан как место для сексуального гей-туризма, брали детей-сирот, этих детей-сирот развращали, растлевали. Таким образом они несли в Афганистан демократию, либерализм и западные ценности.

Поэтому я считаю, что то, что мы видим, это конфликт гораздо более глубокий, чем нам пытаются представить. Это буквально естественная реакция, выработка антител традиционного общества. Да, в чем-то архаичного, в чем-то отброшенного назад. Но так это не сами афганцы этого хотели, их туда вбомбили буквально — ну, не в Каменный век, но в 20-й век. Их вбомбили. Бомбили непрерывными расстрелами.

Советский Союз хотя бы там школы строил. Мне даже говорили вооруженные моджахеды и талибы — слушайте, да, мы воевали с вами, но вы строили школы, были программы студенчества. А эти что делали? Что они там построили кроме военных баз и вооружили толпы коллаборационистов, которые побросали оружие и перешли все на сторону Талибан в итоге.

С.Крючков ― А что в вас вселяет уверенность, что запрещенное и признанное террористическим движение Талибан является транслятором таких…

М.Шевченко ― Чтобы так не говорить давайте говорить просто «студенчество».

С.Крючков ― Нам так сказали.

М.Шевченко ― А вы говорите «студенчество». Дословный перевод на русский — «студенчество». Движение «Студенчество» в России не запрещено. Афганское студенчество, учащиеся.

С.Крючков ― Давайте говорить так, как от нас этого требуют.

М.Шевченко ― Они не требуют, чтобы вы добавляли к «студенчество» или «Учащиеся» какие-то еще приставки.

С.Крючков ― Так является ли Талибан носителем той самой цивилизационной афганской традиции?

М.Шевченко ― Конечно. Тут даже сомнений нет. Я не буду повторять — я уже три-четыре программы рассказывал о наших путешествиях с группой Первого канала, с Орханом Джемалем по Афганистану, встречах с Шахнавазом Танаем, с Мулло Даудом, с другими разными бывшими коммунистами, таджиками, в частности, уже ветеранами, бывшими военными Афганской армии, которые сотрудничают с Талибан.

Конечно, они являются. Это как бы сам дух Афганистана, который выступил против разного рода вестернизационных моделей, навязываемых афганскому обществу, который выступил против криминального беспредела моджахедов, которые воевали против Советского Союза.

Там же в чем еще была проблема, почему в 90-е годы афганцы поддержали талибов так решительно? Потому что моджахеды всех достали. Я помню, допустим. Мы едем по территории, занятыми бравыми солдатами Масуда или Дустума, и каждые 10 километров надо давать кому-то деньги, отстёгивать Ты едешь, и вдруг из пыли возникает какой-нибудь подросток, который из гранатомета в лобовое стекло тебе целится. Надо остановиться, выходят какие-то бородатые, им надо деньги давать, или какие-нибудь в камуфляжной форме.

Одним из спонсоров Талибан на раннем этапе были водители грузовиков. В Афганистане есть круговая дорога, там нет железных дорог. Там огромная автомобильная дорога, вы начинаете по ней ехать по кругу. При моджахедах и потом при американцах это движение было дико затратное. А талибы — вот мы ехали с покойным Володей Павленко из Кабула в Джалал-Абад, — вообще у тебя никто ничего не спрашивает. Дороги были свободными. А эти грузовики раскрашены — наверное, вы видели картинки, как в Индии, Пакистане они разрисовывают грузовики невероятной красоты, люди там ездят на крышах автобусов, грузовиков, там кур возят — пожалуйста. Они сделали дороги свободными.

Это жесткий режим, который бывает в гражданской войне, по выходу из гражданской войны. Я вас уверяю, что демократизация его, открытость, будет семимильными шагами сейчас двигаться. Потому что афганцы это такой интересный народ — вы в Афганистане можете зайти в какой-нибудь глиняный дом в провинции, там к вам выйдет вооруженный человек до зубов, и скажет: давай чаю выпьем. Вы с ним будете чай пить и в итоге узнаете, что этот человек закончил Йель, например, в Лондоне жил, занимался бизнесом. И через месяц он собирается в Лондон поехать, у него там бизнес.

Не надо мерить простой меркой Афганистан. Многие пытались. И ни у кого не получилось. Афганистан и афганское общество это одна из загадок мира. Но я считаю, что это ответ традиционных сил афганского народа, его мировосприятия, который основан на кодеках чести. У пуштунов свой кодекс чести, у белуджей свой, у таджиков свои принципы и основания, у хазарейцев, у узбеков, нуристанцев, у горных бадахшанцев.

На исламе и на ощущении целостности Афганистана как единого политического государственного и цивилизационного пространства. Которое не Иран, не Таджикистан, не Пакистан, не Узбекистан. Он сам по себе Афганистан. Он таким был и 1500 лет назад, поверьте. И во времена Александра Македонского, когда он пришел, и основал Кандагар. Кандагар это «Александрия дальняя», собственно говоря.

Поэтому я уверен просто, что позиция России, позиция других государств, которые сейчас занимали такую вменяемую, внятную дистанцию по отношению к тому, что там происходило, она поможет афганскому народу пройти к миру. Я считаю, что это очень гуманная миссия, которую могут осуществить Россия, Турция, Китай, и которая так беспокоит наших западных коллег.

В Евросоюзе, говорят, очень озабочены, что Китай и Россия могут занять сильную позицию в Афганистане. А раньше о чем вы думали, когда посылали туда своих солдат для убийства афганского народа? Вот вы сейчас увидели, как афганский народ ваши ценности готов защищать: оружие побросали, и переходили.

У меня вопрос — а кто эти мальчики, которые бежали в аэропорту за самолетами и предпочитали смерть, уцепившись за шасси самолетов тому, чтобы выйти к талибам, к повстанцам, входящим в города, что они такое сделали?

С.Крючков ― Может быть, это те же самые таджики и узбеки, опасающиеся пуштунов?

М.Шевченко ― Ничего подобного. Во-первых, талибы это давно уже не пуштунское только движение. В него входят представители разных национальностей, и к командиру северного фронта нас возили таджики, бывшие коммунисты, представители армии когда-то — халькисты, кстати. И интересно, что фракция «Хальк», которая была связана с армией в советское время, она и составила основу военного руководства Талибан, помогло им создать профессиональную армию, а не группировки моджахедов, обученные спецслужбами. Поэтому они и действовали как армия профессиональная. У них была авиация, танковые войска всегда. Я сам попал под Черикаром, мы попали под удар МИГ-21, талибанского, когда были у Масуда с Павленко тоже. Но неважно.

То есть, вы присмотритесь. Я считаю, что это именно та среда афганских молодых людей, которые были растлены американцами и иными западными гастролерами, которые туда приезжали за удовольствиями и наслаждениями, за штыками оккупантов развлекаться в Афганистане, бача-бази такие. Кстати, бача-бази, давно осуждаемый и критикуемый образ Афганистана — имеются в виду гомосексуальные отношения, — они талибами запрещены очень жестко. Они сказали, что за это будут карать так же, как иранцы за это карают. Вот они и побежали, вот их и бросили те, кто их растлевал.

С.Крючков ― А правительство Ашрафа Гани?

М.Шевченко ― Да это ничтожество полное, о котором и говорить нельзя. К Карзаю хотя бы относились люди — вот я как раз был в Афганистане, когда Карзай был президентом. Карзай понятно, кто он, из какого племени, из какого рода. Хотя они все знали, что он работал с американцами всегда, еще в 90-е годы он был американским агентом, об этом говорили все. И мне рассказывали журналисты, которые там работали, которые знали его в 80-90-е годы, в Пакистане наши журналисты советские, которые встречались с ним. Но Карзай, по крайней мере, был реальным человеком. А это кто такой?

С.Крючков ― То есть, вы не испытываете опасений, что образовалась брешь возле южной границы?

М.Шевченко ― Нет там никакой бреши, наоборот. Была брешь, пока там были американцы. Я всегда говорил, с первого дня, как они там появились — угроза для России это присутствие натовских войск в Афганистане. НАТО должно уйти вон из Афганистана и из Средней Азии. НАТО должно уйти вон из Каспийского региона. Нечего НАТО делать в южном подбрюшье, так близко к бывшей советской территории. НАТО уходит.

А с афганцами мы всегда договоримся. Там полно людей, говорящих по-русски. Старики в военно-политической структуре Талибан учились здесь. У нас, в наших учебках. Это артиллеристы, летчики, десантники, разведчики.

С.Крючков ― Но, наверное, теперь полно людей, говорящих по-английски. М.ШЕВЧЕНКО: Я вас уверяю, по-русски там тоже немало людей говорит.

С.Крючков ― Ошибка Байдена в скоротечности?

М.Шевченко ― У него нет ошибки. Америка не выдерживала больше эту войну. Я считаю, что Америка возвращается к Доктрине Монро, которая говорит, что западное полушарие должно быть американским. Я думаю, сейчас в течение ближайших пары лет американцы займутся Кубой и Венесуэлой, чтобы в западном полушарии не было никаких стран, никаких режимов, которые смеют противостоять американскому империализму. Ну, они попытаются изнутри еще раз взорвать Кубу и Венесуэлу. Не знаю, как у них это получится. А если не получится изнутри, то организуют вторжение.

И они Европу заблокируют как крепость. В Европе американцы укрепятся и из Европы они никуда не уйдут.

Но Евразия — думаю, они не потянули этот формат. И из Ирака они тоже уйдут, скорее всего, в ближайшее время. И из той части Сирии, которая ими оккупирована.

Плюс к этому они еще очень большую ставку делают на индо-китайский конфликт. Потому что понятно, что за спиной единого Афганистана стоит Китай и Пакистан. Потому что единый мирный стабильный Афганистан позволяет китайцам создать транспортный коридор современный, кратчайший, выходящий в Индийский океан. Около Карачи есть большой порт, там уже давно построен хаб транспортный. Китайцы через Афганистан смогут, как они через Кашгарские горы и через горный Памир смогли построить дорогу, также они и туда построят дорогу.

А это для Индии очень серьёзная проблема. Потому что тогда Индия по периметру становится окруженной китайскими сателлитами или китайскими партнерами. Пакистан — военно-политический партнер Китая, Бирма тоже практически. Еще Афганистан становится. Иран таким образом привязывается к Китаю очень тесно, потому что Иран становится одним из главных энергетических поставщиков Китая.

Американцы, очевидно думают, что для индусов просто не останется выхода, как таким образом пойти в объятия Америки и стать главным партнером Америки в евразийском континенте, поскольку между Индией и Китаем есть непримиримые противоречия, экономические — у них экономический конфликт глобальный, и те, и те это глобальные производственные цеха мировые. Причем, Индия более дешевый сегодня по рабочей силе промышленный цех, промышленная страна, которая производит для всего мира. И китайцы, вследствие резкого роста уровня жизни, стали гораздо более дорогими.

С.Крючков ― Во временной перспективе появление умиротворенного, спокойного Афганистана…

М.Шевченко ― Только умиротворенного не оккупантами, а самим афганским нардом, за счет внутренних систем договорённостей, которые живут в афганском народе. Я точно знаю, что тем, кто не пытал, не стучал, не насиловал женщин, не растлевал детей, бояться нечего. Какие бы они ни исповедовали взгляды. Нравится им американская демократия или еще какие-то. Там никого за взгляды трогать не будут. А вот за конкретные дела — а вы бы не трогали?

С.Крючков ― Я бы действовал по закону.

М.Шевченко ― Ну, вот это и есть закон. Есть закон победившего народа, который коллаборационистов и предателей, сотрудничавших с оккупантами обязательно подвергнет народному суду и суду народного трибунала. В Афганистане были совершены страшные военные преступления западными оккупантами — страшные военные преступления, поверьте. И мы еще увидим белую книгу о том, что они там творили, начиная с 2001 года. Мир еще ужаснется.

С.Крючков ― А шариат, в толковании афганцев…

М.Шевченко ― Да отличный шариат. Они никакие не ваххабиты, да и о ваххабитах я ничего плохого, саудовцы-ваххабиты, или вот вы в Эмиратах бывали? Вот правители Эмиратов исповедуют ваххабизм, например. Посмотрите как там на улицах Дубая все.

А талибы они сторонники, последователи суфийского ордена Деобанди, по-моему, — пусть меня поправят специалисты. Это одно из ответвлений Накшбандийского тариката, который, в частности, у нас распространен в Дагестане. Плюс они мусульмане-ханафиты, следуют ханафитскому масхабу как и большинство российских мусульман, — татары или башкиры, например. Как в Средней Азии, который распространен. Они совершенно не инородное тело, они плоть от плоти афганской земли и афганкой цивилизации.

С.Крючков ― Уклад жизни, сложившийся за 20 лет.

М.Шевченко ― За 40 лет.

С.Крючков ― За 20 лет, с приходом американцев, после 2001 года — он не вселяет опасение за тех, кто этот уклад жизни принял, и кто стал жить по иной модели?

М.Шевченко ― Я считаю, что они изувечили значительное количество детей-сирот, мальчиков и девочек — есть такая информация про поведение западных союзников так называемых, натовских в Афганистане. Кстати, единственные, к кому у афганцев не было претензий — у них не было претензий к турецкому контингенту и англичане старались держаться там более или менее в цивилизованных рамках. Ну, воевать они воевали, но у англичан в британской армии просто очень много мусульман — примерно 30%, по крайней мере, их контингент в мусульманском мире, они стараются мусульман отправлять. У англичан эта стратегия достаточно ясно отработана.

Но остальные там вели себя кое-как. К немцам тоже — вот на севере были немцы, к ним афганцы тоже не имели особых претензий, к Бундесверу. Но американцев они ненавидели просто смертельно. Поэтому я не знаю, о каких ценностях вы говорите.

С.Крючков ― Очевидно, у нас недостает иноагентов — «Голос»(**) накануне внесен в реестр незарегистрированных общественных объединений, выполняющих функции иностранного агента. Как будем обеспечивать прозрачность трехдневного голосования?

М.Шевченко ― Да никак мы не будем обеспечивать, мы не можем на это повлиять. Я считаю, что главное это просто прийти на выборы. Власть сушит явку, власть это делает для чего? — не потому что боится, что «Голос» вскроет какие-то нарушения, а люди: «А, даже «Голос» не будет следить за выборами? Ну, мы на выборы не пойдем».

А я вам говорю — дорогие, идите на выборы. Все на выборы. Пусть эта думская номенклатура, которая там уже 30 лет сидит и торгует воздухом и мыльными политическими пузырями, потерпит поражение. Все на выборы. И только это может изменить ситуацию.

Если явка будет большая, 50-70%, то поверьте, никакие манипуляции не помогут. Даже «Голос» будет не нужен. А они это делают специально, чтобы люди думали: нет смысла туда ходить, вообще не пойдем.

Если явка будет приближаться к числу бюджетников, которых они могут погнать на выборы — вот вам, пожалуйста, и тот результат, к котормуо власть стремится. Поэтому сейчас борьба за явку это главная политическая борьба.

С.Крючков ― То, что Верховный суд отказал в апелляции КПРФ по поводу участия Грудинина в федеральном списке — это какой посыл?

М.Шевченко ― Это посыл, что у Павла Николаевича и у совхоза имени Ленина отберут землю, стоимость которой около 4 триллионов рублей, по словам самого Грудинина. Я думаю, что это главный мотив вообще преследования Грудинина. Если бы он стал депутатом Госдумы, все равно, от какой партии, у него был бы иммунитет в борьбе с теми рейдерами, теми бандитами, которые рядятся в разные политические шкуры разных партий. Поверьте, мы знаем детали, и эти детали будут опубликованы рано или поздно.

А главное с ним воюют не из-за того, что он с КПРФ работает, не из-за этого совершенно. Из-за того, что они хотят рейдерским захватом, и у них это уже почти получилось, забрать эти земли, примыкающие к МКАДу.

С.Крючков ― А почему именно сейчас, в преддверии выборов?

М.Шевченко ― Это вы только сейчас услышали. Павел Николаевич говорил об этом во всех интервью, начиная с 17-го года. Он называл Андрея Воробьева, Дмитрия Саблина, — он конкретно это сам говорил, это не я сейчас выдумываю, я могу просто сослаться на его заявления. Он называл, кто стоит за этим рейдерскими захватами — видные деятели «Единой России», губернатор Московской области и его окружение, еще кто-то. И он всегда говорил, что это все происходит из-за земли, на которой находится совхоз имени Ленина. Клубнику к чертовой матери бульдозерами убрать, и все застроить 4-этажными человейниками.

Вот Хуснуллин хочет привезти два миллиона мигрантов из Средней Азии. Куда их селить? Вот когда они уничтожат совхоз имени Ленина, построят на этих землях огромные страшные дома, туда они и будут их заселять, скорее всего.

С.Крючков ― То есть, мы это все сводим к экономическому мотиву сугубо?

М.Шевченко ― Я считаю, что это только экономический мотив. А если политический, тогда по-прежнему вопрос к юристам КПРФ. Очень легко было понять, что офшор не закрыт. Почему вы, готовя третьего человека федерального списка, кандидата в президенты, не дали себе труд 15 минут покопаться на сайте госреестра и понять, что офшор не закрыт? Вопрос все тот же — глупость или предательство.

С.Крючков ― Завтра год с момента госпитализации Навального в Омске. МИД, перед визитом Меркель в Россию, опубликовал заявление об отравлениях Навальных. По сути, признано, что была угроза жизни — там есть слова о том, что омские врачи спасли. А во-вторых речь идет о некоем деле, которое у нас так и не было возбуждено. И сами слова весьма кондовые: «беспардонные обвинения», «бездоказательные слова», «провокационные действия».

Если оглянуться на год назад — какой путь проделала за год российская политическая система от момента госпитализации Навального в Омске?

М.Шевченко ― Да никакой путь она не проделала кроме того, что разгромлено движение сподвижников Навального. Они объявлены вне закона фактически, они находятся в бегах, на них объявлена охота просто буквально, такое «ату-ату», со свистом, гиканьем, и так далее. Это омерзительно.

То есть, эти шаги, это не шаги, а такой скрыв в пропасть беззакония и тотальной ненависти в обществе. Сначала они охотились за какими-то исламистами, теперь они за «Навальнистами» охотятся, у них теперь новые способы зарабатывать себе звездочки на погоны.

Ну, они всегда так делали и действуют в обществе, в котором спецслужбы находятся вне контроля парламентского, вне контроля общественного, в котором все их действия считаются безупречными, кристальными, на благо Отечества. И даже не подразумевается, что действовать они могут исходя из карьерных или финансовых соображений.

А потом мы удивляемся, откуда у этого полковника МВД несколько миллиардов наличными, а у этого полковника ФСБ тоже несколько миллиардов наличными — странно, правда? Что это такое?

С.Крючков ― То есть, опять мы здесь сводим к экономическим интересам?

М.Шевченко ― Да я считаю вообще, что никакого государства нет, политика, то, что они нам говорят, это все такая лапша на уши. А по сути дела это все такая совокупность и связь разных коммерческих интересов, которые крутятся между собой.

Что касается Навального, то для меня по-прежнему нет ответа на главный вопрос, человека, находящегося в коме, согласно регламенту Минздрава, нельзя перемещать. И ни жена, никто из его родственников не может даже перерезав себе вены заставить врача, главного врача больницы, человека, находящегося в коме, переместить куда-то в другую больницу. Есть только один случай, который допустим — если в этой больнице его не могут вылечить

У меня вопрос — а что, в омской больнице не могли Навального вылечить от того, от чего его достаточно быстро вылечили в немецкой больнице? Поэтому, почему его перевезли? Погрузили в самолет, частный самолёт, который прислан был людьми, которые называли себя оппозиционерами — Чичваркин, и так далее — и перевезен в Германию?

С.Крючков ― Не прислан, а оплачен, профинансирован.

М.Шевченко ― Но это просто нарушение норм и законов. Поэтому вопрос: кто дал санкцию перевезти Навального в Германию?

С.Крючков ― Разве мы не знаем этого имени, президент не подтверждал это?

М.Шевченко ― А вот у меня вопрос — зачем это было сделано? Если мы получим ответ на вопрос о целесообразности этого, то тогда мы получим ответ вообще на все вопросы. Но у нас есть только две версии: Путин так сильно испугался общественного мнения, Что как бы трясущимися руками подписал: скорее перевезите, а то я боюсь. Но понятно, что это мнение бред, что это, конечно, полная хрень, что ничего такого человек, который держит свои пальцы около ядерной кнопки, не боится, это для него вообще несущественная вещь.

Вторая версия, что это какая-то хитрая операция. Какая? А что, нельзя было перевезти его не в Германию, а в московскую клинику, если он был, по законам РФ, в полной власти российских врачей. Почему именно в Германию отправили? Если Германия главный союзник Путина, вообще России в Европе, и Меркель это главный партнер, и как раз стоял вопрос о «Северном потоке» — почему именно в Германию, почему не в Израиль, не в Лондон, не в Париж?

С.Крючков ― Почему сейчас, перед визитом Меркель, прозвучало это заявление?

М.Шевченко ― Меркель уже «уходящая натура», «хромая утка», ее можно и пнуть, наверное. Хотя она, на мой взгляд, имеет с президентом России прекрасные личные давние отношения. Я когда-то в Дрездене был на российско-германском форуме, видел, как они разговаривали. Это разговор если прямо не близких друзей, то очень хорошо друг к другу относящихся партнёров. Это безусловно.

И смотрите, там Шредер получает зарплату то ли в «Газпроме», то ли в «Роснефти», или еще где-то. В общем, вся немецкая элита, так или иначе, пристроена на денежки этого росийско-германского консорциума. Который на российские, взятые у нашего народа газ, укрепляет как бы германскую империю нового типа. Потому что все крупнейшие хабы газовые находятся под немецким контролем в Европе. «Баумгартен» находится в Австрии, в Германии находится другой хаб, а с другой стороны здесь.

Поэтому «почему» два вопроса. Почему человека, которому можно было оказать медицинскую помощь в России, переправили в Германию? Еще раз — версия, что власть испугалась, — извините, я эту версию не принимаю. Эта власть ничего не боится.

И второе — почему в Германию, а не в Великобританию? Казалось бы, если вы такие великие оппозиционеры, — в Великобритании беглый олигарх Ходорковский, там столько критиков режима сидит в Великобритании — чего вы его в Лондон не отвезли?

С.Крючков ― Зачем гадать, куда отправили?

М.Шевченко ― Это не «гадать», все ответы лежат на поверхности, и рано или поздно на все эти ответы мы ответим.

С.Крючков ― Хотелось бы.

М.Шевченко ― Мой ответ, попытка понять, заключается в следующем: никакого политического противостояния с Западом или внутри, с оппозицией, нет. Это коммерческая конкурентная борьба таких феодально-капиталистических группировок, которые контролируют разные сегменты вот этого колониального экономического пространства постсоветского. Которым плевать на коммунизм, на христианскую демократию, на либерализм. Тут такие деньги.

А разоренная и оккупированная территория Советского Союза является источником до сих пор невероятных ресурсов, которые подпитывают западную экономику. Поэтому я думаю, что это просто маленькая деталь — ситуация с Навальным нечастным, который сидит в тюрьме, — большой игры больших людей вокруг все еще важных богатств поверженного Советского Союза, который 30 лет назад на наших глазах, как сказал Василий Розанов про Российскую империю 17-го года: «была Русь, была империя, была история, да сгинула в два или три дня».

Вот буквально «в три дня» сгинул великий, могучий, единый, казалось бы, Советский Союз. Все по Розанову. Вопрос: а что еще у нас может сгинуть в три дня, когда придет час «Х»? неужели мы такие беззащитные против этого проклятия, сформулированного великим русским философом?

С.Крючков ― Ваше отношение к событиям 30-летней давности за эти годы поменялось?

М.Шевченко ― Да как поменялось? Отвратительная партократия с лживыми одутловатыми щеками, глазами лживыми, которые только и думали о том, как бы стать капиталистами, и только думали о том, как бы всех обмануть, да провести советский народ, — показала свою полную бездарность летом в августе 1991 года.

Это не советская власть исчезла. Советская власть исчезла гораздо раньше, в 60-е годы, на мой взгляд, в 50-е. А это исчез партократический режим, наконец-то с громким треском и уханьем просто рухнул.

Другое дело, что мы не смогли на его развалинах построить свою страну. И поэтому от «Лебединого озера», которое тогда шло по телевидению, сегодня мы пришли к кооперативу «Озеро». Как бы время прошло, а «озеро» по-прежнему с нами — тогда «лебединое», сейчас кооперативное.

С.Крючков ― И это «Особое мнение» лидера «Российской партии свободы и справедливости» Максима Шевченко. Благодарю вас.

М.Шевченко ― Спасибо.

(*)― группировка запрещена на территории РФ

(**)― власти считают организацию иностранным агентом

ИсточникЭхо Москвы
Максим Шевченко
Максим Леонардович Шевченко (род. 1966) ‑ российский журналист, ведущий «Первого канала». В 2008 и 2010 годах — член Общественной палаты Российской Федерации. Член президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments