Мои несколько слов по итогам выборов.

Перечислять проценты, полученные партиями, не вижу смысла. Всё в открытом доступе. Попробую подытожить.

Свою главную задачу – сохранить механизм управляемой многопартийной демократии – Кремль решил. Причём с блеском! Отстреленная год назад тепловая ловушка под названием «Новые люди» сработала прекрасно, отведя на себя проценты умеренно недовольных, но неопределившихся в симпатиях избирателей. В условиях стремительной деградации ЛДПР этот проект Сергея Владиленовича стал гениальной находкой. Правда, пришлось потрудиться, ускоренно раскручивая его и накачивая ресурсами. Поэтому кремлёвский «след» в геноме «НЛ» спрятать не удалось.

Я хорошо помню, как на прошлогодних муниципальных выборах местные администрации, к своему неудовольствию, получили из АП команду «не трогать» никому не известных новичков, которых уже кое-где готовились слить. А на этих им вообще никто не чинил никаких препон.

Для патриотов была тоже подготовлена своя корзина. Взамен агонизирующей «Родины» и кучи других мелких карликовых патриотических партий состоялось объединение двух самых известных патриотических партий «Справедливой России» и «За Правду» с присадкой к ним отряда «Патриотов России» Семигина. Фактически впервые в думской истории, в парламенте появилась востребованная мощная левоцентристская партия. До этого существование «Справедливой России» и «Родины» было на уровне статистов в политическом спектакле. Никакой отдельной, а тем более ведущей роли им не отводилось. Тогда Кремль откровенно побаивался критики «западных партнёров» и обвинений в заигрывании с «русской идеей». Но и игнорировать настроения огромной части электората не мог. И потому почти три избирательных цикла их продержали на втором плане российской политики.

Но после 2014 года, полного разрыва с Западом, серьёзного проседания экономики и роста протестных настроений в Кремле вспомнили о патриотизме как последнем средстве спасения и решили создать полноценную патриотическую партию взамен расползающейся ЛДПР, которая годами аккумулировала правых радикалов. Конечно, созданная некогда в реторте КГБ партия все тридцать лет новейшей российской истории верой и правдой служила Кремлю. Но в последние годы её «оппозиционный» образ сильно потускнел, моральная репутация поголубела и ей явно нужен серьёзный ребрендинг. Поэтому ЛДПР перевели на запасной путь. И это открывает серьёзные политические перспективы перед единой «СРЗП».

Ну а для видимости «мощной политической оппозиции» в Думу зашла несколько погрузневшая КПРФ. Самым пикантным тут стал призыв «несистемной оппозиции» в лице оппозиционного политика Алексея Навального, отбывающего срок в колонии, проголосовать за КПРФ. Призыв прозвучал в рамках стратегии «Умного голосования»*, нацеленной на консолидацию голосов противников «Единой России».

«Миллионы людей в России ненавидят «Единую Россию»», – сказал соратник Навального Леонид Волков в видеоролике, сопровождающем публикацию списка кандидатов, которые, по мнению активистов, имели наилучшие шансы на победу над представителями правящей партии в различных избирательных округах.

В итоге партия, уже полтора десятилетия функционирующая под управлением Кремля, как мопс в кармане бизнес-вумен, аккумулировала голоса самых непримиримых врагов действующей власти. Именно Геннадию Андреевичу Зюганову привычно предстоит «обрамлять» недовольными оппозиционными комментариями все самые непопулярные решения власти, не заходя в этом дальше определённой черты.

Ну а главное – это то, что вкупе с одномандатниками «Единая Россия» получила всё то же конституционное большинство в Думе, которое сохраняет вот уже четвёртый избирательный цикл. Что, собственно, и являлось главной задачей Кремля на нынешних выборах.

Все либеральные партии традиционно не вышли за полтора процента, подтвердив в очередной раз, что Россия переболела либерализмом, как скарлатиной, и приобрела к нему стойкий иммунитет как минимум на одно поколение.

Можно ли говорить о массовых нарушениях в ходе выборов?

Чего-то глобального, радикально изменившего политический расклад, не зафиксировано. Правда, не всем понятен механизм электронного голосования и вопросов к объективности его результатов немало.

На местах же нарушений было много. Местное чиновничество с привычным цинизмом самодержавных царьков тупо «рулило» выборами, как собственными «мерседесами» по пьяни, доводя ситуации до откровенных скандалов, как, например, выборы в Санкт-Петербурге, где был зафиксирован просто вал нарушений, фальсификации и дискретизации выборов. Многочисленные и изощрённые вбросы как со стороны участковых избирательных комиссий, так и третьих лиц, мнимые минирования участков, мордобои, воровство сейфпакетов и их подмена, выдворение наблюдателей, голосование строем, исчезновение и внезапное появление бюллетеней, «закрученные» разными способами карусели.

Всё это связывают с именем председателя Законодательного собрания Санкт-Петербурга Вячеслава Макарова, который покидает свой пост и отправляется в Москву, пытаясь оставить после себя подконтрольный ему местный парламент.
Надо ли говорить, что такая дискредитация выборов сильно нервирует Кремль, и встретит Москва Макарова отнюдь не ласково.

Резюмируя вышесказанное о состоявшейся политической постановке под названием «Выборы 2021», смею утверждать, что при явных внешних косметических изменениях устройство и система управления механизмом Государственной думы не изменились. Все ключи управления по-прежнему в руках Кремля.

При этом ему удалось мастерски сохранить идеальную симуляцию «демократии» «для внешнего употребления» при традиционной авторитарно-имперской матрице управления страной в реале.

Хорошо это или плохо? С одной стороны, в стране накопился огромный запрос на перемены. Экономический курс правительства привёл к тому, что развитие страны идёт черепашьими темпами, бедность растёт, и управляемая Дума тут – не самый лучший инструмент для борьбы со всем этим грузом на шее.

С другой, «унитарность» государственной машины позволяет эффективно и быстро реагировать на угрозы и вызовы, что вполне наглядно демонстрирует китайская модель государства.

Но такая модель полностью перекладывает ответственность за управление страной и её будущее на Кремль и лично президента, что, впрочем, не новость, а давно сформированная реальность.


* Суд посчитал проект «Умное голосование» – продолжением деятельности ФБК, признанного в России экстремистской организацией.

comments powered by HyperComments