На «тайваньском фронте» холодной войны Америки против Китая отмечается резкая активизация. «Оговорка» президента Байдена о решимости защитить Тайвань от агрессии Китая. Официальное подтверждение руководительницей Тайваня факта присутствия американских военных на острове. Предложение госсекретаря Блинкена подключить Тайбэй к специализированным организациям и программам ООН. Объявления о поставках новых партий оружия…

Вашингтон и Тайбэй намеренно и демонстративно пересекают «красные линии», прочерченные Пекином. Неизбежен вопрос – зачем? Вероятность масштабной военной реакции в соответствии с «Законом КНР о противодействии сепаратизму» нельзя исключать. Однако последствия «усмирения мятежников» для единства китайской нации и международного престижа Китая некоторое время были бы довольно негативны. Даже в случае с вызывающими действиями сепаратистов в Гонконге была проявлена «стратегическая сдержанность», продолжавшаяся около двух лет. Наведение порядка на Тайване, с учетом наличия там собственных вооруженных сил, может занять больше времени, потребовать гораздо больше ресурсов. Серьезной проблемой может стать также ассимиляция 22 миллионов тайваньцев в лоно Родины – даже широкие рамки политики «одна страна-две системы» могут не вместить сложившиеся после 1949 года своеобразные нормы социальной и духовной жизни тайваньцев, т.н. «тайваньскую идентичность». Похоже, в Пекине изо всех сил стараются оттянуть «время Ч», пытаясь предотвратить межкитайское братоубийство и решить проблему «по-семейному». При этом китайские руководители несут определенные потери престижа как внутри Поднебесной, так и за ее пределами.

Мне кажется, что именно на это и нацелены провокации последних недель. Приближается открытие ноябрьского пленума ЦК КПК, последнего перед ХХ съездом в 2023 году. Обстановка в стране в целом спокойная, но проблем хватает. Не удается преодолеть энергетический кризис, вызванный стратегическими просчетами высокопоставленных деятелей, которые увлеклись западными поветриями «зеленой экономики» и переборщили с отказом от традиционного источника энергии – угля. Растет число очагов пандемии, становится все больше заразившихся. Под вопрос ставится стратегия «нулевой терпимости» и борьбы при помощи изоляции инфицированных районов, которая приводит к серьезным экономическим проблемам, усиливает недовольство населения. До конца не преодолены последствия масштабных локдаунов 2019-2020 годов, десятки миллионов мигрантов не смогли вернуться на старое место работы. Политика «общего благосостояния» также вряд ли вызывает энтузиазм среди миллионов представителей верхних слоев общества, перед которыми маячит перспектива не совсем добровольной уступки части «нажитого непосильным трудом».

Словом, за счет розыгрыша «тайваньской карты» делается попытка усилить напряжённость в китайском обществе к моменту важного политического события, на котором будет рассмотрены варианты развития Китая в 2022-2027 годах, составлены эскизы кадровых решений. Особое давление оказывается на Си Цзиньпина. За последние годы благодаря успехам реализации долгосрочного плана «Китайская мечта» он получил в свои руки рычаги принятия всех жизненно важных решений. Си Цзиньпин сейчас Председатель КНР, Генеральный секретарь ЦК КПК, Председатель военного совета ЦК КПК (главнокомандующий НОАК). Огромная власть несет с собой огромную ответственность. Требуется мудрость при принятии решений и твердость в их осуществлении, ясное видение дальней перспективы и текущей ситуации.

Вот эту гармонию слова и дела пытаются нарушить создатели «тайваньского кризиса». Как хулиганы в проходном дворе они берут Китай и его руководителя «на слабо», подталкивают к резким поступкам. Вся историческая ответственность за это ляжет на них.

comments powered by HyperComments