Авторский доклад Изборскому клубу Сергей Глазьева

В своей зажигательной статье «Идеология русской победы» Александр Проханов констатирует, что сегодня «Россию изъедают изнутри очаги тьмы: расцветает культура осквернения, когда срываются пломбы со всех запретных сундуков, распечатываются все ящики Пандоры, и демоническая энергия гасит вечные огни…». К числу сегодняшних охранителей он причисляет «государственников, проповедующих служение, а не стяжательство». Однако для успешной обороны и, тем более, для Победы проповедовать мало — нужно действовать. В нынешней ситуации мировой гибридной войны действовать нужно быстро и эффективно, без оглядки на клишированные одергивания оппонентов-стяжателей и, тем паче, проявившие себя враждебные силы, выстроивших эшелонированную линию сопротивления  силам созидания России на новой технологической и новой-старой идейно-мировоззренческой основе, предполагающей конвергентную модель развития – синтез экономических достижений имперского и советского периодов, помноженный на опыт преодоления острых фаз развития новейшей отечественной истории.

Сама апологетика аннигиляции старого, успешно применяемого в ядре стран-лидеров экономического роста и нового, базирующегося на передовых завоеваниях научно-технического прогресса, предполагает геополитическую стабильность, постулирует международное сотрудничество и кооперацию как взаимовыгодное и недискриминационное. Такой подход положен в основу предложенной Президентом Российской Федерации идеи формирования Большого евразийского партнерства, которая исключает блоковое мышление в парадигме разделительных и красных линий. Партнерство, если его реализовать по изначальному замыслу, сторонится философии нагнетания и противопоставлений в духе сюзерен-вассал с построенной в этом духе системой международных экономических отношений; оно изначально ориентируется на посыл о возможности гармоничного сосуществования, а в экономическом отношении – о сопричастности партнеров в деле экономического приращения не в ущерб интересам друг друга.  Конечно, классические представления о пределах разделения труда в рамках формируемых технологических траекторий и шире – технологических зон – не отживший себя анахронизм, но практические инструменты БЕП направлены не на конфронтацию и передел сфер влияния, а на то, как сугубо экономическими средствами создать доверительную атмосферу сотрудничества в Евразии, поиск и нахождение консенсуса даже там, где интересы, скажем, ЕАЭС и Всеобъемлющего регионального экономического партнерства расходятся.  Иными словами, БЕП – универсалистская модель для сборки с понятной концепцией, стратегией и определенными перспективными приоритетами. Она задает четкие ориентиры и позволяет сформулировать и уточнить национальные стратегии развития. Для России – это предложенная академическим сообществом (и широко отрецензированная экспертными кругами) программа опережающего развития на основе форсированного развития производств нового технологического уклада и формирования институтов нового мирохозяйственного уклада «Социальная справедливость и экономический рост».

Программа, ставшая доктринальной и в рамках работы экономической секции Всемирного русского народного Собора, предусматривает переход от политики искусственно продлеваемого статус-кво (или инерционного сценария) к политике «Собственный центр силы», что предполагает мобилизационный сценарий по многократным проектировкам Изборского клуба и ученых Российской академии наук.

 

Цели, какие они должны быть.

В контексте формирующегося Интегрального мирохозяйственного уклада, основанного не на имперских амбициях господства одних над другими, а на интеграционных процессах, объединяющих разные народы в сетевых по своему характеру союзах — ЕАЭС, ЕС, АСЕАН, МЕРКОСУР и т.д. —  нам нужно ставить четкие сверхнапряженные, но сбалансированные и реально выполнимые цели, соответствующие основным трендам XXI века и разрабатывать алгоритмы их достижения. Исходя из претерпевающего динамичные изменения внешнего фона (замещения технологических и мирохозяйственных укладов вкупе с необходимостью внутренней перестройки по мобилизационному сценарию), цели долгосрочного экономического развития формулируются следующим образом:

—  поддержание ежегодного прироста ВВП на уровне не менее 10% в ближайшие 5 лет (с опережающим двукратно приростом инвестиций в основной капитал) и не менее 7% в последующем — на основе полного использования имеющихся производственных мощностей, роста производительности труда, повышения конкурентоспособности производства товаров и услуг, стимулирования инновационной активности и НТП, формирования благоприятного инвестиционного и предпринимательского климата. Это позволит утроить ВВП России к 2050 г.;

— доведение средней продолжительности предстоящей жизни до 80-85 лет, чтобы Россия вышла по этому показателю на уровень передовых стран мира;

— доведение объемов строительства жилья до 1 кв. метра на человека, что позволит увеличить вдвое жилой фонд России и полностью обеспечить жильем все населения России;

— повышение уровня и качества жизни народа и доведения его до уровня передовых стран мира в реальном выражении;

— овладение в полной мере технологиями пятого и шестого ТУ, обеспечение передового мирового уровня в научно-техническом развитии и конкурентоспособности производства товаров и услуг.

Целевыми ориентирами в политике социального государства на обозримую перспективу должны стать:

—  увеличение средней продолжительности жизни российских граждан до лучших мировых показателей;

—  превышение к 2050 году среднедушевых доходов населения уровня, существующего в развитых странах (это означает необходимость их утроения — за счет экономического роста с опережающим повышением оплаты труда, доля которой в структуре распределения национального дохода должна составлять не менее 70% по сравнению с нынешними 50%); выход России на уровень Европейского союза по индексу развития человеческого потенциала;

—  преодоление вынужденной безработицы (в особенности среди молодежи) в результате опережающего роста производства товаров и услуг с высокой долей добавленной стоимости путем кредитно-налогового стимулирования создания новых рабочих мест; развития высшего и среднего специального образования, развертывания системы повышения квалификации, переквалификации и трудоустройства безработных; организации общественных работ;

—  ликвидация бедности и преодоление социальной аномии: соблюдение законодательно утвержденных минимальных социальных стандартов потребления базовых продуктов питания, жилищных условий и энергоснабжения, бесплатной медицинской помощи; обеспечение нуждающихся за счет федерального бюджета по ежегодно устанавливаемым нормативам, а также принятие программы чрезвычайных мер в «зонах социального бедствия», включая бесплатное нормированное распределение продуктов питания и предметов первой необходимости среди детей, стариков, инвалидов, других нуждающихся групп населения;

—  реализация мер полноценной поддержки семьи, материнства и детства, включающих доведение размера пособия по уходу за ребенком до прожиточного минимума, восстановление и развитие сети детских образовательных, творческих и спортивных организаций, защиту семейных ценностей и прекращение пропаганды насилия и разврата в средствах массовой информации, защиту женщин от дискриминации;

—  восстановление на законодательном уровне обязательств государства в социальной сфере и соблюдение социальных гарантий;

—   восстановление сбережений населения, обесценившихся по вине государства в Сбербанке; включение обязательств государства, предусмотренных федеральным законом «О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации», в состав внутреннего долга и реализация программы мер по его обслуживанию и погашению на основе предоставления населению в зачет долга товаров и услуг отечественного производства;

—  преодоление расслоения общества по уровню благосостояния, освобождение от налогообложения доходов ниже двукратной величины прожиточного минимума на члена семьи, восстановление прогрессивной шкалы налогообложения доходов, превышающих эту величину более чем в пять раз;

—  восстановление права граждан на отапливаемое и электрифицированное жилье со всеми удобствами; сохранение прав на фактически занимаемое жилье без уплаты налога на имущество с приватизированных квартир и арендной платы за использование государственных квартир, предоставленных до 1992 года; развертывание системы льготного ипотечного кредитования жилищного строительства с предоставлением кредита на срок не менее 10 лет с нулевой реальной процентной ставкой; восстановление программ массового жилищного строительства для нуждающихся семей с бесплатным предоставлением квартир в бессрочную аренду; отмена законодательных норм, предусматривающих принудительное выселение людей из квартир за неуплату коммунальных платежей; введение автоматической системы предоставления адресных дотаций на оплату коммунальных услуг — исходя из того, что затраты на эти цели не должны превышать 10% совокупного дохода членов семьи.

Этих целей можно достичь только при условии сбалансированного и планомерного развития экономики на основе смешанной стратегии опережающего развития с учетом возможностей нового технологического и созданием институтов нового мирохозяйственного уклада.

 

Кормчие стагнации.

Однако, пока мы, как говорит в упомянутой выше статье А.Проханов, не «очистим от мусора наши государственные институты, изгоним из них стяжателей, насильников и предателей», эта программа реализована быть не может. Действующая в нашей стране система управления экономическим развитием, основанная на имитации бурной деятельности и непрестанном воспроизведении симулякров с их препарированием общественному сознанию как блага, очень удобна как раз для стяжателей и предателей, а не для подвижников и героев. Пассионарии, готовые к созиданию, маргинализируются, выдавливаются, подвергаются массированным диффамациям и информационным репрессиям. Напряжение душевных сил и профессиональных качеств добросовестных государственных служащих нейтрализуется угождающими начальству прихлебателями, которые ложью и лестью проскальзывают к высотам государственной власти.

Наиболее явно имманентно превалирующие в российской элите качества проявляются в проводимой ее частью экономической политике, которая, как известно, всегда и везде является результирующей экономических интересов. Как бы ни изощрялись ее проводники,   представляя проводимую политику как объективно обусловленную, основанную на знаниях и преследующую общественные цели роста производства и благосостояния, в реальности они защищают интересы той части властвующей элиты, кому проводимая политика выгодна вне зависимости от ее последствий для народа и национальной экономики. Клевреты же новоявленных рантье, находящиеся у них на довольствии, прикрываясь наукообразной догматикой, должны так закамуфлировать проводимую политику, чтобы прекариат ничего не заподозрил, а еще лучше, поблагодарил за стабильность в условиях глобальной неопределенности.

Любая дисфункция в российской экономике ответственными за макроэкономическое состояние объясняется исключительно влиянием внешних шоков в условиях открытого рынка, а никак не рукотворной внутренней политикой, торпедирующей рост производства, инвестиций и реальных располагаемых доходов граждан. Если нам рекомендуется принять на веру объяснение системных провалов внешними причинами, то они кроются в поражении финансово-экономических властей когнитивным оружием извне, что, в конечном счете, приводит к чрезмерной внешнеэкономической зависимости и подверженности российской экономики малейшим колебаниям. Если бы не это поражение части элиты на идейно-мировоззренческом, ментальном уровне, то и политика велась бы по другим лекалам, исходя из иных представлений и подходов к стимулированию экономического роста. А в ситуации, когда коллективные либералы видят свое alter ego в МВФ, принимая оценки этой организации за «чистую монету» и слепо следуя ее рекомендациям, иного ожидать и приходится: обескровленная экономика находится в замкнутом круге, разорвать который может только смена парадигмы развития.

 Угодничество весомого пласта квазинацинальной элиты инструкциям международных институтов обрекает российскую экономику на неотвратимое отставание и в перспективе в то время как политическое целеполагание справедливо дикутет необходимость обеспечения темпов роста выше среднемировых. Накопленный ущерб от этого угодничества, по самым скромным оценкам, накопленным итогом с 2014 г. уже превысил 30 трлн. рублей недопроизведенной продукции. И это только вершина айсберга.

Безвольное следование методичкам МВФ суть следование в фарватере навязанной политики Вашингтонского консенсуса, всегда и везде сводящийся к системе разрушительных для национальной экономики догм:  отказ от валютных ограничений для беспрепятственного трансграничного движения капитала; отказ от суверенной денежно-кредитной политики и привязка эмиссии национальной валюты к приросту валютных резервов; приватизация собственности, включая природные ресурсы, без ограничений для иностранного капитала; отказ от регулирования цен и планирования, предоставление внутреннего рынка в распоряжение глобальных монополий.

Имплементация этих догм у нас повлекла деградацию и примитивизацию экономики, ежегодно теряющей более 100 млрд. долл. в неэквивалентном внешнеэкономическом обмене в интересах финансовой системы США – по сути, колосса на глиняных ногах, пределы гегемонии которого очерчены сроками окончательного упадка имперского мирохозяйственного уклада, зиждущегося на безбрежной эмиссии и военно-санкционной дубине, и становления нового интегрального мирохозяйственного уклада, основанного на диаметрально противоположном подходе – выстраивании равноправных и недискриминационных партнерских отношений как на межгосударственном, так и на межрегиональном уровнях.

 

Игра в имитацию.

Ярким примером имитационного характера нынешней системы управления стали итоги реализации Концепции долгосрочного социально-экономического развития до 2020 г., с большой помпой принятой в 2008 году. Но, как и все генерируемое в режиме имитации, она оказалась провальной. Вместо достижения цели ежегодного прироста ВВП в 6,5%   —   среднегодовые темпы ниже 2%, вместо увеличения реальных располагаемых доходов населения на 64-72% по сравнению с 2012 годом – их непрерывная отрицательная динамика начиная с 2014 г. Цель по снижению уровня абсолютной бедности вдвое с 13,4% в 2007 г. до 6-7% в результате реализации концепции была провалена: за период 2008-2012 гг. доля населения с доходами ниже прожиточного минимума опустилась до 10,7%, затем количество бедных опять стало расти и по итогам 2016 года составило 13,3%, а после некоторого снижения в 2017–2018 гг. в 2019 г. этот показатель вновь возрос до 12,7%. Как констатируется органами даже официальной статистики, за чертой бедности в России живет более 18 млн. человек. Заложенное же концепцией перераспределение бюджетной системы в пользу расходов на развитие человеческого потенциала с 8,6% ВВП в 2007 г. до 11,7% ВВП в 2020 г. привело к их сокращению: на образование — с 4% до 3,7%, на здравоохранение  — с 3,6% до 2,9% ВВП.

В оправдание за афронт такого масштаба (с регулярным повторением оного в рамках исполнения президентских указов по целям развития) имитаторы, конечно, могут указать на различные форс-мажорные обстоятельства: мировой финансовый кризис, государственный переворот на Украине, американо-европейские санкции, пандемию. Но все эти пришедшие извне бедствия, при желании, могли бы быть со знанием дела обращены в выгоды для России и стимулировать ее экономический рост. Покажем, как предатели и стяжатели не дали это сделать, получив за имитацию бурной деятельности ордена и медали от разоренного и униженного ими российского государства.

Как мы констатировали, мировой финансовый кризис мог бы быть использован для реализации стратегии опережающего развития экономики России, если бы денежные власти прекратили утечку капитала и обеспечил бы неограниченное низкопроцентное долгосрочное кредитование инвестиций в создание и расширение производств нового технологического уклада, широкое распространение его базисных нововведений, реализацию упомянутой выше Концепции долгосрочного развития и других документов стратегического планирования. Этого не было сделано ни в 2009-м, ни в 2014-м годах, когда на Россию обрушились финансовые санкции США и их сателлитов. Напротив и более того, Центральный банк, получивший индульгенцию ссылками на внешнее санкционное воздействие, и при этом, будучи независимым – что невиданно в современной практике, — отвечающий за единственный управляющий параметр (уровень инфляции), сделал все возможное, чтобы эти санкции стали максимально болезненными.

Неадекватность политики Банка России задачам экономического роста уже стала привычным пунктом ее критики, на которую его руководство традиционно отвечает монетаристскими догмами. Но если до сих пор платой за некомпетентность и догматизм (сиречь услужливость) денежных властей были падение производства и вывоз капитала, деградация структуры экономики, то с пресечением американских и европейских источников кредита под вопросом оказалось само ее существование. Чтобы избежать коллапса, а с введением санкций и обвалом курса рубля в 2014 г. кризис прочно погрузил российскую экономику в состояние стагфляции,  Банк России должен был бы спешно развернуть компенсирующие кредитное эмбарго  механизмы долгосрочного рефинансирования российских заемщиков. Эти механизмы должны быть похожи на европейские и американские, которые обеспечивают безграничное рефинансирование западных банков и корпораций на долгосрочной основе под символический процент – ведь в современной экономике без кредита невозможно не только расширенное, но даже простое воспроизводство. Вместо этого Банк России поднял ставку процента и сузил разнообразие инструментов рефинансирования, ограничив их преимущественно краткосрочными операциями по поддержанию ликвидности. Тем самым он резко усугубил негативное влияние западных санкций, обрекая относительно благополучные отрасли российской экономики на сужение производства и сжатие инвестиций. Антироссийские санкции и волна ужесточения монетарной политики Банка России вступили в крайне опасный для российской экономики резонанс.

Повысив процентную ставку, руководство Банка России еще раз подтвердило ориентацию не на цели роста, а на импортированные догматические представления о том, что удорожание предостав­ляемых банковской системе ресурсов снижает инфляцию. Однако, как показано в многочисленных исследованиях, монетарные факторы инфляции в современных российских условиях не основные, теоретически и эмпирически доказано, что попытки подавить инфляцию путем количественного ограничения денежной эмиссии или удорожания кредита не дают нужного результата в современной экономике с ее сложными обратными связями, нелинейными зависимостями, несовершенной конкуренцией. Более того, эти попытки уже два десятилетия демонстрируют свою контрпродуктивность: вместо снижения инфляции неизменно происходит падение производства и предложения товаров и, как следствие, повышение цен. В количественной теории денег, из которой исходили и исходят монетарные власти, процессу производства вообще нет места, как и научно-техническому прогрессу, монополиям, внешней конкуренции и другим факторам реальной экономики.

Как известно, экономическая политика не является нейтральной по отношению к экономическим интересам, она ведется в интересах чуждых общественным интересам доминирующих групп влияния, в нашем случае глубоко аффилированных с международным капиталом. Это, как показано в художественно-документальной книге Джона Перкинса «Исповедь экономического убийцы», удел плетущихся на поводке у Вашингтонского консенсуса развивающихся стран или стран с переходной экономикой, чья псевдоэлита интегрирована в западную на правах колониального сатрапа. Но будучи истовыми ревнителями тамошних ценностных установок, какой бы ущерб они ни наносили России, они мирятся с вассальным положением в обмен на мнимые гарантии сохранения вывезенных капиталов и выведенных активов.

В дальнейшем, вплоть до настоящего времени, Банк России проводит денежно-кредитную политику в интересах валютных спекулянтов, создавая им условия для манипулирования курсом рубля и извлечения сверхприбылей за счет обесценения рублевых доходов и сбережений граждан с последующим их вывозом за рубеж. Позволять услужливым догматикам и дальше саботировать четкие политические указания, убеждая российское руководство в адекватности проводимой макроэкономической политики текущим вызовам равноценно преступлению. Позволять это делать это все равно, что если бы в 1941 году, после захвата гитлеровской Германией Украины, советское руководство продолжало бы снабжение Третьего Рейха советским сырьем за рейхсмарки и давало бы ей кредиты на производство военной техники. Чем бы подобная политика закончилась в то время — понятно. Также понятно, что проводимая сегодня денежно-кредитная политика закономерно влечет долларизацию финансовой системы, ее сжатие вследствие вывоза капитала и рестрикционной денежной политики, падение инвестиций и производства, снижение уровня жизни при очевидных возможностях быстрого экономического подъема. В 90-е года это можно было еще оправдать: США покровительствовали российскому руководству, создавая благоприятный внешнеполитический фон саморазрушению российской экономики и ее обескровливанию. Сегодня они, вместе с европейскими приспешниками, ведут с Россией войну и, вопреки широко тиражируемой лжи в информационно-когнитивном поле, главным в этой войне является экономический фронт, стремление не допустить экономической самости России и восхождения Евразийского экономического союза. Следовательно, именно здесь должен быть развернут мобилизационный сценарий с кардинальным пересмотром направленности качества  экономической политики.

 

Сдача Русского мира.

Пожалуй, самым большим предательством стало попустительство устроенному спецслужбами США противозаконному захвату власти неонацистами на Украине. Вопреки собственным национальным интересам, мы проигнорировали мольбы десятков миллионов русских людей о помощи, отдав их на растерзание американским марионеткам. Как и в случае с поражением финансово-банковских властей когнитивным оружием запада и интегрированностью псевдоэлиты  в западную «пищевую цепочку»,  ее антинациональный характер в полной мере проявился в формировании предательского политического консенсуса, отвергнувшего Новороссию и ее призывы к воссоединению с Россией по крымскому подобию. Собственно, и «крымской весны» могло не состояться, если бы не своевременное волевое решение политического лидера нации, откровенно пошедшего наперекор  обслуживающим западную финансово-экономическую и идеологическую машину чиновников и руководителей госбанков.

Как и предсказывалось,  фатальные февральские события в 2014 г.  с государственным переворотом и повсеместным воцарением хаоса стали лишь финальным аккордом крупной спецоперации, ключевой целью которой было окончательное утверждение  на Украине платформы «антиРоссия» в духе ставших уже хрестоматийными нарративов. В исторически обусловленном поле  конфликтности и агрессии Запада против России, двигающем свой «драг нах остен»,  Украине всегда отводились заглавные роли. Наиболее ярко отношение Запада к Украине выразил Бисмарк, сказав «Могущество России может быть подорвано только отделением от неё Украины… необходимо не только оторвать, но и противопоставить Украину России, стравить две части единого народа и наблюдать, как брат будет убивать брата. Для этого нужно только найти и взрастить предателей среди национальной элиты и с их помощью изменить самосознание одной части великого народа до такой степени, что он будет ненавидеть всё русское, ненавидеть свой род, не осознавая этого. Всё остальное — дело времени»[1]. Вслед за прусским канцлером концентрированное отношение Запада к Украине в своей книге «Великая шахматная доска» выразил З.Бжезинский, написавший, что «без Украины Россия перестает быть евроазиатской империей»[2].

Канцлер Германской империи оказался точен, указав на технологию вырывания Украины из российского лона путем противопоставления, в сущности, двух начал единого целого. Вряд ли о постановках Бисмарка знал считавшийся вполне себе пророссийским Л.Кучма, когда в отсутствие на то необходимости в заголовке своей книги выдвинул противопоставление «Украина  — не Россия», которое предопределило скатывание лидирующей по темпам роста постсоветской республики на последнее место в Европе по уровню бедности, погрузившее ее в пучину братоубийственной гражданской войны и приведшие к реставрации самых уродливых форм нациостроительства.

Марионеточный нацистский режим в полной мере отрабатывает формат Украины как анти-России и используется в качестве орудия для вовлечения России в мировую гибридную войну. Нужно отдать должное последовательности архитекторов нынешнего облика Украины, полностью потерявшей субъектность и поддерживающей свое существование:

— радикальной русофобией и нацистской идеологией;

— тотальной антироссийской пропагандой, совмещенной с репрессиями против инакомыслящих;

— полной зависимостью от американских спецслужб, агентура которых фактически руководит украинским правительством;

— политической диктатурой с насильственным подавлением всех оппозиционных сил;

— доминированием прозападной олигархии в бизнесе, тесно связанной с политической верхушкой.

Заблуждением и наивностью, граничащей с преступным умыслом, было полагать, что Украина никуда от России не денется, поскольку уровень экономического взаимопроникновения настолько высок, что было бы самоубийственным отречься от тысяч кооперационных связей и совместных проектов. Но именно эти связи и боязнь тесной экономической интеграции стали побудительным мотивом для запада и его агентуры в украинском руководстве для решительных действий по торпедированию формирования единого экономического пространства с участием Украины. Спусковым крючком к подготовке государственного переворота стало запоздалое решение киевских властей отсрочить подписание Соглашения об ассоциации с ЕС, неравноправное и дискриминационное для украинской экономики.

С вступлением в силу Соглашения об ассоциации с ЕС Украина лишилась суверенитета, подчинилась торгово-экономической, внешней и оборонной политике ЕС. Заключив это соглашение, Украина обязалась участвовать под руководством ЕС в урегулировании региональных вооруженных конфликтов. При этом она сама стала «заряженной» на провоцирование военного конфликта с Россией. Как по написанному – Украина – анти-Россия.

Если бы не клептократический характер украинской власти и череда предательств, обеспечивших доминирование западной линии в принятии Киевом ключевых решений, а также многолетнее бездействие эмиссаров Москвы («куда она от нас денется»), выбор, с высокой долей вероятности, был бы сделан в пользу интеграции в таможенный и экономический союз с Россией, что открыло бы перед украинской экономикой огромные перспективы развития и крупный рынок сбыта широкой номенклатуры высокотехнологических товаров, произведенных в контуре традиционных и вновь сформированных кооперационных связей.  Евразийская интеграция в отсутствие среди членов Союза Украины также существенно проигрывает, так как дальнейшее его развитие всецело связано с реализацией масштабных совместных проектов, затруднительных в отсутствие технологических зон сходимости и сопрягаемых производств (если не учитывать пару Россия-Белоруссия). По оценкам ученых РАН и НАНУ, выпадение Украины из ЕЭП, инициированного именно ею еще в 2003 г., привело к потере около трети совокупного экономического потенциала ЕАЭС, оказавшегося в тисках инерционного сценария развития.

 

«Lock step» либерального фашизма.

Из всех перечисленных выше «объективных» причин срыва реализации Концепции долгосрочного социально-экономического развития до 2020 г. и указа Президента «О долгосрочной государственной экономической политике» (№596 от 7 мая 2012 г.), пожалуй, только пандемия, может быть, хоть и с известной натяжкой, расценена как реально форс-мажорное обстоятельство. C поправкой на то, что наши стяжатели от науки и курирующие их чиновники и здесь сумели извлечь выгоду, нанеся ощутимый ущерб народу и в очередной раз выступив безвольным орудием в руках западных проектировщиков.

Колоссальные экономические потери и ущерб здоровью населения вследствие мер социальной изоляции являются неоправданными. Попытки их продолжения или повторного введения в свете очевидного отсутствия статистически значимого влияния на прекращение пандемии и падающей эффективности многократной вакцинации следует квалифицировать как некомпетентность принимающих решения лиц, халатность, злоупотребление служебным положением или вредительство, замешанное на золотом дожде пролившихся бюджетных денег.

Как и в показательных примерах с проводниками реализуемой модели денежно-кредитного регулирования в рамках выданного западными институциями мандата и с молчаливым согласием на разрушение самоценной российско-украинской производственной кооперации в преддверие госпереворота 2014 г., «всадники борьбы с апокалипсисом» филигранно отыграли предписанную им партию в изначально казавшемся невинным сценарном моделировании Фонда Д.Рокфеллера – как и Б.Гейтс известного «филантропа», спонсирующего идеи мирового правительства как необходимого инструмента спасения человечества от угроз перенаселения и загрязнения Земли. Стоит напомнить, что на предыдущем переломном этапе технико-экономического развития, когда мировая экономика погрузилась в кризис в связи с завершением жизненного цикла 4-го технологического уклада, он инициировал создание Римского клуба, выступившего с докладом «Пределы роста»[3]. Сегодня тема самоограничения потребления ресурсов развивающимися странами вновь актуализируется и дополняется угрозой самоуничтожения человечества вырывающимися из остатков дикой природы и оттаивающей вечной мерзлоты невиданными ранее вирусами.

Прогноз Фонда Рокфеллера о вирусной пандемии, подготовленный десять лет назад, поражает точностью совпадения с нынешней ситуацией. В  2010 г. был обнародован доклад указанного фонда и Глобальной сети бизнеса «Сценарии для будущего технологии и международного развития[4]». В одном из сценариев доклада с названием в духе спецопераций секретных служб США из голливудских блокбастеров – Lock Step («Замыкающий шаг») —  по сути, представлено моделирование глобальной дестабилизации посредством пандемии вируса. В нем говорится: «Во время пандемии национальные лидеры во всем мире усилили свои полномочия и установили строжайшие правила и ограничения…Даже после того как пандемия прошла, этот более авторитарный контроль и надзор за гражданами и их деятельностью остались и даже усилились. Чтобы защитить себя от распространения все более глобальных проблем – от пандемий и транснационального терроризма до экологических кризисов и растущей нищеты, — лидеры во всем мире стали править более жестко». При этом, заявленная в докладе неизбежность становления авторитарных режимов – неслучайная констатация, а прописанная между строк команда «фас» глобальному капиталу по бескомпромиссной борьбе против «недемократических» режимов, не уживающихся с либеральным содружеством наций. Чтобы придать этой экспансии хоть сколько-нибудь благообразный вид, международная повестка старательно насыщается ложными целями и задачами вроде необходимости координации мировых усилий по борьбе с изменением климата, под которые, в свою очередь, верстаются прибыльные проекты, например, европейский углеродный налог, чреватый многомиллиардными издержками для крупнейших экспортеров продукции топливно-энергетического и химико-металлургического комплексов России.

Сценарий Lock Step и его производные, в отличие от институтов, гармонизирующих широкое международное сотрудничество и кооперацию,  формирует иную разновидность нового мирохозяйственного уклада и предполагает, по сути, продолжение тенденции либеральной глобализации, дополненной технологиями тотального контроля за населением лишенных национального суверенитета стран.  Под это выстраивается глобальная система институтов, регулирующих воспроизводство не только мировой экономики, но и всего человечества посредством современных информационных, финансовых и биоинженерных технологий. Главной проблемой такой политической системы является ее полная безответственность и аморальность, приверженность ее наследственной властвующей элиты мальтузианским, расистским и человеконенавистническим воззрениям. Под разумеющимся прикрытием фиговым листком либеральных ценностей, которые, как видно по опыту реформ новейшей России и по другим регионам активного присутствия «светочей» либерализма, выродились в крайние формы, получившие название «либерального фашизма». В.Пантин[5] определил его так:  «это ничем неограниченная власть, диктатура крупнейших транснациональных корпораций (в том числе ИТ-корпораций), глобальных финансовых структур и криминально-мафиозных организаций, которых обслуживают армии продажных и беспринципных политиканов, журналистов, блогеров, «звезд» шоу-бизнеса, вместе с отрядами боевиков-террористов и «пушечным мясом» в виде зомбированной, необразованной и обработанной в соцсетях молодежи. Эта «мягкая», незаметно «обволакивающая» сознание людей глобальная диктатура стремится насадить свои собственные, единые для всех стран и народов ценности, единые нормы поведения, единые законы, единые стандарты, единые правила жизни. И за нарушение этих единых ценностей, норм и правил диктатура уже карает и будет карать всех несогласных – фактическим изгнанием из общественного пространства и из политики, тюрьмами, «перевоспитанием» в исправительных лагерях, использованием морального и физического террора вплоть до уничтожения.

Опасность этого явления в том, что оно оставляет за собой ложный шлейф: полная несвобода даже в мыслях и чувствах под видом «полной свободы». А, как известно, нет более прочного и всеохватывающего, тотального рабства, если раба убедить в том, что он свободен.

Одна из геополитических целей сектантской либеральной экспансии – и ее проводники из лагеря национальной псевдо-элиты, собственно, не скрывают этого – расчленение и уничтожение России, которой, несмотря на экономические провалы, удалось стать в авангарде сопротивления. Впрочем, пока не оформилась антивоенная коалиция стран, выступающих за мирный переход к новому мирохозяйственному укладу, наше положение зыбко и может быть укреплено только за счет национализации элиты, устранения системных дисфункций в системе управления и перехода к мобилизационному сценарию экономического развития.

 

 

Экономический инструментарий русской победы.

Провозглашенная А.Прохановым идеология русской победы вязнет в кулуарах экономических ведомств. Их руководство мыслит другими категориями: рыночного равновесия, сравнительных конкурентных преимуществ, текущей экономической рациональности. Проводимая в этих координатах макроэкономическая политика обрекает страну на заведомый проигрыш  в геоэкономическом соревновании с другими державами и, следовательно, на поражение в ведущейся против нас мировой гибридной войне на уничтожение. А иначе и быть не может, если контуры воспроизводства экономики заведены на выгодоприобретателей вне российской юрисдикции, а проводники финансово-экономической политики находятся в давнишней глубокой и осознанной эмиграции.

Если бы наши цари мыслили таким образом, то не было бы ни Транссиба, ни русского экономического чуда в начале прошлого века. Россия бы оставалась отсталой аграрно-лесной страной. Если бы так думало советское руководство, то мы не пробежали бы по призыву Сталина за 10 лет отрезок пути в развитии экономик, который наши конкуренты прошли за столетие и погибли бы в войне европейско-германским фашизмом.

Нам нужен мощный инициирующий импульс в форсированном становлении нового технологического уклада и формировании институтов нового мирохозяйственного уклада. Но прежде – очищение государственной системы управления от безответственности должностных лиц и криминализации ряда важнейших институтов ее регулирования.

  1. Руководство Банка России, вместо выполнения своих обязанностей по обеспечению стабильности курса рубля и организации кредита для развития экономики, следуя рекомендациям Вашингтонских финансовых организаций, проводит беспрецедентную в современной практике политику искусственного сжатия денежного предложения и раскачки курса национальной валюты, способствуя концентрации власти и перераспределению собственности в пользу аффилированных с собой лиц.

Удерживая ключевую ставку выше уровня рентабельности обрабатывающей промышленности,  ЦБ остановил действие трансмиссионного механизма банковской системы по трансформации сбережений в инвестиции. Руководители государственных банков вместо кредитования инвестиционных проектов увлечены финансовыми спекуляциями и присвоением имущества заемщиков. Контролируя активы на сумму более 50 трлн. рублей и имея безграничные возможности манипулирования финансовым рынком, они сконцентрировали гигантские властно-хозяйственные полномочия, необремененные никакой ответственностью. Эти полномочия она использует в целях присвоения собственности посредством залогового рейдерства, манипулирования валютным рынком, приватизации кредитных ресурсов, захвата активов коммерческих банков.

Выход государственной банковской системы из контура государственного контроля повлек сращивание ее руководства с международными финансовыми спекулянтами и рейдерскими преступными сообществами. Одновременно резко возросли доходы аффилированных с ним валютных спекулянтов за счет безнаказанного манипулирования курсом рубля. На нескольких волнах девальвации рубля они присвоили не менее 3 трлн. руб. за счет обесценения рублевых доходов и сбережений физических и юридических лиц.

Другой сверхприбыльной деятельностью денежных властей стало распоряжение активами и обязательствами лишенных лицензии коммерческих банков. Общий объем исчезнувших вследствие их банкротства активов оценивается более чем в 15 трлн. руб., а обязательств, главным образом, перед предприятиями малого и среднего бизнеса в регионах – около 4 трлн. рублей.

  1. Правоохранительная и судебная системы используются как инструменты в процессах перераспределения собственности. Для захвата имущества заемщиков создаются сетевые преступные сообщества из числа коррумпированных работников следственных органов, прокуратуры, судей. Они фабрикуют дела против несговорчивых собственников и лишают их свободы с целью захвата принадлежащих им предприятий. Под их влиянием произошла криминализация института банкротства, через который ежегодно пропускается около 15 тыс. предприятий. Вместо финансового оздоровления они распродаются по бросовым ценам в пользу рейдеров. В настоящее время таким образом перераспределяются активы на сумму не менее 5 трлн. руб.
  2. Налоговая система стимулирует спекулятивные операции и душит инвестиционную активность в производственной сфере. Перераспределение национального дохода из реального сектора в спекулятивный и далее за рубеж в офшоры влечет падение деловой активности. На этом фоне работающие от достигнутого уровня фискальные органы выжимают из производственных предприятий остатки оборотных средств, лишая их возможностей наращивания инвестиционной и инновационной активности.
  3. Правительство не в состоянии проводить системную политику развития экономики. Каждое министерство реализует ведомственные интересы, частные интересы довлеют над государственными. Рычагов привлечения кредитных ресурсов под реализацию стратегических приоритетов у отвечающих за развитие экономики министерств нет. В отсутствие согласованной с задачами развития экономики денежно-кредитной политики не могут полномасштабно заработать предложенные Президентом России механизмы обеспечения экономического развития – специальные инвестиционные контракты и другие формы частно-государственного партнерства. Вследствие указанных обстоятельств Правительство не способно обеспечить исполнение принятого по инициативе главы государства закона «О стратегическом планировании в Российской Федерации».

Избранная правительством в качестве основы исполнения президентских указов форма нацпроектов на деле представляет собой перераспределение средств госпрограмм и не содержит достаточных ресурсов и механизмов мобилизации государственных и частных средств на реализацию заявленных целей развития.

Перечисленные дисфункции институтов госрегулирования парализуют развитие экономики. ЦБ, вместо создания кредита для финансирования инвестиций, как это делают все центробанки мира, высасывает деньги из экономики. Вместо обеспечения стабильности рубля, позволяет спекулянтам раскачивать его курс. Государственные банки, вместо кредитования инвестиций, финансируют спекулятивные операции и присваивают собственность заемщиков. Суды, вместо рассмотрения дел по существу, штампуют сфабрикованные правоохранительными органами обвинения с целью легализации рейдерского захвата имущества. Вместо финансового оздоровления предприятий, оказавшихся в критическом положении вследствие ухудшения макроэкономической ситуации,  они подвергаются криминальным банкротствам, а российская экономика превращается в кладбище разоренных заводов. Правительство саботирует реализацию поставленной задачи рывка в развитии экономики, подменяя системную работу по ее решению имитацией бурной деятельности по решению рапортоемких задач.

Паразитирующие на дисфункциях системы госуправления сетевые преступные сообщества по захвату контроля над прибыльными предприятиями угнетают инвестиционную деятельность и экономическую активность, блокируя выход страны на передовые рубежи научно-технологического и социально-экономического развития.

Для преодоления указанных дисфункций и вывода экономики России на траекторию опережающего развития в соответствии с объективными возможностями (до 8-10% прироста ВВП и 20% прироста инвестиций в год) необходимо введение сквозного механизма институциональной и персональной ответственности по всем уровням управления развитием экономики.

Необходима системная мобилизационная политика развития российской экономики, которая должна строиться как смешанная стратегия опережающего роста нового технологического уклада, динамического наверстывания в сферах с незначительным технологическим отставанием и догоняющего развития в безнадежно отставших отраслях. Для этого требуется принятие следующего комплекса мер по концентрации ресурсов в ключевых направлениях формирования нового технологического уклада, активизации имеющегося научно-технического потенциала, импорту передовых технологий для преодоления технологического отставания.

  1. Политика опережающего развития должна предусматривать:

1.1. Разработку и реализацию целевой программы опережающего развития экономики на основе нового технологического уклада, предусматривающей меры по наращиванию инвестиций в развитие составляющих его производственно-технологических комплексов до 25% в год, и формирование соответствующих институтов и контуров управления.

1.2. Создание системы стратегического планирования, включающей установление приоритетов экономического и научно-технического развития и формирование индикативных планов и программ их реализации.

1.3. Подчинение деятельности всех органов макроэкономического регулирования, включая ЦБ и Минфин, а также государственных корпораций решению задач модернизации и роста экономики, полноценного раскрытия ее научно-технического потенциала. Для этого необходимо индикативное планирование совместной деятельности государства и предприятий на основе инвестиционных контрактов, предусматривающих процедуры взаимной ответственности за достижение поставленных целей. Следует установить целевые показатели работы государственных институтов развития, банков, корпораций и агентств по направлениям их деятельности и ввести механизмы реальной ответственности за их своевременное достижение.

1.4. Снижение процентных ставок до 2-4% и создание механизмов рефинансирования инвестиционной и инновационной деятельности путем целевой денежной эмиссии под обязательства правительства, государственных институтов развития, предприятий, предусмотренных федеральными и региональными инвестиционными программами, проектами институтов развития, специальными инвестиционными контрактами.

1.5. Освобождение от налогообложения доходов предприятий, направляемых на инвестиции в развитие производства, проведение НИОКР и освоение новых технологий, внедрение схем ускоренной амортизации основных фондов при контроле за целевым использованием амортизационных отчислений.

1.6. Двукратное увеличение финансирования НИОКР, развертывание системы целевых научно-технических программ, предусматривающих государственную поддержку инновационной активности на перспективных направлениях развития экономики.

1.7. Создание современной информационно-цифровой инфраструктуры научно-исследовательской и предпринимательской деятельности.

  1. Системная политика обеспечения ускоренного экономического роста невозможна без стабилизации курса рубля, достижения устойчивости национальной валютно-финансовой системы, прекращения оттока капитала. Она предполагает реализацию следующего комплекса мер:

2.1. Остановка спекулятивного «вихря» путем прекращения кредитования валютно-финансовых спекуляций за счет ЦБ, госбюджета и госбанков, а также пресечения сговоров с целью манипулирования валютным рынком.

2.2. Снижение «кредитного плеча» с восстановлением государственного контроля над Московской биржей.  Введение налога на спекулятивные валютно-финансовые операции (налог Тобина) и вывоз капитала.

2.3. Запрещение направлять средства, полученные банками и предприятиями по каналам целевого рефинансирования, на спекулятивные операции. Использование цифровых технологий контроля за движением эмитируемых целевым образом денег.

2.4. Установление повышенного резервирования средств на валютных счетах; в случае угрозы «замораживания» валютных активов российских физических и юридических лиц – до 100%. Введение контроля за трансграничными операциями капитального характера посредством открытого лицензирования.

2.5. Для обеспечения устойчивости обменного курса рубля расширить инструменты регулирования спроса и предложения иностранной валюты, предусмотрев возможность взимания экспортных пошлин в иностранной валюте с ее аккумулированием на валютных счетах правительства в ситуации избыточного предложения валюты и введения Банком России правила обязательной полной или частичной продажи валютной выручки экспортеров на внутреннем рынке в случае ее недостаточного предложения.

2.6. Разрешить заемщикам применять форс-мажор по отношению к кредитам, предоставленным из стран, вводящих финансовое эмбарго против России. На время действия санкционных мер запретить дочерним подразделениям американских и европейских банков привлечение новых средств российских физических и юридических лиц.

2.7. Прекращение предоставления кредитов нефинансовым организациям в иностранной валюте со стороны российских банков. Законодательное запрещение займов нефинансовых организаций, номинированных и предоставляемых в иностранной валюте.

2.8. Исключение из состава валютных резервов долговых обязательств стран, участвующих в санкциях против России. Исключение депозитов, номинированных в этих валютах, из системы страхования вкладов. Одновременно – либерализация оборота наличного золота и серебра как долгосрочного средства сбережения. Отмена НДС на покупку банковских слитков и введение налога на вывоз золота и серебра за рубеж.

2.9. В целях деофшоризации экономики:

— предоставлять доступ к недрам и другим природным ресурсам, госзаказам, госпрограммам, государственным субсидиям, кредитам, концессиям, к собственности и управлению недвижимостью, к жилищному и инфраструктурному строительству, к операциям со сбережениями населения, а также к другим стратегически важным для государства и чувствительным для общества видам деятельности. Только национальным компаниям и российским гражданам-резидентам;

— уточнить законодательное определение понятия «национальная компания», удовлетворяющее требованиям: регистрации, налогового резидентства и ведения основной деятельности в России, принадлежности российским резидентам, не имеющим аффилированности с иностранными лицами и юрисдикциями;

— обязать конечных владельцев акций российских системообразующих предприятий зарегистрировать свои права собственности на них в российских регистраторах, выйдя из офшорной «тени»;

— заключить соглашения об обмене налоговой информацией с офшорами, денонсировать имеющиеся соглашения с ними об избежании двойного налогообложения;

— законодательно запретить перевод активов в офшорные юрисдикции, с которыми нет соглашения об обмене налоговой информацией по модели транспарентности, выработанной ОЭСР;

— вести в отношении офшорных компаний, принадлежащих российским резидентам, требования по соблюдению российского законодательства по предоставлению информации об участниках компании (акционеры, вкладчики, выгодоприобретатели), а также по раскрытию налоговой информации для целей налогообложения в России всех доходов, получаемых от российских источников под угрозой установления 30%-ого налога на любые операции.

2.10. Принять комплекс мер, снижающих налоговые потери от несанкционированного вывоза капитала: 1) возмещение НДС экспортерам только после поступления экспортной выручки; 2) взимание авансовых платежей по НДС уполномоченными банками при перечислении поставщикам-нерезидентам импортных авансов; 3) введение штрафов за просроченную дебиторскую задолженность по импортным контрактам; 4) прекращение включения во внереализационные расходы безнадежных долгов нерезидентов российским предприятиям.

2.11. Ввести ограничения на объемы забалансовых зарубежных активов и обязательств перед нерезидентами по деривативам российских организаций, лимитировать вложения российских предприятий в зарубежные ценные бумаги, включая государственные облигации США и других иностранных государств с высоким дефицитом бюджета или государственного долга.

  1. Увеличение потенциала и безопасности российской денежной системы и упрочение ее положения в мировой экономике, придание рублю функций международной резервной валюты.

3.1. Стимулировать переключение во взаимных расчетах в ЕАЭС и СНГ на рубли, в расчетах с ЕС – на рубли и евро, с Китаем – на рубли и юани. Рекомендовать хозяйствующим субъектам переходить на расчеты в рублях за экспортируемые и импортируемые товары и услуги. Предусматривать выделение связанных рублевых кредитов государствам-импортерам российской продукции для поддержания товарооборота, использовать в этих целях кредитно-валютные СВОПы.

3.2. Кардинально расширить систему обслуживания расчетов в национальных валютах между предприятиями государств ЕАЭС и СНГ посредством Межгосбанка СНГ, с иными государствами – с использованием контролируемых Россией международных финансовых организаций (МБЭС, МИБ, ЕАБР и др.).

Создать платежно-расчетную систему в национальных валютах государств-членов ЕАЭС со своей системой обмена банковской информацией, оценки кредитных рисков, котировки курсов обмена валют. Разработать и внедрить собственную независимую систему международных расчетов в ЕАЭС, ШОС и БРИКС, которая могла бы устранить критическую зависимость от подконтрольной США системы SWIFT.

3.3. Банку России осуществлять целевое рефинансирование коммерческих банков под рублевое кредитование экспортно-импортных операций по приемлемым ставкам на долгосрочной основе, а также учитывать в основных направлениях денежно-кредитной политики дополнительный спрос на рубли в связи с расширением внешнеторгового оборота в отечественной валюте и формированием зарубежных рублевых резервов иностранных государств и банков.

3.4. Организовать биржевую торговлю нефтью, нефтепродуктами, лесом, минеральными удобрениями, металлами, другими сырьевыми товарами в рублях; в целях обеспечения рыночного ценообразования и предотвращения использования трансфертных цен для уклонения от налогообложения обязать производителей биржевых товаров продавать через зарегистрированные Правительством России биржи не менее половины своей продукции, в том числе поставляемой на экспорт.

3.5. Лимитировать заимствования контролируемых государством банков и корпораций за рубежом; постепенно заместить инвалютные займы контролируемых государством компаний рублевыми кредитами государственных коммерческих банков за счет их целевого рефинансирования со стороны ЦБ под соответствующий процент.

3.6. Организовать Московский клуб кредиторов и инвесторов для координации кредитно-инвестици­онной политики российских банков и фондов за рубежом, процедур по возвращению проблемных кредитов, выработки единой позиции по отношению к дефолтным странам-заемщикам.

  1. Внести изменения и дополнения в закон «О Центральном банке».

4.1. Изложить ст. 3 Федерального закона в следующей редакции:

«Целями деятельности Банка России являются:

– способствование высокой занятости и устойчивому экономическому росту через обеспечение достаточного уровня монетизации экономики и доступных процентных ставок;

– защита и обеспечение устойчивости рубля;

– обеспечение развития и устойчивости банковской системы Российской Федерации;

– обеспечение развития и стабильного функционирования национальной платежной системы;

– обеспечение стабильного развития финансового рынка Российской Федерации.

Получение прибыли не является целью деятельности Банка России».

4.2. Изложить ст.34.1 Федерального закона в следующей редакции:

«Основной целью денежно-кредитной политики Банка России является защита и обеспечение устойчивости рубля, включая его обменный курс; способствование высокой занятости и устойчивому экономическому росту через обеспечение достаточного уровня монетизации экономики и доступных процентных ставок;  организация кредитования развития российской экономики, обеспечение роста инвестиционной и деловой активности, создание условий для роста производства, доходов населения; поддержание сбалансированности бюджетной системы Российской Федерации».

  1. Повысить конкурентоспособность предприятий путем вовлечения трудящихся в систему их управления.

5.1. Законодательно установить права трудового коллектива, специалистов и управляющих на создание своих коллегиальных органов (Совет работников, Научно-инженерный Совет, Совет управляющих) и избрание своих представителей в высший орган стратегического управления (Совет директоров), обеспечивающий учет интересов всех участников деятельности предприятия в сочетании с интересами развития самого предприятия как хозяйствующего субъекта.

5.2. Установление норм ответственности за действия всех участников производственных отношений: менеджеров — за негативные последствия принимаемых решений в условиях конфликта интересов, специалистов — за нарушение технических норм и регламентов, работников — за нарушение производственной дисциплины. Степень гражданско-правовой, административной и уголовной ответственности должна соответствовать величине наносимого предприятию ущерба и уровню полномочий виновных сотрудников. Свою долю ответственности должны нести и собственники в случае их прямого вмешательства в деятельность предприятия или распоряжения правами собственности в ущерб интересам предприятия (увод прибылей и активов, принуждение к фиктивным операциям, злонамеренное банкротство, рейдерство и пр.).

5.3. Провести перепись предприятий, которая позволит восполнить имеющиеся пробелы в идентификации собственников, менеджмента, работников предприятий, восстановить соответствие между субъектами экономики и субъектами права. Требует расширения практика предоставления предприятиями т.н. интегрированной отчетности, позволяющей комплексно оценивать не только текущее состояние, но и перспективы функционирования предприятия в изменяющейся среде по широкому кругу показателей его деятельности.

5.4. В целях сбора, накопления, анализа и обобщения статистической, опросной, феноменологической  и иной информации о состоянии отечественных предприятий рекомендуется создание Центра мониторинга деятельности предприятий.

5.5. Стимулирование расширения числа кооперативных и народных предприятий на основе зарекомендовавшего эффективность зарубежного опыта, а также передовой отечественной практики.

  1. Подчинение государственной политики целям совершения рывка в экономическом развитии.

6.1. Создание государственного внебюджетного инвестиционно-кредитного фонда по образцу немецкого KFW за счет целевой кредитной эмиссии в объеме выведенных ЦБ из экономики денег (до 8 трлн. руб.).

6.2. С учетом значения системы стратегического планирования и того обстоятельства, что Правительство РФ как центральный орган исполнительной власти загружено текущими задачами и не может формулировать стратегические цели и контролировать их достижение, предлагается создать  Государственный комитет по стратегическому планированию при Президенте Российской Федерации, наделив его соответствующими  полномочиями.

6.3. В целях реализации системного подхода к управлению НТП, сквозного и всемерного стимулирования инновационной активности целесообразно создание надведомственного федерального органа, отвечающего за разработку государственной научно-технической и инновационной политики, координацию деятельности отраслевых министерств и ведомств в ее реализации — Государственного комитета по научно-техническому развитию Российской Федерации при Президенте России.

6.4. Создать единую информационную систему валютного и налогового контроля, содержащую электронное декларирование паспортов сделок с передачей их в базы данных всех органов такого контроля.


[1] Бисмарк О. Мысли и воспоминания. Москва: ОГИЗ. СОЦЭКГИЗ, 1940.

[2] Bzezinski Z. The grand chessboard: American primacy and its geostrategic imperatives — New York: Basic books, October 1997

[3] «Пределы роста» (англ. The Limits to Growth) — доклад Римскому клубу, опубликованный в 1972 году. Содержит результаты моделирования роста человеческой популяции и исчерпания природных ресурсов. В написании доклада принимали участие Донелла Медоуз, Денниc Медоуз, Йорген Рандерс и Уильям Беренс III.

[4] Scenarios for the Future of Technology and International Development. The Rockfeller Foundation, Global Business Network. May 2010.

[5] В.Пантин «Либеральный фашизм в современном мире: уроки для России».

Сергей Глазьев
Глазьев Сергей Юрьевич (р. 1961) – ведущий отечественный экономист, политический и государственный деятель, академик РАН. Советник Президента РФ по вопросам евразийской интеграции. Один из инициаторов, постоянный член Изборского клуба. Подробнее...