Александр Проханов: МЕЖДУ ВЛАСТЬЮ И ОБЩЕСТВОМ ПЕРЕБРОШЕН КРЫМСКИЙ МОСТ

Толпы огромные, которые выходят на улицы наших городов, я убеждён, что они не организованы, хотя очень часто в демонстрации такого рода приходят чуть ли не по принуждению. Люди выходят, как будто они вырываются из каких-то душных темниц. Это поразительно. В этом ожидании крымского референдума здесь, в России, есть что-то молитвенное, религиозное, что-то связанное с высшими смыслами и высшими ценностями, в которых люди не отдают себе отчёта.

Крым и всё, что связано сейчас с Крымом, не предвиделось. Ещё 2 месяца назад мы не могли сказать, что это будет. Мы даже не помышляли об этом. Мы даже не верили. Где-то в глубине души это сидело.

Олимпиада во многом заслонила от нас все события Майдана, потому что во время Олимпиады мы следили за нашими конькобежцами, аплодировали, рыдали по поводу проигрыша хоккеистов, но мистерия открытия Олимпиады была очень странная. Эта мистерия, конечно, была сделана руками художника, но в ней открывались какие-то предчувствия, какие-то пророчества. Особенно, вот этот один из первых сюжетов. Если Вы помните, когда вдруг в огромном пространстве стадиона всплыл кит. Он возник внезапно, и на спине у этого кита стоял град Китеж, состоящий из полов шатров, крестов, колоколен. И ведь град Китеж в русском мифологическом сознании и есть русское чудо, которое уходит в пучину, прячется от невзгод. Там, в пучине, на дне озера Светлояр переживает этот период муки, а потом внезапно, когда наступает пора, это чудо реализуется. Град Китеж в колокольных звонах, во всём блеске сияния своей славы всплывает. А потом, если Вы помните, он вдруг стал отрываться от спины кита, и эти купола стали улетать в небеса, в рай, потому что по мысли Бармы и Постника, построивших этот чудесный храм Василия Блаженного, он был построен как образ русского рая. Поэтому, на самом деле, всплыл не кит, а всплыл Крым. Это было всплытие Крыма, и Крым со своим чудо-градом обнаружил себя ещё тогда. А всё, что было в дальнейшем, подтверждало эту метафору, подтверждало её странное символическое пророчество. Когда я смотрел, я трактовал эти символы начала Олимпиады, я не думал, что это будет Крым, но я вдруг восхитился тем, что художники уловили главный код русской истории, потому что вся русская история необъяснима без категории чуда.

После крымской истории русское государство переживает свой абсолютно новый исторический период. Государство будет другим. В чем трансформация? Во-первых, мы должны ожидать мощнейший удар с Запада, потому что когда я был в своё время в Штатах – это был даже, наверное, 1992 год – я разговаривал с одним американским генералом. Мы обсуждали проблему реконструкции, воссоздания СССР. Он сказал, что мы, американцы, пойдём на любые уступки для вас, кроме одной. Мы не позволим регенерировать вот это ваше великое пространство. А Крым – это начало регенерации, поэтому мы должны ожидать гигантский удар американцев. Это, прежде всего, пропагандистский удар, мощнейший информационный удар. Это удар, связанный, с деформацией наших политиков, в том числе и Путина. Это колоссальные экономические подвохи, санкции всевозможный вред, который они нам будут наносить. Я не исключаю, что на южные регионы России будут совершаться вылазки вот тех же бандеровских боевиков, которые проходили обучение в этих вот лагерях. Это обученные диверсанты. Они могут вторгаться на территорию Воронежской, Белгородской областей, Курской, совершать там диверсии. Мы должны понимать, что после этого будет очень сильно активизирована «Пятая колонна», которая находится у нас в стране. Как будет реагировать государство? Путин, когда говорил с журналистами, обсуждал ситуацию на Украине времён Януковича. Он говорил, что у нас всё те же проблемы. Они не так остры, но те же проблемы. Да, наверное, воры во власти. Да, наверное, коррумпированность. Да, наверное, эгоизм элит. Всё это придется ликвидировать сейчас во время этих крымских дел. Я вижу, что между властью и обществом переброшен крымский мост, установлена коммуникация, по которой могут двигаться не только танки, но и гонцы, песни, письма. Взаимодействие этих энергий между Кремлем и народом. А ведь был глубокий очень ров.

России придется духовно мобилизоваться. Погуляли, отгуляли, давайте теперь работать, потому что чудо может уйти обратно. У нас отнимут чудо. Предстоит период работы. Думаю, что в современной, грядущей России нам придется стремительно воссоздавать нашу поруганную и порубанную индустрию, нам придётся стремительно создавать новую элиту, которая не подвержена коррупции. Элита, которая окружает Путина, и у которой счета там, в западных банках, она должна вернуть эти счета или будет устранена.

Мы должны воссоздавать государство. Мы не воссоздадим государство на дискотеках. Мы не воссоздадим в ресторанах вкусной пищи. Посмотрите, чем занимаются наши олигархи? Они путешествуют по загранице и рисуют еду, они рисуют устриц, они рисуют кальмаров, рисуют всё, что через несколько минут они поглотят и превратят, в конечном счёте, в кал. Мы перестанем фотографировать еду миллиардеров, мы станем фотографировать наши самолёты, наши новые научные лаборатории, мы начнем фотографировать наших прекрасных художников и поэтов, воспевающих родину. Впереди у нас большая огромная работа.

Олигархический уклад – это страшный тормоз, который мешает нашему развитию. И второй тормоз – это создание экономической группировки, которую Кудрин возглавлял, этой помпы, которая перекачивает все заработанные деньги в России на Запад. Вот это два страшных спрута, которые высасывают из нас энергию. Это придется ломать. Как? Я не знаю. Олигархи ведь трусливые! Их можно заставить работать на империю.

Русская служба новостей, 12.03.2014

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Проханов
Проханов Александр Андреевич (р. 1938) — выдающийся русский советский писатель, публицист, политический и общественный деятель. Член секретариата Союза писателей России, главный редактор газеты «Завтра». Председатель и один из учредителей Изборского клуба. Подробнее...