Оправдывать веру крымчан

Наталия Нарочницкая

Беседа с доктором исторических наук, президентом Фонда исторической перспективы

— Наталия Алексеевна, в торжественный, символический день 18 марта, как заметили православные люди, именно в день святителя Луки, исповедника, архиепископа Крымского, свершилось великое событие – в состав России вернулись Крым и Севастополь. Вы тоже присутствовали тогда в Георгиевском зале Кремля. Какие чувства вы испытывали в этот исторический момент?

— Для меня, в начале 90-х выступавшей на митингах с грузовика за Крым, за Севастополь, против беззаконного расчленения нашей страны, это не просто счастье, это увенчание трудов многих лет. Я вспомнила о своих соратниках, которые вместе со мной тогда, в другие времена, не боялись потерять все, стали изгоями, печатались только в патриотических журналах, которые пытались сделать маргинальными. Я вспоминаю нашу общую работу с народным депутатом России в 1990-1993 годах Михаилом Георгиевичем Астафьевым, публицистом Ксенией Григорьевной Мяло, с которой мы вместе писали в начале 1995-го для II Всемирного русского собора «Акт о единстве русского народа», «Воззвание о русском Севастополе», создавали общественный комитет «Русский Севастополь»…

Это великое событие, и потомки его ещё оценят. Мы пока в состоянии некой эйфории, но уже понятно, что мир стал другим. Он стал другим, потому что кончился, ушёл в прошлое период, когда Россия не только уступала, но, казалось бы, навсегда (или очень уж надолго) утратила право на историческую инициативу, на самостоятельное веское слово в истории, в мировой политике. Россия 18 марта 2014 года восстановила себя как равновеликую всему совокупному Западу геополитическую силу и самостоятельную историческую личность с правом на собственный поиск смысла своего исторического бытия. Я считаю, именно это произошло, и именно поэтому мы видим такую истерику на Западе. Хотя ещё с Мюнхенской речи В. Путина 2007 года они чувствовали, что Россия встала с колен, но тогда, наверное, у нас не было ещё реальных рычагов, чтобы полностью заявить об этом. Хотя признание Южной Осетии и Абхазии — тоже акт величайшего исторического и государственного мужества.

Послание президента В. Путина — это блестящая речь совершенно бесстрашного государственного мужа с чувством истории, исторической судьбы, нации, пониманием главных магистральных потоков в истории. Я думаю, после тех лет унижений, постоянных утрат это должно дать нам надежды и силы на наше историческое воскрешение, впрочем, в котором я лично никогда не сомневалась. Даже в девяностые, когда казалось, что всё ужасно, всерьёз и надолго, когда эта вера могла показаться каким-то донкихотством…

В послании был дан блестящий анализ истории нашего государства в ХХ веке, когда произошла большевистская перекройка, установление административных, совершенно произвольных границ. Впервые устами президента России не вскользь, а на весь мир была дана историческая и юридическая оценка русской национальной катастрофы: русский народ стал самым большим разделённым народом в мире. Это эпохальное заявление, несущее в себе историческое задание. Я этого ждала долго. Было сказано и о том, как создавалась современная Украина.

— Запомнилась и фраза президента о том, что, наконец, наши оппоненты вспомнили о международном праве, лучше поздно, чем никогда.

— Да-да, вспомнили, но для них это уже поздно. Прекрасно было все сказано в русле именно Мюнхенской речи, честно и открыто, был дан анализ падения западного мира в бездну абсолютного фарисейства и беззакония, когда они в отсутствие противовеса в лице Советского Союза стали тяготиться международным правом, ставшем «факультетом ненужных профессий». И конечно, был дан краткий экскурс в непосредственную историю украинского кризиса, с опорой на факты было ясно изложено, что этот кризис создавали не мы.

Более 20 лет наше государство, как подчеркнул президент, ценя очень высоко добрые отношения с Украиной, мирилось с утратой суверенитета над Крымом и Севастополем, исходя безусловно только из сохранения нейтрального статуса Украины и невступления ее в блоки и союзы, враждебные России. Именно Соединённые Штаты стоят за превращением этого кризиса в инструмент полного слома всей политической концепции, в которой Украина дрейфовала вовне и внутри, для того, чтобы на чистой доске реализовать вожделенный геополитический проект с Украиной, втянутой полностью в НАТО. И этот план был разрушен Россией! Да как!

Повторю сравнение с крахом необузданных амбиций гитлеровской Германии: если бы Гитлер удовлетворился Мюнхенским сговором, разделом Чехословакии и аншлюсом Австрии, что Запад принял, то может и остался бы с объединённым всегерманским потенциалом. Но он захотел границу «великой Германии» по Волге, и русский солдат в ответ вошёл в Берлин. Так они потеряли всё, даже то, что до фашистской агрессии никто не оспаривал как достояние Германии.

Трезвые голоса и на Западе предупреждали: цель втянуть Украину в ее постсоветских границах в откровенно антироссийскую конфигурацию, в НАТО – это прямой путь к неизбежному распаду украинского государства. Поэтому ответственность лежит полностью на них, не погнушавшихся опереться даже на отвратительных неонацистов, сделанных главным инструментом разрушения украинской государственности.

narochnitskaia.ru 4.04.2014

ПОДЕЛИТЬСЯ
Наталия Нарочницкая
Нарочницкая Наталия Алексеевна (р. 1948) – известный российский историк, дипломат, общественный и политический деятель. Доктор исторических наук. Старший научный сотрудник ИМЭМО РАН. Директор Фонда исторической перспективы. Президент Европейского института демократии и сотрудничества. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...